Евгений Ющук. Конкурентная разведка

 

Конкурентная разведка

На главную страницу


Информационная война в Интернете, обучение Конкурентной разведке и другие услуги, которые можно заказать Евгению ЮщукуКонкурентная разведка



Мониторинг Интернета


«Зачистка» негатива в Интернете



Обучение Конкурентной разведке и Информационной войне



Информационные войны в Интернете «под ключ»



Установление исполнителей и заказчиков «черного PR» в Интернете



Деанонимизация ботов, атакующих клиента в Интернете



Комментирование в Интернет-форумах, соцсетях, СМИ, блогосфере, на сайтах с отзывами



Троллинг и антитроллинг



Проведение «военных игр» для компаний



Помощь адвокатам по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в т.ч. при атаке через СМИ и соцсети



Разворот информационной повестки в желаемую сторону, размежевание с фигурантами скандалов



Парирование негатива в СМИ


Семинары Евгения Ющука по Конкурентной разведке и Информационной войнеКонкурентная разведка



Курс "Маркетинг рисков и возможностей: Конкурентная разведка"


Курс "Конкурентная разведка: работа с людьми и в Интернете"


Курс "Управление репутацией в Интернете"


Командно-штабные игры (Военные игры, War Games) для специалистов PR-подразделений компаний и топ-менеджеров


Курс "Информационная война в Интернет-форумах и блогосфере. Противодействие негативу и партизанский маркетинг. Продвижение методами "активных мероприятий" (в терминологии разведки) "


ОТЗЫВЫ СЛУШАТЕЛЕЙ

 

Блог профессора УрГЭУ Ющука Евгения Леонидовича "Конкурентная разведка"
Управление репутацией в Интернете, Интернет-разведка .Компания  Ющука Евгения Леонидовича


Ющук Евгений Леонидович. PR- "Айкидо": Продвижение на негативе, за счет ресурсов противника

Ющук Евгений Леониlович. Кризисный PR


Еще полезные сайты по Конкурентной разведке и Информационной войне

Сайт Невидимый Интернет

Сайт "Конкурентная разведка и информационная война"

Блог Корпоративные блоги

Квашнина Анна Евгеньевна и реальная экология

Как (и зачем) государственная чиновница Анна Квашнина подтасовывала факты о проблеме загрязнения северных рек Свердловской области, и тем самым препятствовала устраненю экологических проблем, под видом их решения


Квашнина анна Евгеньевна. Экология рек Урала



ОГЛАВЛЕНИЕ:



Как Квашнина Анна Евгеньевна, я считаю, проделала путь от защитника природы до защитника алюминия в реках Урала: краткое изложение ситуации, послужившей причиной моего журналистского расследования



Главный враг чиновницы Анны Квашниной и ее "белоленточных" подчиненных, сидящих на госбюджете


Квашнина Анна Евгеньевна. «Покатушки» с мужем за государственный счет и обман журналистов: самобытные развлечения федеральной чиновницы в уральском заповеднике вскрыли то, о чем не принято говорить вслух


Квашнина Анна Евгеньевна. Подводим первые итоги работы по проблеме экологии северных рек и зарвавшейся чиновнице


Квашнина Анна Евгеньевна. Так есть ли алюминий в реках севера Урала? Да, есть!


Забегали

Птенцы задыхаются, деревья и животные сгорают, ущерб 17 млрд руб. «Мы ничего не потеряли», — прокомментировала это директор заповедника Анна Квашнина


Загрязнение рек на севере Среднего Урала обернулось медиавойной


Анна Квашнина. Врущий журналистам главред муниципального СМИ - это... необычно. Но Сергей Стуков смог!  И попался, конечно.


От меня натурально бегает редактор муниципальной газеты Сергей Стуков. Посмотрим, далеко ли убежит


Руководитель «Денежкиного камня» откликнулась на журналистские запросы, но уклонилась от ответов по существу


Кажется, я понял, почему чиновница Квашнина работает общественницей, получая зарплату директора ФГБУ


Вижу явный прогресс. Господа "общественники-совместители" начали говорить об алюминии в реках



Отправил в Прокуратуру Свердловской области обращение по "подвигам" чиновницы Квашниной и ее "свиты"



Изменения понятия «взятка» в уголовном кодексе скажется на «тёплых» взаимоотношениях чиновников в Свердловской области?



"Селективная экология" в исполнении чиновников - это ОЧЕНЬ плохо, я считаю. Документ Арбитража



"Линия соприкосновения" двух империй: что нашлось, при поиске связи чиновницы Квашниной с СУБРом



Обратился в прокуратуру, т.к. обнаружил, я считаю, сведения о потенциальных угрозах жизни шахтеров



Запросил комментарии у чиновницы Квашниной, предварительно отфиксировав ее активность в соцсетях


Евгений Ющук: Я направил письмо Олегу Владимировичу Дерипаске, в связи с ситуацией с загрязнением свердловских рек и «пограничным инцидентом на речке Шегультан»


Вот, да! Абсолютно согласен с мэром Североуральска Василием Матюшенко по заигравшейся в информационные войны и общественную деятельность в рабочее время Анне Квашниной


Отдаленные районы остаются «черной дырой» для бюджетных средств Минприроды даже после критики Путина?


Поселки в Североуральском округе могут выгореть дотла, из-за чиновницы Квашниной



Чиновница Анна Квашнина: "Государство - это я"! А Ющук плохой


Реки, город и шахты в зоне, о которой старается помалкивать чиновница Квашнина



И все же, именно алюминий - главная нерешаемая проблема северных рек Свердловской области



Федеральное бюджетное учреждение "легло под белоленточных"? Похоже, что да



УГМК, Шемур, очистные, белоленточные: кто в чем виноват и кому что делать?



Штрих к портрету "белоленточного" Федерального государственного бюджетного учреждения



Почему у чиновницы Квашниной перспективы так себе? Так, любить Ходорковского на госслужбе – моветон



Ну кто бы сомневался. Я ж говорю: белоленточность и коррупцию надо искать вокруг чиновницы Квашниной



На мой взгляд, надо просто присоединить "Денежкин камень" к тем, кто умеет работать. И всё



Как Квашнина Анна Евгеньевна, я считаю, проделала путь от защитника природы до защитника алюминия в реках Урала: краткое изложение ситуации, послужившей причиной моего журналистского расследования

НАЧАЛО

 

В 2017 году в Свердловской области, после беспрецедентно большого (сильнейшего за 60 лет) паводка изменил цвет один из притоков реки Ивдель.

Население забеспокоилось. Виновным была названа компания УГМК.

В 2018 году руководитель Федерального государственного бюджетного учреждения Государственный заповедник «Денежкин камень» Анна Евгеньевна Квашнина и ее муж, сотрудник того же ФГБУ Константин Возьмитель обратили внимание на  значительное ухудшение экологии в реках неподалеку от заповедника, увязав это с месторождением Шемур, также принадлежащим УГМК.

Квашнина и Возьмитель стали писать жалобы в прокуратуру и Минприроды, требуя сделать анализ воды.

 

До этого момента включительно их деятельность воспринималась мной как позитивная, направленная на защиту природы.

 

В результате исследований, выполненных государственными органами, выяснилось, что есть две разных проблемы.


Первая – некорректно выполненное проектирование месторождения Шемур. Его очистные сооружения не справлялись с паводками, и их требовалось расширить.


Вторая проблема – это старые, еще советские заброшенные отвалы медных и алюминиевых руд, которых на севере Свердловской области сотни. На наличие этой проблемы указывали, в частности, значительные превышения ПДК в воде по алюминию, которого у УГМК быть не может в принципе, в силу основ геологии.

 

Анна Квашнина начала информационную атаку на компанию УГМК, абсолютно игнорируя наличие алюминия в воде и приписывая компании УГМК вину за все экологические проблемы.

При этом Анна Квашнина признавала, что она не специалист ни по воде, ни по горному делу, а биолог по образованию. А Константин Возьмитель вообще топограф, причем, вроде как со средним специальным, а не высшим образованием. Однако это не мешало семейной паре Квашниной и Возьмителя «мочить» компанию УГМК в многочисленных публичных выступлениях.

 

ТОЧКА БИФУРКАЦИИ

 

Первым звонком, заставившим задуматься – а что же на самом деле защищают Квашнина и Возьмитель, стала пресс-конференция, созванная по инициативе Квашниной.

На этой пресс-конференции, в которой участвовал крупный ученый, специалист по воде из РосНИИВХ Александр Попов, было сказано:

 

- проблема есть, экологическая катастрофа на ряде рек есть;

      - виновники этого – старые отвалы и современные производства;

      - алюминия у УГМК нет и это говорит в пользу старых отвалов как важного фактора экологических проблем;

- вина компании УГМК в основном обусловлена тем, что у них некорректно выполненные проектными организациями проекты, однако отклониться от них компания УГМК не имеет права;

 

- проекты будут поправлены, УГМК выделяет миллиард рублей на модернизацию и расширение очистных сооружений, и в течение 4-х лет ситуация станет лучше;

 

- полностью проблему этим не решить, т.к. участие старых отвалов в загрязнении рек не исчезнет.

 

Казалось бы, ситуация прояснена, задачи поставлены и их надо выполнять.

 

Но тут оказалось, что Анна Квашнина медийную атаку на УГМК не прекратила, причем на пресс-конференции соглашалась с доводами ученых и производственников, а затем за полдня передумала.

 

Одновременно наблюдатели отметили, что Квашнина категорически не желает видеть проблему загрязнения рек алюминием там, где его в месторождениях меди нет и быть не может.
Т.е., получается, что она напрочь отметает все проблемы старых отвалов и вешает все проблемы на ненавидимую ей компанию.

 

Возникло подозрение, что Квашнина, возможно,  делает это не просто так, а потому, что пытается отвести внимание общественности от алюминия в принципе и полностью переключить его на медь.
Т.е., возможно, действует в интересах производителя алюминия – например, компании СУБР (входящей в РУСАЛ), которая работает в той же местности, что и компания УГМК.

 

На этом фоне Анна Евгеньевна Квашнина вдруг устроила провокацию: сорвала забор проб воды по ее же собственной заявке, причем сделала это при таких обстоятельствах, что ее заподозрили и в возможной попытке подменить пробы. И все это она сделал в рабочее время, оплаченное налогоплательщиками, и на служебной транспорте, также оплаченном налогоплательщиками. Да еще и за пределами заповедника, которым должна заниматься (причем Квашнина признала, что в заповеднике с экологией всё нормально)

 

Это поведение было бы понятным для каких-нибудь «белоленточных» активистов, но в исполнении чиновницы Федерального государственного бюджетного учреждения это выглядит крайне странно, и заставляет присмотреться к ситуации.

 

Заявления Анны Квашниной по поводу ее компетентности в этих вопросах и рациональности ее страхов, которые ей, якобы, движут, кратко и наглядно были сделаны ею самой за 12 секунд в эфире «Четвертого канала»:



 

 

Всё это окончательно поставило ребром вопрос: возможно, Анна Квашнина и ее «свита» на самом деле защищают не природу, а алюминий в реках

 

Поэтому, я начал свое журналистское расследование, т.к. исправлять ситуацию с загрязненными реками необходимо, а для этого надо отмести всю «пиар-шелуху» и докопаться до правды, потому что неправильно поставленный диагноз не позволяет назначить правильное лечение.



Вернуться к Оглавлению


*****


Главный враг чиновницы Квашниной и ее "белоленточных" подчиненных, сидящих на госбюджете

Это - главный враг чиновницы Квашниной и ее белоленточных соратников-подчиненных, сидящих на госбюджете

Анна Квашнина и белоленточные в заповеднике Денежкин Камень



Обыкновенный календарь.

Именно по этому несложному "прибору" легко увидеть, что Квашнина оседлала тему экологии северных рек в публичном пространстве через год после появления проблемы и, что намного важнее, через полгода после того, как государство проблему осознало, выработало механизм решения, договорилось о финансировании с металлургами - и проблему стали решать.

Именно это, в сочетании с откровенной провокацией, характерной для навальнят, а не для государственных служащих, и привело к тому, что я стал рыть.

Мне стало понятно, что, раз госслужащие участвуют в откровенно провокационных действиях - значит, там найдется или коррупция, или белоленточность (или, быть может, и то и другое вместе).

Белоленточность в Федеральном государственном бюджетном учреждении Государственный заповедник "Денежкин камень" уже нашлась. Причем махровая такая белоленточность.

И, кстати, тот факт, что именно "Новая газета" оказывает поддержку госчиновнице Квашниной лишь подчеркивает ослепительное сияние Белой ленты в этой истории.

В целом, отмечу, что чиновница и ее миньоны, видимо, не ожидали, что кто-то начнет копать, что же они на самом деле делают, и в чьих интересах. И оставили много следов. Вот, по ним я и иду.

В общем, простой календарь привел к выводу, что никакая это не любовь к природе, а что-то совсем другое.
Что именно - пока вопрос открытый, но там уже есть и интересы коммерческой структуры близлежащего города, и интересы местных депутатов с очень сомнительным прошлым, и обращение к Ходорковскому с Навальным за помощью в распространении панической информации, и помощь "Новой газеты".

Интересно развивается ситуация.


Источник

Вернуться к Оглавлению

*****


Квашнина Анна Евгеньевна. «Покатушки» с мужем за государственный счет и обман журналистов: самобытные развлечения федеральной чиновницы в уральском заповеднике вскрыли то, о чем не принято говорить вслух


Специалисты всех разведок мира стремятся загрузить государственные органы противника дезинформацией. Цель таких действий понятна: на основании искаженной информации даже самый гениальный управленец примет ошибочное решение.

Тем более страшно, когда государственные чиновники начинают искажать информацию в личных корыстных целях. Система в таком случае оказывается атакованной изнутри, и защититься от подобной атаки крайне тяжело.

Журналистское расследование, которое мы начинаем этим материалом, было инициировано после того, как мы увидели явные расхождения между публичной активностью чиновницы – руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения – и проверяемыми фактами.

 

Советские отвалы и некорректные проекты: о чем рассказали на пресс-конференции со специалистами по горному делу

 

Если говорить точнее, то журналист Интермонитора посетил пресс-конференцию, на которой директор ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» Анна Квашнина, представитель Российского НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов (ФГБУ РосНИИВХ) Александр Николаевич Попов и Директор по горному производству УГМК Григорий Рудой обсуждали проблемы загрязнения рек на севере Урала.

 

Госпожа Квашнина на пресс-конференции кивала головой, соглашаясь с мнением специалистов ФГБУ РосНИИВХ и УГМК о причинах проблем и способах из устранения.

 

Квашнина Анна Евгеньевна. пресс-конференция по экологии

 

Причиной загрязнения рек специалисты сочли в основном старые советские отвалы горных предприятий, которых за 60 лет скопилось очень большое количество (счет идет на сотни). У брошенных выработок нет системы отведения вод, многие сделаны вообще с серьезными нарушениями (по современным меркам).

В результате осадки просачиваются через отвал, вступают в реакцию с породой, обогащаются солями и металлами, становятся кислыми и потом уходят в реки. Эти стоки подотвальных вод были особенно значительными в 2017 году, когда произошел беспрецедентно большой паводок, крупнейший за последние 60 лет.

 

На эти застарелые проблемы наслаивается и современное производство. Современные предприятия работаю по проектам, которые утверждены для них внешними организациями и эти проекты также небезупречны, по мнению специалистов. Причем предприятие не может отклониться от проекта, и поэтому только внесение изменений в проект может позволить исправить заложенные там недочеты.

 

Таким образом, государство столкнулось с серьезной проблемой: надо исправлять не только и даже не столько ошибки современных проектов, сколько рекультивировать советское наследие 60-летнего объема. Эти работы возложены на структуры, которые ведут разработки месторождений сегодня. Счет там на миллиарды, и на конференции прозвучало, что УГМК потратит только за ближайший год 400 миллионов на исправление ситуации, которая создана в основном не ей.

Все это было логично и понятно, специалисты ситуацию объяснили, пути выхода из нее обозначили, причем не только теоретически.

 

Более того, госпожа Квашнина там же заявила, что Государственный заповедник «Денежкин камень», который она возглавляет, не пострадал (получается, даже после того самого беспрецедентного паводка).

 

 

Однако спустя всего полдня после этого мероприятия, госпожа Квашнина вдруг стала заявлять в социальных сетях практически противоположные позиции. Как говорят в Интернете, «переобулась в воздухе».

 

Что интересно, госпожа Квашнина активно уходила от темы наличия алюминия в пробах воды из загрязненных рек. Это показалось нам странным, потому что такое поведение нехарактерно для государственных чиновников, чем они и отличаются от большинства «белоленточных» активистов.

 

 

Но совсем странные вещи начались, когда Анна Квашнина устроила, как мы считаем, провокацию с забором проб воды из рек. Это мероприятие, честно говоря, вызвало аналогию с допинговым скандалом.

Тут уже не «звоночек», а практически тревожная сирена зазвучала – и мы стали разбираться, что же происходит на самом деле.

 

 

Провокация с забором проб

 

Проанализировав ситуацию с попыткой забора проб из рек, мы задали Анне Квашниной следующие вопросы:

 

Запрос информации от СМИ

«Государственный природный заповедник «Денежкин Камень»

Квашниной Анне Евгеньевне

Уважаемая Анна Евгеньевна,

Насколько мы можем судить по информации из открытых источников, 11.10.2018 г. в оплаченное налогоплательщиками рабочее время, на оплаченном налогоплательщиками автомобильном транспорте, сотрудники ФГБУ, возглавляемого Вами, Константин Возьмитель и Роберт Карапетян принимали участие в мероприятиях по забору проб воды в окрестностях заповедника «Денежкин камень».

На видеозаписи, которую мы просмотрели, из Ваших объяснений не следует явная необходимость отвлекать этих сотрудников от работы.

Ваши дальнейшие действия, судя по информации СМИ, очень напоминают провокацию, возможно, с целью фальсификации проб воды. Мы искренне надеемся, что это не так, но тем не менее хотелось бы полностью исключить такую вероятность.

В связи с этим, просим предоставить следующую информацию:

1. Действительно ли Константин Возьмитель и Роберт Карапетян являются сотрудниками ФГБУ, возглавляемого Вами? Если да – на каких должностях они работают?

2. Правда ли, что Вы состоите в браке с Константином Возьмителем, находящимся в Вашем подчинении?

3. Правда ли, что Константин Возьмитель и Роберт Карапетян ехали в кузове грузовика, где в этот момент находились пробы, сделанные сотрудниками Росприроднадзора?

4. Как могло случиться, что Вы, будучи опытным государственным чиновником, руководителем ФГБУ, и зная, что у Вас спорная ситуация с предприятием «Святогор», допустили, что машина с сотрудниками «Святогора» отстала, а затем не приняли мер к тому, чтобы сотрудники «Святогора» были на месте взятия проб?

5. Вы отдавали себе отчет в том, что без подписи представителей «Святогора» в протоколе забора проб и контроля за тем, как пробы доставляются в лабораторию, протокол может быть признан недействительным, и тогда все средства, потраченные государством на Ваш дневной вояж по лесу, окажутся потраченными впустую?

6. Прошу прислать Положение о ФГБУ, возглавляемом Вами, а также должностные инструкции Константина Возьмителя и Роберта Карапетяна, либо указать ссылки на сайт Вашего ФГБУ, где они находятся. Самостоятельно эти документы мы не смогли найти.

С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел. +7-950-641-06-09

www.intermonitor.ru

 

На момент публикации данного материала, мы не получили ответов от госпожи Квашниной, но обязательно расскажем о них, если они все же появятся.

 

Ну,а пока расскажем, почему у нас появились именно эти вопросы.

 

11.10.2018 года специалисты Росприроднадзора решили силами государственной аккредитованной лаборатории ЦЛАТИ взять забор воды. Как положено в таких случаях, забор проб делается в точках, отстоящих друг от друга на значительном расстоянии (порядка 10-15 км).

 

Специалисты Росприроднадзора уведомили об этом предприятие «Святогор» (это структура УГМК), согласовав, что приедут на машине с водителем, и с ними будет представитель заповедника «Денежкин камень».

 

Уведомление нужно для того, чтобы был согласован пропуск и выделено сопровождение, т.к. на территории «Святогора» происходят мощные взрывы и ездит огромная техника, имеющая крайне незначительный обзор с места водителя – что создает реальную опасность для людей. Поэтому и пропускной режим, и сопровождение.

 

Причем Анна Квашнина совершенно точно была осведомлена о таком порядке проезда, т.к. уже неоднократно возмущалась этим обстоятельством в СМИ, у себя в Фейсбуке, а также на совещании в прокуратуре.

 

Важно отметить, что никто не мешал госпоже Квашниной инициировать проезд нескольких человек, но в установленном порядке. Хотя по логике, наличие представителя Росприроднадзора, ЦЛАТИ, заповедника и «Святогора» — минимально достаточный состав участников, позволяющий взять пробы корректно и доставить их в лабораторию.

 

Однако непосредственно перед въездом на территорию «Святогора», Анна Квашнина вдруг оказалась с целой свитой, в которой находились её муж и одновременно сотрудник ФГУП, возглавляемого ей – Константин Возьмитель, пресс-секретарь ФГУП Роберт Карапетян и журналист одного из изданий г. Краснотурьинска.

 

Поскольку эти дополнительные люди в списках отсутствовали, их не могли впустить на территорию «Святогора», что по мнению всех участников, кроме стороны госпожи Квашниной, никак не препятствовало честному и прозрачному забору проб воды государственными структурами, уполномоченными на такие исследования.

 

Однако Анна Квашнина, которая, напомним, является государственным чиновником, приехавшим к шлагбауму «Святогора» в рабочее время и на оплаченном налогоплательщиками транспорте, вдруг отказалась вообще ехать на территорию «Святогора» и заявила, что поедет через территорию заповедника к другим двум точкам, и никак иначе.

 

Как это происходило – как Квашнину уговаривали взять пробы в присутствии представителей «Святогора» и заповедника, а она придумывала варианты отказаться это делать, можно увидеть на видеозаписи, сделанной УГМК:



На видео:
В сине-голубой одежде — представители Росприроднадзора и ЦЛАТИ.
В зеленой куртке с бляхой на груди — чиновница Анна Квашнина, руководитель ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень».
В серо-красном — эколог «Святогора».
Мужчина с бородой — Константин Возьмитель.
Мужчина с камерой, на которой установлен мохнатый микрофон — Роберт Карапетян.
Представители росприроднадзора и «Святогора» уговаривают Анну Квашнину ехать делать пробы воды с участием всех заинтересованных сторон.
В итоге Квашнина ищет предлоги отказаться — и отказывается. Квашнина предлагает поехать одному представителю Святогора на ее грузовике, в кузове которого как позже выяснится, ехал ее муж Константин Возьмитель — вместе с пробами воды. В итоге представители «Святогора» едут на своей машине за Квашниной, та отрывается в лесу за счет преимущества в скорости грузовика перед джипом — и пробы берутся без «Святогора», по импровизированному сценарию. Что делает их, по сути бесполезными.

 

В конце концов, вероятно, чтобы не терять день полностью впустую, участники мероприятия согласились поехать через заповедник на две другие точки.

 

Это было, как следует из видеозаписи, импровизацией Квашниной, но и на это ей дали согласие.

 

В присутствии представителей Росприроднадзора и ЦЛАТИ Анна Квашнина сказала, что машина «Тойота Ленд Крузер» с представителями УГМК может следовать за автомобилем «Егерь», на котором приехала Квашнина. Квашнина заверила, что водитель ее «Егеря» будет контролировать, чтобы «Крузер» не отстал.

 

Это разумная мера предосторожности, т.к. клиренс «Крузера» в полтора раза меньше, чем у «Егеря» и ехать по кочкам без риска пробить картер, или повредить глушитель, подвеску, либо пороги, он может лишь за счет боле низкой скорости.

 

На деле же, Квашнина попросту оторвалась от «Крузера» в лесу, используя преимущество в скорости.

 

Никаких мер для того, чтобы обеспечить присутствие представителей «Святогора», федеральной чиновницей Квашниной принято не было.

 

Затем госпожа Квашнина попыталась дать в СМИ информацию о том, что якобы «Святогор» не пустил работников Росприроднадзора делать анализ воды, а потом и сознательно оторвался от машины Квашниной.

Почему Квашнина дала «Крузеру» оторваться, она не поясняла.

 

Однако не все средства массовой информации выдали версию Квашниной, не проверив ее. В результате в социальных сетях Квашнина посетовала на это и попыталась снова продвинуть свою версию происходящего:

 

 

Пиарщик Квашниной Роберт Карапетян также постарался распространить версию, совпадающую с идеями своей начальницы:

 

 

Однако версия госпожи Квашниной о неком “грязевом следе”, по которому “Крузер” якобы мог легко установить маршрут “Егеря” опровергается видеозаписью экипажа этого самого “Крузера”, который, доехав до развилки, попросту не мог понять, куда поехала машина чиновницы. И никакого “грязевого следа” там нет.

 

Причем даже “Ленд Крузер” проехал по дороге, которую, по увереним Квашниной в Фейсбуке, значительно более проходимый полноприводный грузовик “Егерь” мог преодолеть, почему-то, только с её мужем, а без её мужа, выходит, не мог…




 

Зато есть вопрос: если Анна Квашнина заявляла, что путь будет проходить через заповедник («со стороны заповедника» — говорила она), значит, получается, что  она впустила, либо намеревалась впустить в заповедник посторонний автомобиль без сопровождения и позволила ему бесконтрольно кататься в поисках оторвавшегося на лесной дороге “Егеря”?

Но если так, то как это стыкуется с заявлениями Квашниной в СМИ о том, что в заповедник на машинах ездить вообще нельзя, потому что там есть тонкий растительный слой, который можно повредить?

 

Как Квашнина вообще могла бросить людей посреди леса? Как она могла отправиться делать пробы, зная, что их без присутствия заинтересованной стороны, попросту признают ничтожными? А если бы работников “Святогора” покалечил дикий зверь, или если бы они случайно они повредили флору, или фауну заповедника? Что это за такое безответственное поведение чиновницы, задачи которой — охрана природы в заповеднике?

 

Но и это еще не все чудеса.

 

Сделав забор проб неизвестно где и в отсутствие представителей «Святогора», Квашнина на «Егере» стала возвращаться и наконец встретила «Ленд Крузер», брошенный ею в лесу.

 

И тут вдруг оказалось, что представители Росприроднадзора и ЦЛАТИ ехали в кабине (и это правильно, т.к. там женщины и негоже их в кузов сажать), а в кузове, где были пробы, ехал сотрудник и одновременно муж Квашниной Возьмитель! Не по этой ли причине Анна Квашнина так настаивала на его необходимости в этом вояже?






При этом на видеозаписи, сделанной журналистами агентства «Скрытая камера», находившимися вместе с Квашниной при заборе проб воды, видно, что пробы воды упакованы в ёмкости, доступ в которые возможен. Именно рядом с ними в кузове бесконтрольно находился супруг Анны Квашниной Константин Возьмитель, что и породило, в комплексе с прочими странностями поведения чиновницы, опасения в возможности коррекции взятых проб.


Анна Квашнина и реальная экология

 Ёмкости, в которых транспортировались пробы воды, перевозились в присутствии
Константина Возьмителя и, в принципе, были доступны для вмешательства
во время транспортировки


Таким образом, внутренне непротиворечивой оказывается версия, что Анна Квашнина в рабочее время, оплаченное налогоплательщиками, по сути, совершила увеселительную прогулку в компании своего супруга (также работающего в возглавляемом ею ФГУП) и еще одного сотрудника, да на автомобиле с водителем, также оплаченных за счет государства.

 

Почему я считаю, что это было увеселительной прогулкой?

А потому, что практически полезного для государства смысла не было – поскольку то, как из-за действий чиновницы Квашниной брались пробы, делает это априори бессмысленным занятием.

Было , на мой взгляд, либо желание чиновницы покрасоваться перед видеокамерой и предстать в образе непримиримого борца за экологию (т.е., провокация), либо еще хуже – возможно, была попытка подмены проб.

 

Причем, что немаловажно, одно из уральских изданий процитировало слова Квашниной со всё той же пресс-конференции, где Анна Квашнина, по сути, лично сказала, что вся ее экологическая активность за пределами заповедника «Денежкин камень» — частная инициатива, ставящая ее в один ряд с многочисленными экологами-общественниками.

И, по сути, получается, что ее активность в данном случае — удовлетворение ее личного любопытства:

 

 

Только непонятно, почему в таком случае частное лицо Квашнина вне пределов заповедника, в котором, с ее же слов, всё в порядке с экологией,  удовлетворяет свое бытовое общечеловеческое любопытство за государственный счет, в рабочее время на служебном транспорте, со служебным водителем, и с бляхой государственного инспектора на груди?

 

 

При этом самим заповедником госпожа Квашнина занимается не сказать, что очень хорошо – судя по информации с сайта Росприроднадзора. Что, наверное, неудивительно, если тратить рабочее время на посторонние вопросы вне заповедника.

 

На голубом фоне — скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень», которым руководит Анна Квашнина. Там написано, чем должна заниматься в рабочее время госпожа Квашнина. Остальная информация — из системы Контур.Фокус, в ней показано, как на самом деле Анна Квашнина выполняла свою работу

 

Для того, чтобы как-то прояснить эту ситуацию, мы и задали чиновнице Квашниной вопросы, на которые пока не получили ответов.

 

 

О чем молчит чиновница Анна Квашнина и может ли это замалчивание важных фактов быть коррупционно мотивированым?

 

Мы со всей серьезностью отнеслись к информации, озвученной на пресс-конференции, о том, что на севере Урала есть сотни заброшенных карьеров еще советских выработок, которые и могут давать проникновение металлов в реки, особенно при паводке.

 

Поэтому, мы попросили съемочную группу посмотреть наличие таких карьеров вблизи реки Ивдель, с которой и начался скандал об экологических проблема севера Урала.

Местные жители без проблем показали насколько таких объектов.

 

 

И тут открылись очень интересные нюансы, которые и заставили усомниться в чистоте помыслов госпожи Квашниной, а также задуматься над тем, не являются ли ее действия коррупционно мотивированными.

 

ВАЖНО! Совершенно разные люди, наблюдающие за поведением госпожи Квашниной по экологической тематике рек севера Урала, отмечают одну и ту же странность: Квашнина крайне болезненно относится к теме о наличии в загрязненных реках алюминия. Причем это настолько явно просматривается, что, по слухам, даже прокурор на совещании ей на это указывал.

 

И, пожалуй, есть версия, которая возможно, объясняет причины такой избирательности Квашниной. Я покажу, какая это версия и как мы к ней пришли.

 

Итак, съемочная группа, оказавшись неподалеку от Ивделя, запросила у местных сведения о заброшенных карьерах и оказалась вот в этом районе (карьеры обозначены овалами, река и город Ивдель — стрелками)

 

 

Это то же место в другом масштабе, чтобы все могли увидеть, где находится возглавляемое Анной Квашниной Федеральное государственное бюджетное учреждение (показано стрелкой слева-внизу).

Для местных жителей это практически шаговая доступность, по меркам данной местности, но людям, живущим вдали от тех мест, так будет понятнее:

 

 

Итак, вот несколько объектов, снятых пару дней назад съемочной группой, и сведенных нами в один ролик для удобства просмотра:




 

Причем это, по уверениям горных специалистов, судя по породе, не бокситовые отвалы, содержащие алюминий, а железные или медные.

 

Так вот, мы заинтересовались – а где же относительно этих заброшенных выработок находится УГМК, которую Анна Квашнина последовательно и целенаправленно объявляет единственным виновником загрязнения рек?

 

Оказалось, что довольно далеко. Мы спросили в УГМК, когда они там работали – в месте этих отвалов. Оказалось, что никогда не работали, это советское наследие.

 

Тогда мы задались вопросом – а не работает ли около этих старых выработок, которые, по-видимому, и стали одной из главных причин скандала 2017 года с изменившим цвет притоком Ивделя, какая-то другая организаия?

 

И тут оказалось… что работает. Очень крупная. Структура Олега Дерипаски – СУБР (Североуральский бокситовый рудник)!

 

Вот так на карте приблизительно выглядит расположение меторождений, на которых работают УГМК и СУБР, относительно этих заснятых нами отвалов (повторюсь, одних из многих сотен подобных):

 

 

А теперь еще раз вспомним, что чиновница Анна Квашнина систематически «мочит» УГМК, но отказывается даже обсуждать алюминий в загрязненных реках, хотя этот вопрос поднимался многократно, и в том числе на вышеупомянутой пресс-конференции.

А поднимался он потому, что алюминием УГМК вообще не занимается, зато им занимаются структуры РУСАЛа и в частности СУБР.

 

Тут интересно, что СУБР занимается и бокситами (алюминием), и медью, тогда как УГМК – медью и железом, но не алюминием.

 

Это легко увидеть в многочисленных каталогах:

 

 

 

По-моему, мы имеем ситуацию, очень напоминающую классическое «переключение внимания на сторонний объект», по определению пиарщиков.

 

А учитывая, что УГМК на все той же пресс-конференции рассказала, что только в текущем году вложит в восстановление водного баланса на месторождениях и на их хвостохранилищах около 400 миллионов рублей, а исправление 60-летних советских «косяков» — история на много лет и много миллиардов рублей, перевод стрелок с СУБРа может оказаться для последнего еще и весьма рентабельным.

 

А где просматривается вероятность рентабельности на миллиарды – там, в представлении общества, любая странная активность чиновников обычно играет яркими красками с коррупционным оттенком.

Если эта догадка верна, то может сложиться пазл, в котором окажется, что некто (как вариант, руководитель СУБРа) «поднанял» на каких-то условиях чиновницу Квашнину, которая стала замалчивать роль заброшенных отвалов в экологической катастрофе севера Урала, как вообще так и тех, что распложены вблизи угодий СУБРа.
Стрелки перевела на УГМК и начала участие в пиар-шоу с провокациями, причем за пределами вверенного ей Заповедника, но при этом в рабочее время и за государственный счет.

 

Если это действительно так, то может получиться довольно громкий конфуз, потому что Олег Дерипаска как-то до сих пор в публичных конфликтах с Искандером Махмудовым и Андреем Козицыным замечен не был.
И, пожалуй, за такие фокусы может «прилететь» и руководителю СУБРа, и исполнителю его затей Квашниной.
Если, повторимся, это реально так.

 

А, чтобы выяснить, что же это такое происходит, откуда у чиновницы Квашниной такая странная избирательность, мы и задали ей вопросы, сопроводив теми же фото и видеоматериалами, что приведены здесь:

 

Запрос информации от СМИ

Директору Федерального государственного бюджетного учреждения
«Государственный природный заповедник «Денежкин Камень»
Квашниной Анне Евгеньевне

Уважаемая Анна Евгеньевна,

Из открытых источников следует вывод что проблема загрязнения рек Севера Урала резко обострилась в публичном поле в 2017 году, когда после крупнейшего за 60 лет паводка произошло явно видимое загрязнение реки Тальтия — притока Ивделя. Река изменила цвет, общественность и жители закономерно стали бить тревогу — и были в этом совершенно правы.

Тогда же сделали впервые анализы и зафиксировали большое превышение по разным металлам в том числе по меди, железу и алюминию.

Судя по нашим наблюдением за публичным полем, тогда же Вы решили «оседлать» эту тему.

Думаю, что Вы прекрасно понимаете, с чем связаны вопросы, которые я задам ниже, однако я должен их задать.

Потому что, во-первых, мне хотелось бы услышать Ваши ответы (если Вы найдете в себе силы их дать).

Во-вторых, не только мне, но и общественности, и журналистам, которых Вы, по моему мнению, умышленно, систематически и последовательно пытались вводить в заблуждение, будет полезно посмотреть на Ваши ответы, либо на их отсутствие.
Ну и, конечно, узнать о том, что Вы замалчиваете.

Прошу ответить на следующие вопросы:

1. Известно ли Вам наличие этих объектов вблизи реки Ивдель и города Ивдель?

2. Известно ли Вам, что таких объектов в районе Севера Урала, севернее заповедника «Денежкин камень» сотни?

3. Понимаете ли Вы, как человек, претендующий называться экологом и пытающийся полемизировать со специалистами горного дела с высоты своего диплома биолога, что это за объекты?

4. Понимаете ли Вы, как человек, претендующий называться экологом и пытающийся полемизировать со специалистами горного дела с высоты своего диплома биолога, как эти и подобные им объекты могут влиять на содержание металлов в реках и почему?

5. Известно ли Вам, какое предприятие находится поблизости от этих конкретных объектов?

6. Почему Вы молчите обо всем этом?

Поскольку Ваша «группа поддержки» избрала вариант публичного обсуждения наших запросов, я облегчу Вам и им задачу, и сразу размещаю запрос в паблике.

Надеюсь все же услышать ответы, хотя и предполагаю, что они Вам дадутся нелегко.

С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел. +7-950-641-06-09

www.intermonitor.ru

 

Ответов от чиновницы Квашниной мы пока также не получили. Если они будут – обязательно с ними ознакомим наших читателей.

 

Таким образом, изучение странной активности чиновницы Квашниной вскрыло настолько масштабные проблемы, что ими несомненно требуется заняться очень тщательно.

 

Тут, по моему мнению, просматривается и слишком вольное использование государственных средств чиновницей, и, признаки вероятного злоупотребления должностными возможностями, и введение общественности, а также журналистов в заблуждение.

 

И – пожалуй, самое главное – я склонен усматривать в этих систематических, целенаправленных, последовательных действиях чиновницы Квашниной дезинформацию ею руководства страны о реальных причинах экологических проблем на севере Урала.

 

Такая дезинформация со стороны руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения, от которой ждут профессиональных и честны выводов, я считаю, является антигосударственным поступком.

И, как минимум, подобные дезинформирующие руководство действия не соответствует целям, с которыми чиновники поставлены на свои посты.

Потому что, дезинформация такого рода приводит, как правило, к неправильным управленческим решениям и ситуация остается неисправленной.

 

Мы будем следить за развитием событий, исследовать новые материалы и документы и знакомить наших читателей с ними, по мере этого исследования.

 

Евгений Ющук



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Квашнина Анна Евгеньевна. Подводим первые итоги работы по проблеме экологии северных рек и зарвавшейся чиновнице


Итак, пойманная мной на дезинформации и провокациях федеральная чиновница Анна Квашнина ни на один вопрос, направленный мной официально в ее адрес, ответов пока так и не прислала.

Несколько взрослых мужиков из ее группы поддержки обзывали меня всякими словами, с общим смыслом: "Анна очень хорошая, а ты очень плохой".

Ни один из этих граждан при этом не ответил на два простых вопроса:

1. Почему ваша подруга упорно замалчивает проблему загрязнения рек алюминием?

2. Какие варианты такого поведения, кроме предполагаемой коррумпированности госпожи Квашниной СУБРом, производящим алюминий, у Вас есть по этому пов
оду?

С конкретикой у группы поддержки чиновницы вообще швах. Эмоций много, а по делу - ноль.

Правда один из этих активных граждан заявил хотя бы что-то конкретное -  что существует проблема манси, малого народа Севера, который, по его мнению, подвергается геноциду из-за того, что в тайгу приходит производство.
Я обещал ему проверить эту общественно важную информацию и обязательно сделаю это. Результат покажу.

Увидев, что аргументация у друзей госпожи Квашниной кончилась и остались одни эмоции, я резюмировал общение с ее "подтанцовкой" так:



Ну, а по гражданке федеральной чиновнице, позволяющей себе дезинформировать руководство страны и общественность и, как я полагаю, заигравшейся в пиар с провокациями на стороне одной компании против другой, я посмотрю очень внимательно. Меня интересует ответ на вопрос, в чем причины такой "избирательной любви к экологии", где счет идет на миллиарды рублей.

Чиновник, решивший, по сути, поиграть в миллиардных историях на стороне коммерческой структуры - это всегда очень интересно и требует вдумчивого разбирательства. То ли мадам не понимает, в чьих интересах она действует, то ли наоборот понимает и мотивирована именно на это.

Поскольку федеральная чиновница Квашнина упорно пытается "не замечать" алюминий в реках севера Урала, я пока слоняюсь к версии ее возможной коррумпированности, а не некомпетентности. Но с этим надо разбираться.

Материалы по странным действиям чиновницы буду собирать здесь, для удобства их анализа :




ТЕПЕРЬ О ГЛАВНОМ - ЧТО ЖЕ С РЕКАМИ СЕВЕРА УРАЛА?


Главное все же - не зарвавшаяся и завравшаяся, по моему мнению, чиновница, а загрязненные реки. Реки на севере Урала действительно загрязнены и это реально большая проблема, требующая решения.

Но для того, чтобы выйти на решение проблемы, ее надо сперва правильно диагностировать. Поэтому, именно в искажении исходной информации и состоит, как я считаю, опасность той дезинформационной активности, которую развила чиновница.

То, что дозволено белоленточной общественнице Чириковой, недопустимо для федеральной чиновницы Квашниной. Я так считаю: или снимай с груди бляху инспектора, увольняйся со службы в ФЕДЕРАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ БЮДЖЕТНОМ учреждении, иди на митинг и становись общественницей - или говори правду, не занимайся подтасовками и провокациями и не вводи в заблуждение руководство страны, журналистов и общественность.

Нельзя выгораживать какие-либо предприятия, нельзя замалчивать проблему ни в одном ее элементе - потому что на основании искаженной информации правильные решения практически невозможно принять.


Чтобы никому не рыться, просто воспроизведу материал предыдущего поста, где сформулировано, какие причины загрязнения рек севера Урала на данный момент выявлены.

Получается, что север Урала загажен заброшенными выработками советского периода. Причем ими вообще заниматься некому - СССР уже нет, и они заброшены. И их сотни.
Это первая - и самая главная часть проблемы.

Вторая часть - действующие месторождения. С ними тоже есть проблемы, но они проще.
Проще - потому, что работы идут по проекту. Правда оказалось, что проекты требуют правок. Но это тоже поправимо.
Кроме того, с действующих предприятий можно стрясать работы по экологии на месторождениях и постепенно - на рекультивации советских заброшек.

Постепенно - потому что это миллиардные затраты, таких денег просто в моменте нет ни у кого.

А эта вот чиновница устроила третью часть проблемы: категорически отказывается замечать одно предприятие, но активно мочит другое. И только это другое.
Причем, как она сама же говорит, в заповеднике у нее экология не нарушена. Вся ее активность идет, по сути, в частном порядке за пределами вверенной ей территории.

Ну а далее уже подробности - типа мужа, который якобы категорически необходим для грузовика, шоу с отказом делать пробы нормально, отрывом на лесной дороге от оппонентов и - вишенкой на торте - мужем в кузове с пробами воды.



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****



Квашнина Анна Евгеньевна. Так есть ли алюминий в реках севера Урала? Да, есть!


Проводя журналистское расследование, в связи с выявленными нами признаками масштабной дезинформации, исходящей от федеральной  чиновницы — директора Федерального государственного бюджетного учреждения Анны Квашниной, мы обнаружили, что Анна Евгеньевна Квашнина почему-то систематически, последовательно и упорно «не замечает» наличия алюминия в реках Севера Свердловской области.

Причем вариант, что чиновница не в курсе этой проблемы мы считаем абсолютно невозможным, потому что информация об этом не только доступна в документах, которыми Квашнина как активист в области экологии должна была ознакомиться, но было прямо сказано Квашниной на пресс-конференции, которую она сама же и созвала.

Вот так сидела госпожа Квашниина на пресс-конференции. Слева от нее на фото — Зав. отделом научно-методического обеспечения восстановления и охраны водных объектов, д-р. техн. наук, профессор, зам. председателя Ученого совета ФГБУ РосНИИВХ Попов Александр Николаевич:

 

Можно в буквальном смысле говорить о том, что Квашниной в левое ухо, с расстояния не более 50 сантиметров человеком, в компетентности которого вообще нет никаких сомнений, было сказано: в реках идет мощный поток алюминия, которого в породах УГМК, буквально атакованного чиновницей в медийном поле, быть не может:




 

Дотошные журналисты стали уточнять — может ли алюминий все же быть из пород, с которыми работает УГМК? И вновь ученый, в компетентности которого нет никаких сомнений, высказался однозначно: «В рудах УГМК алюминия нет»:





Но и это еще не всё.

Александр Попов говорил о том, что есть часть проблем, связанных с недочетами при проектировании горных разработок. Т.е., предприятие работает по проекту, отклониться от которого не имеет права. Этот проект, причем, делает проектная организация и утверждает государство. И вот в таких проектах нужно исправлять недочеты.

Анна Квашнина слышала вопрос, заданный, в связи с этим, журналистом Итнермонитора на той пресс-конференции. Наш журналист поинтересовался — правильно ли он понял, что проблема, которая приводит к загрязнению на этапе работы предприятий (в частности, УГМК) создана не УГМК, а проектировщиками?  И Квашнина слышала ответ доктора наук А. Попова на этот вопрос:




 

И вот, всего через полдня после того, как всё это было сказано, Анна Квашнина вдруг, по сути, «смахнула все фигуры с доски» и начала привычно атаковать УГМК — словно, посоветовалась с кем-то, кто остался недоволен, что общественность приближается к пониманию сути проблемы загрязнения северных рек. Это вот «переобувание в воздухе» и послужило причиной нашего пристального интереса к поведению федеральной чиновницы.

 

И тут Квашнина совершила поступок, на наш взгляд, совершено немыслимый для добросовестно работающего сотрудника государственного учреждения: она, по сути, устроила провокацию, сорвав корректный забор проб воды представителями Росприроднадзора, да потом еще и обвинила в этом своих противников из УГМК .

 

Эта ситуация показалась нам уже настолько дикой, что мы начали свое журналистское расследование, с целью понять, что же движет чиновницей в ее нетипично странных поступках, и что же происходит с северными реками.

 

Мы задали чиновнице Квашниной ряд вопросов, связанных с ее поведением. Ответов не получили до сих пор.

 

Тога я поделился собранным материалом с общественностью — в статье «Покатушки» с мужем за государственный счет и обман журналистов: самобытные развлечения федеральной чиновницы в уральском заповеднике вскрыли то, о чем не принято говорить вслух.

 

Этот материал вызвал крайне резкую реакцию «группы поддержки» чиновницы Квашниной. Ко мне даже заявился в Фейсбуке с угрозами и оскорблениями один из сотрудников ФГБУ, которое возглавляет Квашнина (или некто, им представляющийся).

Я попросил ее дать оценку поведению этого человека — и вновь не получил никакого ответа.

Что характерно, ни один из сторонников Квашниной, не оспорил фактуру, изложенную в моем материале, все ограничивались выражением своих эмоций.

Между тем, попытки чиновницы Квашниной «не замечать» алюминий в реках вызывают очень большие вопросы.

Дело в том, что нынешний скандал, который «оседлала» Квашнина и в котором она ранее успешно «переводила стрелки» на УГМК, начался не сегодня и не в районе Государственного заповедника «Денежкин камень», возглавляемого Квашниной, а в 2017 году в Ивделе. 
Именно жители города Ивделя стали бить тревогу по поводу изменения цвета притока одноименной реки. И немедленно в этом обвинили УГМК, который и стал «виноватым за всё».

Эту же линию активно ведет и Квашнина.

Но ей крупно не повезло: на созванной ею же самой пресс-конференции ученые сообщили об алюминии.
Проблема в том, что УГМК вообще никак и ни в каком виде не занимается алюминием. Им занимается другое предприятие — СУБР (Североуральский бокситовый рудник), входящее в систему РУСАЛа.

Причем СУБР работает как раз совсем неподалеку от Ивделя.

 

 

И вот на этом Квашнина попала, на наш взгляд, в крайне неудобное положение.

Будь она действительно радетелем за экологию — она бы, несомненно, столь же активно переживала об алюминии в реках и требовала призвать к порядку СУБР. Однако на деле у Анны Квашниной почему-то весьма избирательная «любовь к природе», что ставит под сомнение чистоту помыслов чиновницы и вызывает совсем уже нехорошие подозрения.

Это требует скрупулезного разбирательства.

 

Впрочем, и без алюминия история с экологическим конфликтом в  Ивделе, случившаяся после беспрецедентно большого  паводка 2017 года, вполне объяснима старыми советскими отвалами, которых на севере Свердловской области несколько сотен, и часть из них находится как раз там, откуда и начались проблемы. Вот так эти отвалы выглядят сегодня, и это вблизи месторождений, где работает СУБР, хотя к СУБРу никакого отношения не имеют:



 

Однако почему-то про СУБР и даже про советские отвалы никто не вспомнил, а виновным назначили УГМК. Потом, видимо, как говорится, «вошли во вкус» решили сделать этот холдинг виновным вообще за всё.

 

Можно было бы, наверное, как говорят в Интернете, «запасись попкорном» и наблюдать, как «мочат» УГМК по делу и без, только вот проблема загрязнения северных свердловских рек от этого не решится. И именно это обстоятельство заставляет заниматься выяснением реальной картины с экологией рек всерьез.

 

ТЕПЕРЬ О ГЛАВНОМ — ЧТО ЖЕ ПРОИСХОДИТ И ЧТО ДЕЛАТЬ  С РЕКАМИ СЕВЕРА УРАЛА?

Главное все же — не чиновница Квашнина, демонстрирующая очень сомнительное поведение,нетипичное для государственного человека,  а загрязненные реки.

 

Реки на севере Урала действительно загрязнены и это реально большая проблема, требующая решения.

Но для того, чтобы выйти на решение проблемы, ее надо сперва правильно диагностировать. Поэтому, именно в искажении исходной информации и состоит, как я считаю, опасность той дезинформационной активности, которую развила чиновница.

Полагаю, что то, что дозволено белоленточной общественнице Чириковой, категорически недопустимо для федеральной чиновницы Квашниной.

Я так считаю: или снимай с груди бляху инспектора, увольняйся со службы в ФЕДЕРАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ БЮДЖЕТНОМ учреждении, иди на митинг и становись общественницей — или говори правду, не занимайся подтасовками и провокациями и не вводи в заблуждение руководство страны, журналистов и общественность.

 


Негоже чиновнице, не разбираясь в реальных причинах, «скакать» около грязных рек, собирая «хайп» (а тем более — переводя стрелки с одной коммерческой структуры на другую, если это имеет место).

Недопустимо для чиновницы создавать дезинформацию, препятствующую установлению реальных виновных и соответственно, выработке решений реагирования и исправления ситуаии

Нельзя выгораживать какие-либо предприятия, нельзя замалчивать проблему ни в одном ее элементе — потому что, на основании искаженной информации правильные решения практически невозможно принять.

 

Получается, что север Урала интенсивно загразнен заброшенными выработками советского периода. Причем ими вообще заниматься некому — СССР уже нет, и они заброшены. И их сотни.
Это первая — и самая главная часть проблемы.

Вторая часть — действующие месторождения. С ними тоже есть проблемы, но они проще.
Проще — потому, что работы идут по проекту. Правда оказалось, что проекты требуют правок. Но это тоже поправимо.
Кроме того, с действующих предприятий можно стрясать работы по экологии на месторождениях и постепенно — на рекультивации советских заброшек.

Постепенно — потому что это миллиардные затраты, таких денег просто в моменте нет ни у кого.

А эта вот чиновница устроила третью часть проблемы: категорически отказывается замечать одно предприятие, но активно мочит другое. И только это другое.
Причем, как она сама же говорит, в заповеднике у нее экология не нарушена.

 

 

Вся ее активность идет, по сути, в частном порядке за пределами вверенной ей территории, да еще направлена, по сути, в пользу одной коммерческой структуры, против другой коммерческой структуры.

Возможно, поэтому ни сама Квашнина, ни ее «группа поддержки» не смогли ответить мне на два простых вопроса:

 

1. Почему Анна Квашнина упорно замалчивает проблему загрязнения рек алюминием?

2. Какие варианты такого поведения, кроме возможной коррумпированности госпожи Квашниной (например, СУБРом, производящим алюминий), есть по этому поводу?

 

Если окажется, что чиновница Квашина действительно аффилирована со структурами РУСАЛа, то может получиться довольно громкий конфуз, потому что Олег Дерипаска до сих пор в публичных конфликтах с Искандером Махмудовым и Андреем Козицыным замечен не был.
И, пожалуй, за такие фокусы может «прилететь» и руководителю СУБРа, и исполнителю его затей Квашниной. Если, повторимся, это реально так.

Ну, а проблему загрязнения свердловских рек, несомненно надо решать.


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****

Забегали

Ни слова по существу заданных им конкретных вопросов сказать не в состоянии, ни на один вопрос ответить не смогли - теперь, значит, плакаться подались?

На эту страницу (которая на скриншоте) ссылки разносит тот самый муж чиновницы Квашниной - который спалился в кузове с пробами во время неудачной провокации при заборе проб воды.


Ну что ж - наверное раз сказать нечего, чете Квашниных-Возьмителей и правда остается только поискать сочувствия у тех, кто пока не в курсе, на чем этого деятеля и его чиновную супругу отловили.

И это логично с их стороны - у неинформированных граждан сочувствия поискать - потому что, прокурор чиновнице, устраивающей такие провокации и "селективно любящей природу", "не замечая" алюминия в реках, точно не посочувствует.

А прокурор к ней с вопросами придет. И начальство чиновницы тоже придет. И им-то она не сможет отказать в ответах.

Ну, а я продолжу рыть. И вытащу всю правду и о реках, и о том, почему чиновница так странно себя ведет. И покажу.



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****



Птенцы задыхаются, деревья и животные сгорают, ущерб 17 млрд руб. «Мы ничего не потеряли», — прокомментировала это директор заповедника Анна Квашнина





Борьба за экологию — дело общественно полезное, но увы, часто за благими целями маскируются тонкий расчет и корыстные интересы. Это своего рода «дубинка», которую можно использовать в конкурентной борьбе — хоть в бизнесе, хоть в политике. Аналогично борцы с коррупцией часто начинают ее искоренять среди тех, кто с ними не поделился, а борцы за справедливое ЖКХ — выгонять «несправедливые» управляющие компании из домов, чтобы завести свои.

Очередным борцом за экологию в Свердловской области выступает чиновник, директор федерального заповедника «Денежкин камень» Анна Евгеньевна Квашнина. Она борется с загрязнением рек на севере Свердловской области, и эта борьба начала выглядеть подозрительно странной с первых секунд. Дело в том, что Квашнина внезапно решила начать бурную экологическую активность спустя год после того, как загрязнение произошло. За это время ситуацию обсудили чиновники и контролирующие органы, общественность, уже были неоднократно взяты пробы воды, начали реализовываться меры по спасению рек… И вдруг новую волну экологической борьбы начала развивать Квашнина. Причем не от имени гражданина РФ, а от имени директора федерального заповедника, хотя она сама публично сообщила, что: «Загрязнений на территории заповедника нет», — то есть чиновник ради борьбы, похоже, еще и вышел за пределы своих полномочий.

Интермонитор решил проверить, в каких еще экологических проектах ранее участвовала внезапно прозревшая борец Анна Квашнина, каких успехов в этом деле она достигла, как она это сочетала со служебными обязанностями, и каково в целом реальное отношение у Квашниной к экологии. Оказалось, что сделать это не так просто — многая информация в Интернете была вычищена, однако редакция Интермонитора нашла бумажные версии местных газет, которые писали о работе Квашниной. Причем статьи там были написаны специалистами, а не просто общественниками или «якобы экологами».

Из газет мы узнали, что жители ближайшего к заповеднику села Всеволодо-Благодатское называют коллектив заповедника во главе с Квашниной не иначе, как «зоопарк», — об этом рассказал газете «Наше слово» старший государственный инспектор по охране территории ГПЗ «Денежкин камень» Д. Емельянов. Причина может крыться в том, как Квашнина ведет себя с подчиненными — вероятно, не все опытные специалисты будут готовы работать с таким начальником:

Емельянов: «Обычный стиль Анны Евгеньевны даже с теми, к кому она расположена, это навязывание своей точки зрения, подавление собеседника, апелляции к своему авторитету, своей должности. Мнения, противоречащие ее собственному, она почти всегда отвергает, даже не пытаясь их анализировать. Крайне властолюбива и честолюбива, но боится ответственности, в связи с чем всеми силами старается избегать принятия серьезных решений. Как все артистичные люди, может свято уверовать в то, что сама же и придумала».

 

Всеволодо-Благодатское. Фото Яндекс.Карт

Издание «Новый день» 29.09.10 опубликовало письмо жителей Всеволодо-Благодатского (ближайший населенный пункт к заповеднику) к президенту Дмитрию Медведеву. Одним из итогов работы Квашниной в «Денежкином камне» люди видели «развал» основы охранной системы заповедника — системы кордонов (стационарных пунктов, где дежурили инспекторы), что они называют причиной ужасного пожара, случившегося в 2010 году:

Из письма жителей Всеволодо-Благодатского президенту Дмитрию Медведеву: «Дело в том, что 2003 году ГПЗ «Денежкин камень» возглавила Анна Квашнина, которая с первых дней своего директорства начала разваливать систему охраны заповедника. Будучи совершенно некомпетентной в вопросах охраны, она увольняла любого инспектора и любого своего заместителя, который осмеливался спорить с ее мнением. Ну а, в конце концов, она уничтожила основу системы охраны всех заповедных территорий – кордонную систему. Таким образом, последние несколько лет территория заповедника практически не охраняется, в результате чего кто-то из многочисленных посетителей этой «особо охраняемой» природной территории поджёг мох в 202 квартале. Этот первичный очаг пожара располагался всего в 3 километрах от бывшего кордона, и если бы там дежурили инспекторы, пожар был бы своевременно обнаружен и потушен»

Работа в федеральном заповеднике у Квашниной была выстроена так, что пожар обнаружили с запозданием не в часы, а в дни:

Емельянов: «Уж не знаю, сама она это планировала или я ее все-таки достал, но дежурство на Шегультане она в график все же внесла [автор просился отправить его с Кривинского кордона на Шегультанское направление — прим. ред.] …. на 16-е июля. Но уже 15-го июля вовсю пылало…»

Хотя очаг возгорания «располагался всего в 3 километрах от бывшего кордона, и если бы там дежурили инспекторы, пожар был бы своевременно обнаружен и потушен», — как говорили местные жители в письме президенту.

Пожар в 2010 году был огромным. По данным издания УрБК, выгорело более 3 тыс гектаров леса, ущерб оценен в 17 млрд рублей.

Замначальника Росприроднадзора по УрФО Вячеслав Анипченко 24.07.10 назвал официальную версию пожара по мнению экспертов: возгорание мха из-за жары, что вызвало удивление общественности. Мало кто верил в такую версию, и после этого в издании «Росбалт» 05.08.10 Квашнина признала, что «причиной пожара стало неосторожное обращение с огнем неустановленных лиц». «Достаточно одного брошенного окурка, чтобы загорелся мох, возникший пожар начнет распространяться мгновенно», — Квашнина это сказала сама, что не помешало ей перед этим уехать в отпуск в пожароопасный период, оставив вместо себя ВРиО, у которой, по мнению старшего инспектора Емельянова, нет ни опыта, ни связей для ликвидации пожаров, а также НЕ назначив ВРиО заместителя по охране.

В газете «Наше слово» Емельянов говорит, что:

«На рабочее место она [Квашнина — прим. ред.] вернулась под бодрым лозунгом: «Спасайте меня все!» …. Я же полагал, что первостепенная задача — заповедник спасать, животных, уж попутно и начальство прикрывать …. Окончательно меня добило ее заявление в Интернете, что пожар заповеднику и вреда-то никакого не нанесет, это естественный природные процесс. Здорово! Значит, добросить на УАЗе научников до начала феномаршрута или инспекторов с тяжеленными рюкзаками до начала тропы — это, по мнению Квашниной, уничтожение растений, невосполнимое повреждение почвенного покров. А вот выгорание сотен гектаров тайги и распахивание ее тракторами — это, по ее же мнению, естественный природный процесс».

На пресс-конференции «Интерфакс-Урал» Квашнина вообще заявляла: «Мы ничего не потеряли». Почему-то Анну Евгеньевну не смущало, что в пожаре задыхаются в дыму птенцы, сгорают животные, уничтожаются растения. Но со слов директора федерального заповедника оказывается, что пожар с ущербом в 17 млрд рублей, сгоревшими заживо животными и погубленными гектарами растений — это «естественный процесс» и «мы ничего не потеряли».

Вероятно, защищая себя, Квашнина критиковала действия спасателей:

Газета «Наше слово» от 26.10.10: «Также, отметила Анна Евгеньевна, выброс воды сверху оказался неэффективным, один вертолет с тремя тоннами воды — это капля в море. Спасатели проходили по местам, где только что сбросили воду, и отмечали, что трава мокрая, однако земля и мох внизу оставались по-прежнему сухими. Вот если бы на тушении было задействовано сразу вертолетов десять, тогда была бы ощутимая польза»

Пожар в итоге вышел за пределы заповедника:

Газета «Наше слово» от 26.10.10: «2 августа пожар вышел за территорию заповедника. В это время ситуацию частично сдерживало опахивание, но даже минерализованная полоса не спасала от огня …. Самым эффективным способом оказался встречный отжиг леса …. но это было сделано на последнем этапе»

Было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 293 УК РФ «Халатность», а обвинение предъявлено мужу Квашниной Константину Возьмителю, курировавшему в заповеднике вопросы охраны окружающей среды и экологической безопасности. Следствие полагало, что Возьмитель не обеспечил на заповедной территории соблюдение правил пожарной безопасности и не принял во время мер по ликвидации очага возгорания.

Через год уголовное дело по просьбе следователей было возвращено на доследование, а сторона защиты подала ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с «отсутствием состава преступления».

Таким образом, директор федерального заповедника Анна Квашнина смогла «спасти себя» в условиях пожара, как называл это Емельянов. На сегодняшний день она остается главой заповедника «Денежкин камень», который в неофициальных беседах называют ее личной вотчиной. Ее муж Константин Возьмитель, который проходил по уголовному делу в связи с пожаром, также остается среди сотрудников заповедника.

На наш взгляд, если для Квашниной гибель в пожаре 3 тыс гектаров растений, сгорание заживо животных и птиц в собственном заповеднике — это «естественный процесс» и «мы ничего не потеряли», то озабоченность чистотой реки, текущей за пределами заповедника, да еще и с запозданием в год — выглядит более чем странным, и косвенно подтверждает наличие корыстного интереса чиновницы Квашниной в этой экологической борьбе.

Ниже — сканы бумажных версий газет о пожаре 2010 года:


Квашнина Анна Евгеньевна Денежкин камень Квашнина Анна Евгеньевна Денежкин камень

Квашнина Анна Евгеньевна Денежкин камень

На заглавном фото «Денежкин камень». Фото — Википедия


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Загрязнение рек на севере Среднего Урала обернулось медиавойной

Cитуация вокруг проблемы загрязнения рек на севере Свердловской области накаляется. Под раздачу соратников директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной попал журналист, который проводит собственное расследование по этому поводу.

 

Обвинить в необъективности пытаются известного екатеринбургского пиарщика, профессора УрГЭУ и главного редактора издания «Интермонитор» Евгения Ющука.

 

На страницах газеты «Березовский рабочий», который возглавляет эколог и близкий друг семьи Анны Квашниной СергейСтуков, на днях появилась статья, в которой Ющука обвинили в субъективном освещении ситуации и попытках «втоптать в грязь бедных ботаников из заповедника».

 

Евгений Ющук возмущен такими обвинениями и заявляет, что поведение самой Квашниной вызывает немало вопросов.

 

«Я начал собственное журналистское расследование в отношении экологических проблем на севере Свердловской области. Цель – разобраться в проблеме и добиться ее решения. Совсем недавно в Екатеринбурге прошла пресс-конференция (подробнее ЕАН о ней писал ранее), на которой Анна Квашнина согласилась с доводами экспертов и выразила готовность сотрудничать с металлургами и учеными. Казалось бы, консенсус между участниками мероприятия был достигнут. Однако за следующие полдня Квашнина почему-то поменяла свое мнение на противоположное, а затем и вовсе попыталась препятствовать забору проб в реках», - рассказал ЕАН Евгений Ющук.






По его словам, на территорию «Святогора», где должны были взять пробы воды, директор заповедника приехала вместе с мужем Константином Возьмителем, пресс-секретарем Робертом Карапетяном и одним из журналистов Краснотурьинска. Около шлагбаума выяснилось, что Квашнина самовольно, не предупредив «Святогор», увеличила численность участников забора воды со своей стороны (в протоколе должны подписаться и представители заповедника, и представители УГМК).

 

А на «Святогоре» действует пропускной режим, что УГМК объясняет взрывными работами и перемещением тяжелой техники, водители которой имеет плохой обзор. В общем, если в списках нет людей – их нельзя впустить на территорию. Квашнина знала о пропускном режиме и неоднократно его критиковала, но сделала вид, что была не в курсе правил. И представители Росприроднадзора, и представители УГМК уговаривали Квашнину выделить одного человека для наблюдения при заборе воды, но Квашнина отказалась и заявила, что на территорию «Святогора» не поедет. В итоге решили на этой территории забор воды не делать и поехали на другие точки – со стороны заповедника.

 

Поскольку представители УГМК и Росприроднадзора в машину не вошли, им пришлось ехать следом на другом автомобиле. Вышло так, что внедорожник Квашниной оторвался вперед и пробы были взяты без присутствия представителей УГМК. Причем Квашнина всем участникам пообещала, что будет следить, чтобы ее более проходимая машина не оторвалась от второй, – и не сделала этого, хотя понимала, что без подписи представителей УГМК протокол ничтожен.






«Квашнина сначала всем говорила, что это УГМК сорвала забор проб, но никаких доказательств этого предоставить не смогла. Зато металлурги все происходящее сняли на видеозапись и предоставили ее мне по моему запросу. И эта запись свидетельствует, что все было именно так, как я описал. Кстати, интересно и то, что в кузов автомобиля Квашнина посадила своего мужа Константина Возьмителя. Там же были и взятые пробы воды, и находились они в открытых, не запечатанных бутылочках. Разумеется, вторая сторона, которая не присутствовала при взятии проб, необходимые документы не подписала. По сути выходит, что Квашнина, Карапетян и Возьмитель покатались по лесу на служебной машине за казенный счет. Разве так должно быть? Тогда надо с них взыскать соответствующую компенсацию»



Также вопросы у журналиста вызывает и то, что Анна Квашнина закрывает глаза на превышение концентрации алюминия в воде, которое показали предыдущие пробы. Как объясняли ранее на пресс-конференции ученые, скорее всего, металл попал туда в паводок с заброшенных бокситовых отвалов, с которыми никто ничего не делает уже много лет. Именно они и являются одним из основных источников загрязнения рек на севере области.

 

«Такое чувство, что кто-то очень технично назначил виновным во всей этой ситуации УГМК и хочет, чтобы компания полностью за свой счет решала проблемы. На вопрос, почему вы не замечаете алюминий в реках (а добычей алюминия УГМК не занимается), Анна Квашнина нам так и не ответила. Какими версиями можно это объяснить, кроме как ее возможных коррупционных связей с производителями алюминия?» - задается вопросом Евгений Ющук.

 

Что касается публикации в «Березовском рабочем», то, по словам журналиста, редактор издания Сергей Стуков является близким другом Анны Квашниной, и поэтому неудивительно, что он во всем ее поддерживает.

 

«О том, что Стуков вхож в семью директора заповедника, свидетельствуют многочисленные фото в соцсетях. Они вместе отмечают дни рождения, другие праздники. Ранее Стуков набросился на меня с оскорблениями в моем аккаунте в Facebook, я был вынужден его забанить. После того, как он выпустил свою явно провокационную статью, где фигурирует мое имя, я направил письмо в его издание с просьбой поставить мой комментарий. Такое право я имею по закону о СМИ. Пока ответа от Стукова не получил. В противном случае мне придется добиваться через суд, чтобы мой комментарий был поставлен», - говорит Евгений Ющук.

 

Сергей Стуков, отвечая на вопросы ЕАН, заявил, что никаких писем от оппонента не получал.

 

«Какой комментарий Ющука? Редакция никаких писем от него не получала», - сказал он.

 

Евгений Ющук утверждает, что главный редактор «Березовского рабочего» говорит неправду.

 

«У меня есть аудиозапись беседы с его редакцией, где сотрудники подтверждают получение моего запроса. Более того, я отправил этот комментарий еще и лично господину Стукову во "ВКонтакте", после чего он меня заблокировал там», - говорит Ющук.

 

Мы спросили у Сергея Стукова, согласен ли он с доводами, что один из основных источников загрязнения - это заброшенные бокситовые отвалы. На это он ответил неопределенно.

 

«Помимо алюминия есть значительное превышение по меди и другим элементам. Что касается старых отвалов, вы на карту смотрели? Они никакого отношения к этим рекам не имеют. Про алюминий лучше спросить у специалистов Росприроднадзора, которые три раза брали пробы в реках», - сказал он.

 

Напомним, ранее на пресс-конференции ученый - представитель ФГБУ РосНИИВХ Александр Попов, напротив, заявлял, что в этой местности существуют старые бокситовые отвалы, которые никто не рекультивировал, и именно от них текут воды, насыщенные тяжелыми металлами, в направлении рек Тальтии и Ольховки. Севернее находятся медно-цинково-марганцевые месторождения, откуда воды текут в сторону Ольховки и Шегультана. Почему представители «Денежкиного камня» и их сторонники не хотят это признавать, остается только гадать.

 

Агентство ЕАН продолжит следить за развитием событий.





Источник

Вернуться к Оглавлению



*****


Врущий журналистам главред муниципального СМИ - это... необычно. Но Сергей Стуков смог!  И попался, конечно.



Слушайте, ну это мне уже напоминает какой-то детский сад.

Главный редактор Муниципального(!) автономного УЧРЕЖДЕНИЯ "Редакция газеты Березовский рабочий" Сергей Стуков как-то уж совсем по-детски, на мой взгляд, пытается выкручиваться.

Вот, смотрите, что он сделал.

Читаю ЕАН - статью "Загрязнение рек на севере Среднего Урала обернулось медиавойной"

И вижу там:

Сергей Стуков, отвечая на вопросы ЕАН, заявил, что никаких писем от оппонента не получал. «Какой комментарий Ющука? Редакция никаких писем от него не получала», - сказал он.

Евгений Ющук утверждает, что главный редактор «Березовского рабочего» говорит неправду.

«У меня есть аудиозапись беседы с его редакцией, где сотрудники подтверждают получение моего запроса. Более того, я отправил этот комментарий еще и лично господину Стукову во "ВКонтакте", после чего он меня заблокировал там», - говорит Ющук.


Друзья, я с глубоким почтением отношусь к людям, которые пытаются, в меру своих сил, спасти друзей. В том числе, спасти чиновницу ФГБУ Анну Квашнину и ее мужа Константина Возьмителя, попавшихся на защите алюминия, вместо защиты природы - вот, как это пытается сделать господин Стуков, который с ними ест, пьет и отмечает праздники, независимо от времени суток:

Анна Квашнина Сергей Стуков  Денежкин камень


Но мне кажется, что хотя бы элементы интеллекта, наверное, надо сохранять, давая комментарии журналистам.

У меня ведь и правда есть аудиозапись беседы с редакцией "Березовского рабочего", где мне по официальному телефону с их сайта подтверждают получение моего запроса.

Редакция мне голосом признала, что они зарегистрированное СМИ, и их редактор - Сергей Стуков. Она мне подтвердила его номер телефона.

Я ему добросовестно перезвонил и не дозвонился, после чего снова набрал редакцию, и она мне подтвердила получение моего запроса, прочитав голосом его фрагмент!

И после этого Стуков на голубом глазу врёт журналистам, что он не получал мой запрос?

Это вообще нормальное поведение для журналиста, да еще из редакции, учрежденной Администрацией Березовского городского округа?

Вот этот разговор и мои попытки дозвониться Стукову, и второй разговор - я их свел в видеоролик для удобства. Первоначально звук на записи был слабый, хотя и всё слышно: https://www.youtube.com/watch?v=FGlgo52i2Xc

Поэтому, немного позже я поставил в тот же ролик с более громким звуком:




Так, более того - я Стукову, который ранее мне исполнял какие-то пляски с оскорблениями в личке ВКонтакте, и в личку ВКонтакте это скинул. Он ознакомился и меня забанил после этого (картинка кликабельна):






И после всего этого он делает такие заявления? Странно не только для журналиста, а вообще для адекватного человека, на мой взгляд.

Я понимаю, что мой комментарий ему категорически не нравится и показывает, что господин Стуков искажает действительность.
Но я чем могу помочь тем, кто защищает алюминий, вместо природы?

Вот тут есть текст моего коммента, если кто еще не в курсе.


Может, Стуков решил, что у меня нет записи, он потрёт коммент и сделает вид, что его не было?

От такого честняги видеть подобное я бы не удивился, но ведь и это глупо: GMail показывает, что письмо было доставлено:




Мне кажется, господин Стуков забыл, что редакция, где он работает - муниципальное учреждение (по крайней мере, согласно данным регистраторов).




В этой забывчивости и желании порешать свои проблемы за счет государства (муниципалитета) господин Стуков, на мой взгляд, похож на чиновницу Квашнину. Та тоже руководит Федеральным бюджетным учреждением, а вместо защиты природы, по сути, взялась алюминий защищать, да в рабочее время на оплаченом государством транспорте провокации устраивать, катаясь по лесу за пределами заповедника.

Какая удобная позиция: государство за всё платит, а если 3 тыс. га леса выгорело, птицы и животные погибли - так это у Квашниной: "Мы ничего не потеряли". И тут она не обманула - она и правда не потеряла ничего. И алюминий ничего не потерял.

Стуков, похоже, примерно так же рассуждает: он будет решать проблемы своих друзей, защищающих алюминий в реках, а муниципалитет пусть штрафы Ющуку платит за то, что Стуков целенаправленно и демонстративно нарушает Закон "О СМИ"?

Я же подам иск и потребую ставить мой комментарий, если муниципальный редактор и дальше будет закон нарушать. Только я потом непременно доведу до мэра города Березовского информацию о том, при каких обстоятельствах и почему его Главред вводит и без того
небогатый бюджет города в траты.


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****

От меня натурально бегает редактор муниципальной газеты Сергей Стуков. Посмотрим, далеко ли убежит


Преамбула

Как я ранее показывал, главный редактор Муниципального учреждения Редакция Газеты "Березовский рабочий" Сергей Стуков, одновременно являющийся личным другом чиновницы ФГБУ Анны Квашниной, защищающей, по сути, алюминий в реках, прикрывая это разговорами о защите природы, попытался меня атаковать.

Поскольку я воспитан Внешней разведкой СССР и РФ, то придерживаюсь известного там принципа: "Ни один выпад в наш адрес безнаказанным не останется". Поэтому, как правило, я веду себя примерно так же, как самолет с противорадиолокационной ракетой (такая ракета идет по сигналу радара, который пытается "прицелиться" по самолету). Ракета обычно к радару приходит безошибочно, т.к. он сам проложил ей маршрут своей активностью. Вот и у меня подход примерно такой же.

Так вот, атака господина Стукова, связанная с тем, что я осмелился его подруге Квашниной задавать вопросы, по поводу ее поведения в рабочее время и за государственный счет, неизбежно привела меня к господину Стукову.

Сперва я направил ему (считая его порядочным, добросовестным журналистом) свой комментарий, на основании ст. 46 Закона "О СМИ". Гражданин Стуков знает, что добросовестный журналист должен брать комментарий у всех сторон конфликта и у всех героев своей публикации, но пренебрег этим. Вот, как раз на такой случай и существует ст. 46 "Право на ответ". Важно, что это мое право, а у Стукова по этому поводу есть исключительно обязанности.

Но при одном условии - что он сделал публикацию в зарегистрированном СМИ. Поэтому, я позвонил в редакцию, мне там подтвердили, что сайт "Березовского рабочего" - это зарегистрированное СМИ, и я направил туда комментарий. Затем я - доверяя гипотезе, что Сергей Стуков добросовестный журналист, но желая подстраховаться - позвонил в редакцию и мне голосом подтвердили, что мой комментарий получен.

После этого я еще и направил его в "личку" Стукову ВКонтакте. Стуков меня там после этого забанил - видимо, расстроился.

Но каково же было мое удивление, когда на следующий день я обнаружил, что Сергей Стуков, напомню, главный редактор МУНИЦИПАЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ Газеты "Березовский рабочий", а не конторы "Вечерние рога и копыта", заявил журналистам агентства ЕАН, что якобы НЕ получал мой комментарий!

Видите ли, друзья, это не просто враньё, которое удивительно видеть от взрослого мужчины, любящего рассуждать о журналистской этике, а очень глупое и наивное враньё.
Дело в том, что у меня есть и аудиозапись, и отметка почтового сервера о доставке моего комментария в редакцию. Только крайне наивный человек, далекий от цивилизации, как мне кажется, мог рассчитывать, что такая ложь у него "проканает".

О чем я и написал здесь подробно, с видео и скриншотами: Забегали-3. Врущий журналистам главред муниципального СМИ - это... необычно. Но Сергей Стуков смог!


Теперь амбула

Поскольку Сергей Стуков из "Березовского рабочего", несмотря на очевидные факты получения моего комментария, занял позицию: "Я не видел никакого комментария Ющука", я сегодня просто съездил в г. Березовский, по адресу, указанному на сайте газеты "Березовский рабочий". И там вручил под роспись бумажный вариант моего обращения, потребовав там не позднее понедельника, 22.10.2018 г. исполнить требования Закона "О СМИ" и поставить мой комментарий.

Кстати, Сергей Стуков опять на работе отсутствовал - он словно чувствует мое появление по телефону или лично и предпочитает удрать. Ну, или просто отсутствие на работе для него норма, я не знаю.

Посетив редакцию и пообщавшись там с сотрудниками, я обнаружил невероятно интересные (не только мне и вам, друзья, но, полагаю и Главе Берёзовского городского округа Писцову Евгению Рудольфовичу, и прокурору г. Березовского Турову Сергею Анатольевичу) факты.

Но сначала все же покажу сканы. Вот они (картинки кликабельны):





А это - часть видеозаписи, сделанной при посещении редакции. Та часть, в которой подтверждается, что ранее мой комментарий к ним приходил, и что сейчас моя личность была удостоверена (а то, опять же, Сергей Стуков может захотеть удариться в детские "отмазки"):



Ну, а теперь мы посмотрим, будет Сергей Стуков выдумывать новые "отмазки", чтобы не ставить мой комментарий, или все же у него остались если не рудименты журналистской этики, то хотя бы стремление сохранить остатки репутации добросовестного журналиста.

Дело в том, что я привел видео далеко не полностью. У меня есть еще значительный фрагмент видеозаписи, которую, на мой взгляд, можно будет правильно интерпретировать только поняв, ставит Стуков мой комментарий или нет.
В зависимости от этого, мне станет понятнее - какая из версий более правдоподобна: то ли, версия, что муниципальный Главред Стуков просто разгильдяй, спустя рукава делающий вверенную ему Администрацией Березовского городского округа работу, то ли он все же более похож на клерка, берущего взятки (в бытовом смысле этого слова, хотя может и не только в бытовом - надо разбираться) "борзыми щенками" (это метафора из гоголевского "Ревизора").

Как обычно, прежде чем поднимать вопрос, я зафиксировал доказательную базу таким образом, что даже ее удаление Стукову не поможет. Поэтому, нам совершенно точно будет что обсудить.

Но об этом - в следующий раз, а пока смотрим, как этот честняга будет выкручиваться из ситуации, что он якобы "не получал комментарий Ющука".

Ну, а причина агрессивности Стукова в отношении меня - вот это мое журналистское расследование, цель которого - установить, что на самом деле происходит с реками севера Свердловской области, кто их загрязнил и в какой степени (они реально загрязнены), а кто пытается увести вопрос от загрязнения рек алюминием и свалить на одного из крупных игроков не только его проблемы но и чужие.







Потому что, без правильного диагноза не бывает правильного лечения, а реки чистить надо.



Источник

Вернуться к Оглавлению






Руководитель «Денежкиного камня» откликнулась на журналистские запросы, но уклонилась от ответов по существу


Руководитель Федерального государственного бюджетного учреждения «Государственный природный заповедник «Денежкин Камень» неделю думала, как ответить на заданные ей вопросы и наконец прислала ответы.

Прочитав их, мы подумали, что Анна Квашнина не стремилась прояснить для общественности ситуацию, вызывающую вопросы, а пыталась наоборот скрыть значительную часть информации.

Впрочем, мы покажем наши вопросы и ответы госпожи Квашниной на них целиком, и вы, уважаемые читатели, самостоятельно сможете сделать выводы – отвечала госпожа Квашнина на вопросы, или наоборот уклонялась от ответов.

Почему появились вопросы в адрес чиновницы Анны Квашниной?

 

Напомним, что Анна Квашнина в рабочее время и за государственный счет, по сути, занялась общественной деятельностью вне пределов заповедника, которым ей поручено руководить. Причем эта, де-факто, общественная деятельность ведется госпожой Квашниной очень своеобразно.

 

Первоначально Квашнина совершала действия, которые вызывали одобрение практически всеобщее: Анна Евгеньевна заметила, что реки за пределами заповедника, вверенного ей, явно загрязнены и вымирают.
Естественно, что сам факт требует тщательного разбирательства. Кроме того, Квашнина совершенно логично выразила обеспокоенность: а вдруг, экологическая катастрофа в результате распространится и на заповедник?

Госпожа Квашнина стала бить тревогу в СМИ и писать жалобы в Росприроднадзор, и прокуратуру. И это, на наш взгляд, выглядело правильным поступком ответственной чиновницы, болеющей за заповедник, которым руководит (ну и за природу в целом).

 

Государственные органы отреагировали корректно. Были сделаны пробы воды, загрязнения за пределами заповедника подтвердились. Было также достоверно установлено, что в самом заповеднике с экологией все в порядке.

 

Государство стало разбираться в причинах загрязнения рек, а сама тем временем Квашнина начала четко увязывать проблему с расположенным неподалеку Шемурским месторождением, на котором ведет работы холдинг УГМК.

 

При этом Квашнина заявляла журналистам, что она не специалист в гидрологии.

Тогда же она сказала, что боится за переход загрязнений в заповедник (хотя уже прошли паводки, и даже в паводок в заповеднике было все в порядке).
Причем Квашнина то однозначно говорила, говорила, что боится, то весьма своеобразно уточняла свои ощущения: “В чем проблема — я не знаю. Мы боимся до сих пор влияния на территорию заповедника и боимся, ну у не то, что боимся, а пфррррр” (это цитата Квашниной из видеосюжета телекомпании “4 канал”):


 

 


Между тем, государство продолжало разрабатывать комплекс мероприятий по исправлению экологической ситуации, а Квашнина стала усиленно формировать в публичном поле образ УГМК практически как единственного ответственного за проблемы всех рек на севере Урала.
Население, крайне восприимчивое к экологической тематике, естественно, поддерживало “отважную общественницу, борющуюся против буржуев, загадивших все реки”.

 

Квашнина постепенно становилась звездой СМИ, и ей это явно нравилось.

 

Сомнения в том, что чиновница ФГБУ Анна Квашнина действительно борется за чистоту рек Свердловской области, а не занимается информационной атакой на одну коммерческую структуру, по сути, в пользу другой коммерческой структуры, появились после двух событий.

 

Во-первых, Квашнина созвала в Ельцин-центре пресс-конференцию, посвященную проблеме загрязнения рек. Дело, в принципе, хорошее и полезное, т.к. на этом мероприятии присутствовал ученый из государственного Российского научно-исследовательского института комплексного использования и охраны водных ресурсов (РосНИИВХ) – доктор наук Александр Попов, а также директор по горному производству УГМК Григорий Рудой.

Было очевидно, что не слишком компетентная в горном деле и реках, но активная Квашнина и профессионально грамотный (и не просто грамотный, а авторитетнейший в вопросах экологии рек и горном производстве) Попов  не дадут представителю заинтересованной стороны Рудому обманывать журналистов — если даже тому придет в голову подобная идея.
В то же время, только Рудой может сказать, что именно предпринимает УГМК для решения проблемы экологии рек — и Попов, в свою очередь, даст этому решению квалифицированную оценку.

Такой формат пресс-конференции объективно делал ее непредвзятой и позволяющей журналистам, и общественности досконально понять причины экологической катастрофы и пути выхода из нее.

Квашнина, Попов и Рудой сидели в Президиуме пресс-конференции, и это позволило журналистам разобраться в ситуации всесторонне.


Слева направо: Анна Квашнина, Александр Попов, Григорий Рудой

 

И тут выяснилось, что Анна Квашнина, которая, как видно из видеосюжета “4 канала”, по ее собственному признанию, “не специалист, не гидролог, боится, ну то есть не боится, а пфрррр”, ранее ошибалась в расстановке акцентов, когда определяла причины загрязнения рек и виновных в этом.

 

Оказалось, что УГМК и, в частности, ее Шемурское месторождение действительно выступили мощным источником загрязнения рек неподалеку от заповедника (но, повторимся, не в самом заповеднике).

Были названы причины этого события: ошибки в работе проектировщиков. Было сказано, что результатом стала недостаточная мощность очистных сооружений, не справившихся с объемом паводка – явления, как известно, не рукотворного, а природного.

Было также уточнено, что УГМК не имеет права отклониться от проекта, поэтому надо было вносить изменения в проект, и лишь затем становится возможным поправить работу предприятия на месторождении.

Было сказано, что работы по модернизации и расширению очистных сооружений ведутся, что на это только в текущем году УГМК потратит 300 миллионов рублей, а всего это миллиардные затраты.

Проще говоря, УГМК признала свою вину в части загрязнения рек из-за ошибок проектировщиков (проектировщики – это не УГМК) и уже принимает меры к исправлению ситуации в зоне своей ответственности, причем принимает меры реальные и дорогостоящие.

 

Но там же была названа и вторая, немаловажная, причина загрязнения рек: старые, еще советские, заброшенные отвалы.

Дело в том, что на севере Свердловской области расположены сотни заброшенных отвалов. В них нет ни водоотведения, ни вообще какого-либо контроля за ситуацией. И во время паводков они сбрасывают металлы в реки.

 

О том, что это именно так, свидетельствовало наличие мощного потока алюминия в реках, которые беспокоили Квашнину.









Как сказал ученый Александр Попов, алюминий в принципе не может попадать в реки с месторождений УГМК, потому что его на этих месторождениях просто нет (как говорят специалисты горного дела — по фундаментальным геологическим причинам).






На наш взгляд, будь Квашнина человеком, которого беспокоит чистота рек – она бы добавила в число целей своих пиар-атак и производителей алюминия. Но не тут-то было! Замечать алюминий в реках Квашнина упорно не хочет.
Это ее поведение бросается в глаза, т.к. диссонирует с позицией борца за чистоту рек, продекларированной ранее.

 

Примечательно, что на пресс-конференции Квашнина не спорила ни с ученым, ни с горняком из УГМК.

 

Казалось, что теперь-то, когда причины загрязнений установлены, и ведутся работы по исправлению ситуации в части, за которую отвечает УГМК (причем даже сроки нормализации были названы), Квашниной самое время определиться с источниками алюминия, и начать бороться также с ним.

Ведь реки, расположенные за пределами заповедника — те, за которые (в том числе, в рабочее время) переживает Квашнина — одни и те же, а для рыбы смертельно опасны в резко повышенных дозах что, медь, что алюминий.

Однако уже через полдня после пресс-конференции Квашнина вновь вышла в Фейсбуке с материалами, обличающими исключительно УГМК, не упоминая алюминий вообще, и делая вид, что она не в курсе, как решается ситуация с загрязнением рек.

 

 

Журналист Интермонитора, присутствовавший на пресс-конференции, спросил Квашнину в Фейсбуке о причинах резкой перемены в ее позиции – и не получил внятного ответа.

Тогда мы впервые заподозрили, что  цель Квашниной – наверное, вовсе не защита природы, а, возможно, выгораживание производителей алюминия, за счет увода темы исключительно на УГМК.

 

Ведь, от того, что УГМК исправит свою часть в создании загрязнений, старые заброшенные советские отвалы с медью, алюминием, марганцем и прочими металлами никуда не денутся, загрязнения уменьшатся, но не исчезнут. Однако это не интересует, насколько мы видим, Квашнину. А тема алюминия для нее кажется практически запретной – судя по ее поведению.

 

Но окончательно укрепились в своих подозрениях, что дело в “борьбе за природу” у Квашниной нечисто мы после того, как Квашнина в рабочее время, оплаченное государством, и на оплаченном государством же транспорте устроила натуральную провокацию: позвав сотрудников Росприроднадзора делать пробы воды, отказалась их делать в одной из точек, намеченных заранее, и согласованных всеми участниками конфликта, а также Росприроднадзором.


Анна Квашнина, по сути, диктовала сотрудникам Росприроднадзора свои условия и затем отказалась ехать брать пробы воды.
Фото из видеосюжета, сделанного у шлагбаума предпряития «Святогор, и присланного УГМК по запросу нашей редакции»,
когда мы начали разбираться в ситуации досконально

 

А затем — когда участники замеров отправились к оставшимся точкам — Квашнина, используя преимущество в клиренсе, проходимости и скорости своего автомобиля на лесной дороге, оторвалась от сотрудников УГМК, и пробы были сделаны на двух других точках в их отсутствие.

 







Мало того, в кузове с этими пробами бесконтрольно (со стороны УГМК и Росприроднадзора) ехал муж Квашниной Константин Возьмитель.








Отсутствие представителей УГМК при заборе проб, автоматически делает ничтожным протокол взятия этих проб, и чиновница Квашнина не может этого не знать.

 

Получается, что Квашнина устроила провокацию, да еще и за государственный счет — потому что, вину за сорванные ею исследования она попыталась возложить на УГМК, через СМИ, которые пока еще верят Квашниной на слово.

 

Такое странное поведение, на наш взгляд, допустимо для “белоленточных” активистов, но никак не для государственной чиновницы, даже бы и не в рабочее время. «Выступать» по сценарию, характерному для “белоленточных” активистов, нацепив при этом на грудь бляху государственного инспектора – по нашему мнению, для руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения недопустимо.

 

Так и было принято нами решение провести собственное журналистское расследования, в ходе которого выяснить, что же на самом деле происходит с экологией рек на севере Свердловской области, кто или что в этом виноваты, и почему чиновница Федерального государственного бюджетного учреждения Анна Квашнина, по сути, дезинформирует руководство и общественность.
Ведь, без правильного диагноза невозможно назначить правильное лечение, а на основании дезинформации не получится принимать верные решения реагирования.

 

Поскольку в ходе журналистского расследования мы должны узнать точку зрения всех участников конфликта, и постараться выстроить логику каждого из них, а затем сравнить их с проверяемыми фактами и документами, мы официально задали вопросы Анне Квашниной. И показываем, что она прислала в ответ.


Что прислала Анна Квашнина в ответ на наши вопросы по существу её действий

 

 

ПЕРВЫЙ БЛОК ВОПРОСОВ

 

Вопрос редакции:

 

  1. Уважаемая Анна Евгеньевна, кто Вы по образованию? Какое учебное учреждение окончили, когда, по какой специальности, с каким средним баллом диплома?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Нас удивил отказ руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения пояснить подробности о ее образовании.

Тем более, на сайте ФГБУ, возглавляемого Анной Квашниной, указано, что Анна Евгеньевна Квашнина окончила Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, по специальности — «биолог, преподаватель биологии и химии», специальность по дипломной работе – зоология, этология. Год окончания ВУЗа не указан.


Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

 

И, если в отношении информации о среднем балле диплома Анны Квашниной о высшем образовании еще можно предполагать, что Анна Евгеньевна его стесняется, то для чего руководитель ФГБУ решила утаить от нас информацию о своем образовании — непонятно.

 

Отметим, что неделю назад госпожа Квашнина наоборот намеревалась подробно проинформировать нас о своем образовании, но теперь вдруг передумала.

 

Между тем, по нашему мнению, образование Анны Квашниной – информация очень важная для понимания степени ее компетентности в вопросах, где она, по сути, берется предъявлять обвинения отдельным коммерческим структурам и ставит под сомнения выводы профильных специалистов.

 

 

Вопрос редакции:

  1. Какие требования к образованию директора заповедника предъявляет Закон? В каком нормативном акте мы можем ознакомиться с этими требованиями? Где он находится?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции: 

Очень жаль, что госпожа Квашнина не помогла нам разобраться в вопросе, который она, несомненно, хорошо знает.

Но, раз госпожа Квашнина считает, что нам лучше поинтересоваться этим у ее руководства в Минприроды, мы так и поступим.

 

 

Вопрос редакции:

  1. Руководитель какой структуры и кто персонально назначил Вас директором заповедника? 

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Отметим, что на этот вопрос Анна Евгеньевна дала исчерпывающий ответ, позволяющий добраться до сути происходящего.

Действительно, по адресу http://bus.gov.ru/pub/info-card/155082?activeTab=1 размещена копия приказа №1801-к от 23.07. 2003 г. о назначении Анны Евгеньевны Квашниной на должность директора государственного природного заповедника “Денежкин камень” с окладом согласно штатному расписанию и надбавкой к должностному окладу в размере 100 процентов “за сложность и напряженность в работе”.

Приказ подписал министр Министерства природных ресурсов РФ В.Г. Артюхов, на основании представления руководителя Департамента особо охраняемых природных территорий, объектов и сохранения биоразнообразия Амирханова А.М., и с согласия Квашниной А.Е.

 

ВТОРОЙ БЛОК ВОПРОСОВ

 

Вопрос редакции: 

  1. Действительно ли Константин Возьмитель и Роберт Карапетян являются сотрудниками ФГБУ, возглавляемого Вами? Если да – на каких должностях они работают?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Признаться, такой ответ чиновницы ФГБУ Анны Квашниной нас опять удивил.

Дело в том, что на сайте ФГБУ “Государственный заповедник Денежкин камень” даже на момент выхода наше статьи (т.е., уже после получения нами ответов Анной Квашниной) содержится информация, что Константин Возьмитель и Роберт Карапетян в настоящее время работают в этом учреждении.

Там же указано, что Константин Анатольевич Возьмитель — Старший государственный инспектор в области охраны окружающей среды, а Карапетян Роберт Каренович — Пресс-секретарь.

 

Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»


Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

 

Информацию о своей работе в ФГБУ возглавляемом Анной Квашниной, Возьмитель и Карапетян также подтверждают и в своих социальных сетях, и блогах.

Поэтому, скрытность госпожи Квашниной в данном вопросе вновь оказалась совершенно нам непонятна.

 

Вопрос редакции:

  1. Правда ли, что Вы состоите в браке с Константином Возьмителем, находящимся в Вашем подчинении?Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

На первый взгляд, по этому вопросу ответ Анны Квашниной выглядит логичным – ну, в самом деле, казалось бы, какая разница, кто с кем в браке состоит?

Однако не всё так просто.

Дело в том, что в России действует федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», который, в том числе, ограничивает некоторые формы совместной работы родственников в государственных структурах.

Прежде всего, эти ограничения направлены на снижения рисков финансовых и карьерных злоупотреблений в системе государственной службы. Например, выписывать премии родственнику, находящемуся в подчинении, осуществлять в отношении него контрольные функции или продвигать его по службе, используя начальственные возможности – не во всех случаях поощряется.

Может быть, госпожа Квашнина что-то знает в этом контексте такое, о чем не хотела бы рассказывать?

Впрочем, отказ вообще говорить на данную тему, в любом случае, настораживает. Видимо, нам придется адресовать этот вопрос в прокуратуру. Прокурору госпожа Квашнина не сможет отказать в прояснении вопросов, связанных с исполнением ею требований законодательства.

Скрытность чиновницы Квашниной по данному вопросу выглядит тем более странно, если принять во внимание, что в марте 2018 г. Анна Квашнина выложила в своем Фейсбуке  крупным планом, в открытый доступ, штамп из паспорта о браке с человеком, данные которого совпадают с опубликованными на сайте ФГБУ сотрудника Константина Возьмителя.

Скриншот из Фейсбука Анны Квашниной. Часть информации заретуширована нами, тогда как в посте Квашниной никакой ретуши нет и вся информация отчетливо читается.


Причем ссылка из поста Квашниной на профиль гражданина, обозначенного ею как супруг, в Фейсбуке ведет на страницу пользователя “Костя Возьмитель”, фото которого совпадает с фото Старшего государственного инспектора в области охраны окружающей среды Возьмителя К.А. на сайте ФГБУ.

 

Вопрос редакции:

  1. Правда ли, что Константин Возьмитель и Роберт Карапетян ехали в кузове грузовика, где в этот момент находились пробы, сделанные сотрудниками Росприроднадзора?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

На наш взгляд, госпожа Квашнина здесь частично говорит правду и даже предоставляет новую информацию, но при этом и во многом лукавит.

Анна Квашнина подтвердила, что ее сотрудники Роберт Карапетян и Константин Возьмитель ехали в кузове с пробами воды (как минимум, в отношении Возьмителя эта информация совпадает с той, что есть на видеозаписях с места событий).

Она рассказала также, что далее пробы воды ехали в автомобиле с сотрудниками ее оппонентов – компании УГМК. Это новая для нас информация, мы будем уточнять ее непосредственно в УГМК и расскажем о результатах.

Но, в то же время, Анна Квашнина делает заявления, которые, по нашему мнению, противоречат видеозаписям с места событий.

В частности, на видеозаписи мы увидели, что госпожа Квашнина под разными предлогами пыталась отказаться (и в итоге отказалась) отправляться делать пробы в том составе, который  был запланирован сотрудниками Росприроднадзора в их письме предприятию «Святогор», входящего в УГМК. Это письмо определяло численность участников со стороны заповедника, что требовалось, с точки зрения обеспечения режима безопасности. Роспотребнадзор составил списки, подал их в «Святогор», но затем Анна Квашнина без предупреждения увеличило количество участников. По-видимому, она делала это сознательно, дабы провести провокацию —  учитывая, как далее развивались события.

Если бы всё обстояло было так, как написала нам Анна Квашнина, она бы, как нам представляется после просмотра видео, приняла условия Росприроднадзора – и поехала бы в составе, определенном их заявкой сама, либо отправила кого-то из сотрудников. Но вместо этого Квашнина отказалась ехать на данную точку вообще.

Вот видеозапись, о которой мы говорим:




Почему слова Анны Квашниной противоречат, как нам видится, видеозаписи – нам пока непонятно. Это требует дальнейшего прояснения.

 

Вопрос редакции:

  1. Как могло случиться, что Вы, будучи опытным государственным чиновником, руководителем ФГБУ, и зная, что у Вас спорная ситуация с предприятием «Святогор», допустили, что машина с сотрудниками «Святогора» отстала, а затем не приняли мер к тому, чтобы сотрудники «Святогора» были на месте взятия проб?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Мы внимательно прочитали статьи законов, на которые сослалась госпожа Квашнина, но так и не смогли понять, какое отношение они имеют к нашему вопросу.

Из видеозаписи, приведенной выше, следует, что Анна Квашнина сначала, на наш взгляд, сорвала взятие проб в том составе участников, который был согасован и заявлен Росприроднадзором. А потом оторвалась от сотрудников УГМК на лесной дороге.

Таким образом, как мы видим ситуацию, пробы не были взяты на первой точке из запланированных вообще, а на двух других были взяты без подписи второй стороны конфликта?

Почему тогда, вместо объяснения своих действий, Анна Квашнина ссылается на статьи законодательства, которые, на наш взгляд, не имеют отношения к смыслу вопроса – непонятно.

Возможно, госпожа Квашнина просто не смогла придумать оснований, чтобы не отвечать, а отвечать по существу не захотела?

Наверное, и этот вопрос, неотвеченный госпожой Квашниной, нам придется адресовать прокуратуре и просить выяснить обстоятельства, причины, последствия поведения госпожи Квашниной в рабочее время, а также дать им правовую оценку.

 

 

Вопрос редакции:

  1. Вы отдавали себе отчет в том, что без подписи представителей «Святогора» в протоколе забора проб и контроля за тем, как пробы доставляются в лабораторию, протокол может быть признан недействительным, и тогда все средства, потраченные государством на Ваш дневной вояж по лесу, окажутся потраченными впустую?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции: 

На наш взгляд, этот ответ госпожи Квашниной противоречит ее заявлению на видеозаписи, что она не поедет брать пробы в первой точке, а также заявлению ее подчиненного и одновремено мужа Константина Возьмителя на той же записи, что он ее не отпустит (без своего сопровождения) брать пробы на первой точке.

 

Вопрос редакции:

  1.    Прошу прислать Положение о ФГБУ, возглавляемом Вами, а также должностные инструкции Константина Возьмителя и Роберта Карапетяна, либо указать ссылки на сайт Вашего ФГБУ, где они находятся. Самостоятельно эти документы мы не смогли найти.    

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Ответ госпожи Квашниной о том, что положение о Заповеднике «Денежкин камень» есть «в справочной правовой системе», пожалуй, еще можно принять, учитывая, что она сослалась на конкретный Приказ Минприроды.

Но вот отказ госпожи Квашниной показать содержание должностных инструкций сотрудников, замещающих должности в Федеральном государственном бюджетном учреждении, возглавляемом Квашниной, намного непонятнее.

Да, возможно, в должностных инструкциях  конкетных сотрудников есть персональные данные, отсутствующие в открытом доступе (например, их домашние адресав). Но ничто не мешает Квашниной закрыть эту информацию – ведь нас интересует лишь то, чем должны заниматься сотрудники Карапетян и Возьмитель, а что, соответственно, выходит за рамки их занятий в оплаченное государством время. А еще проще прислать саму инструкцию: ведь они, скорее всего, написаны под должность и одинаковы для тех, кто эту должность замещает.

Поэтому, мы склонны полагать, что госпожу Квашнину, вероятно, беспокоит несоответствие писанных обязанностей Старшего государственного инспектора в области охраны окружающей среды Константина Возьмителя тому, что он по факту делал на видеозаписи с места, где Квашнина, по сути, срывала забор проб. Тем более, что шлагбаум «Святогора», как и место забора проб воды находятся за пределами заповедника «Денежкин камень», в котором в это время, по-видимому, должен был трудиться в рамках своей должностной инструкции Константин Возьмитель.

Это, конечно, лишь гипотеза, но иначе сложно объяснить, почему госпожа Квашнина так скрытничает по этому поводу.

 

Выводы

Таким образом, отрадно, что руководитель Федерального государственого бюджетного учреждения Анна Квашнина не стала совсем уж отмалчиваться в ответ на заданные ей по существу ее деятельности вопросы и ответила по существу, хотя бы на некоторые из них.

Вместе с тем, печально, что чиновница ФГБУ не прояснила ситуацию, которую мы были склонны рассматривать как попытку провокации, а также как заведомо бессмысленную трату ресурсов государства.

Версия о вероятной провокации со стороны Анны Квашниной возникла из-за того, что чиновница поступала так, как показано выше, хотя она осведомлена о правилах составления документов по спорным ситуациям – как в силу специфики работы Государственным инспектором, так и в силу прямого вопроса сотрудника Росприроднадзра о том, подпишет ли каждая из сторон конфликта протокол забора проб.

К сожалению, присланные госпожой Квашниной ответы не сняли эту версию, а скорее даже усилили ощущение, что Квашнина пытается скрывать существенные факты, т.к. понимает, что они противоречат тому, для чего государство платит ей зарплату и 100-процентную надбавку к должностному окладу “за сложность и напряженность в работе”.

Вот уж точно, Минприроды не станет считать, что, когда руководитель ФГБУ, относящегося к Минприроды, бессмысленно гоняет по лесу двух сотрудников Росприроднадзора, также относящегося к Минприроды и двух своих подчиненных (а с водителем — видимо, даже трех — это и есть та самая “сложность и напряженность в работе”, за которую надо доплатить второй оклад.

За такую “сложность и напряженность в работе”, по нашему мнению, надо не доплачивать, а вычитать из зарплаты чиновника бесполезные расходы, понесенные государством по его прихоти.

 связи с этим, мы вынуждены адресовать наши вопросы и ответы госпожи Квашниной на них в Минприроды – начальству чиновницы, а также в прокуратуру. Раз чиновницы ФГБУ не хочет (или не может)  прояснить ситуацию, а ситуация эта порождает обоснованные сомнения в добросовестности чиновницы — значит, надо просить вмешаться тех, кому она не сможет отказаться отвечать на вопросы по существу.



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Кажется, я понял, почему чиновница Квашнина работает общественницей, получая зарплату директора ФГБУ

Меня очень удивляло, каким образом чиновница Анна Квашнина, получая зарплату директора Федерального государственного бюджетного учреждения, умудряется болтаться непойми где в рабочее время, занимаясь, по сути, общественной деятельностью.

Причем со всеми атрибутами общественницы белоленточного толка - включая провокации и враньё в СМИ.

Похоже, с этим более-менее понятно стало.

Квашниной, на минуточку, назначили зарплату со 100%-ной надбавкой!
Она, на минуточку, осваивает многомиллионные контракты по госзакупкам.
Это должно контролироваться, как и то, где она проводит рабочее время и почему, вместо того, чтобы заниматься заповедником, ведет общественную деятельность вне заповедника в рабочее время, оплаченное из бюджета.

А там дойдем и до вопроса, почему она алюминий в реках категорически "не видит" и атакует искючительно одну компанию - у которой алюминия нет, и что важно, в принципе не может быть.

Так вот, вследствие того, что я стал задавать вопросы Квашниной как чиновнице, она, пусть крайне неохотно, пусть с КПД хуже паровой машины, но была вынуждена отвечать. И не только отвечать, но и приводить документы в соответствие с правилами.
Так, например, я увидел, что на сайте ФГБУ "Государственный заповедник Денежкин камень" появились данные о вышестоящем начальстве Квашниной. Она как общественница может быть сама по себе, но как чиновница - нет.



После этого я зашел на сайт Минприродыи посмотрел  кто же это тот самый начальник Квашниной, который позволил подчиненной ему чиновнице до такой степени распуститься и легко путать личное с государственным?

И обнаружил ситуацию, которая, пожалуй, проясняет происходящее в этой части.

Дело в том, что руководитель Департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Андрей Вячеславович Колодкин назначен совсем недавно - всего лишь 30 августа 2018 года.

Т.е.. сначала, судя по всему, Минприроды ждало выборов Президента и смены кадров в Правительстве, потом эта смена кадров прошла на более низовые уровни в министерствах. Соответственно, там уже примерно полгода все были заняты, в основном, своими кадровыми проблемами - как удержаться, или куда пойти, если не удержишься. Это нормальное состояние министерств, я не утрирую. Так устроена жизнь в этой части.

В общем, я думаю, что уважемый Андрей Вячеславович Колодкин еще просто не успел обратить внимание на поведение своих подчиненных в лесу, в 2000 км от Москвы.

Я думаю, что этот недочет надо исправить, и заставить руководителя ФГБУ Квашнину заняться тем, за что ей платят зарплату, а не изображать из себя белоленточную общественницу, да еще примерно с таким либретто:

- Реки загрязнены!

- Это уже известно. Там медь и алюминий. Меры принимаются и Вы это знаете.

- Это УГМК! Ненавижу!

- У УГМК нет алюминия, поэтому это не только УГМК. Вы, кстати, почему об этом не говорите?

- Нет это УГМК! Ненавижу!

- Но у УГМК нет алюминия. Почему Вы не ищете источник алюминия, если беспокоитесь о реках? Рыба от алюминия дохнет так же, как от меди - вы не знали? Вы, случайно, работаете на алюминщиков против медников?

- Нет это УГМК! Ненавижу...

Вот, поэтому я и пришел к выводу, что чиновница Квашнина  на самом деле, вероятно, не за реки болеет, а действует в интересах одной коммерческой структуры против другой. Как общественница. Но не забывая при этом осваивать многомиллионные контракты по госзакупкам и получать зарплату от государства. Со 100%-ной надбавкой.


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Вижу явный прогресс. Господа "общественники-совместители" начали говорить об алюминии в реках



В тех, где алюминий течет вместе с медью и железом, с превышением в 2.5 (две с половиной) тысячи раз.


А следующим шагом чиновница Квашнина перестанет изображать из себя "незнайку" и начнет, наконец, задаваться вопросом - откуда алюминий в воде, когда, в силу фундаментальных геологических причин, месторождения меди не содержат алюминия?

Ей это прямо в левое ухо ученый уже говорил недавно, но она делала вид, что "не слышала".





А потом мы, возможно, даже услышим призывы Квашниной покарать тех, кто сифонит в реки алюминием? Или думаете, все же не решится на них прыгать?
Посмотрим, но я считаю, у Квашниной может просто не остаться выхода. Очень плохая карма для чиновника "мочить" одну коммерческую структуру, по сути, в интересах другой.

Рыба же от алюминия дохнет не меньше, чем от меди. Поэтому, не получится "любить рыбок" исключительно на почве ненависти к медникам :) Тут, как в анекдоте, про крестик и трусы.

Так и проверим, что же защищает чиновница Квашнина на самом деле - природу, или алюминий.


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Отправил в Прокуратуру Свердловской области обращение по "подвигам" чиновницы Квашниной и ее "свиты"


Прокурору Свердловской области,
государственному советнику юстиции 2 класса
ОХЛОПКОВУ Сергею Алексеевичу

Уважаемый Сергей Алексеевич,

В ходе журналистского расследования, целью которого является выяснение реальной ситуации с загрязнением рек севера Свердловской области, а также выяснение реальных мотивов действий чиновницы Федерального государственного бюджетного учреждения Государственный заповедник «Денежкин камень» мы обнаружили следующие обстоятельства.

Сотрудник ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» Карапетян Роберт Каренович в дневное время находился 11.10.2018 г. перед КПП предприятия «Святогор».
Юридический адрес АО «Святогор (входит в структуру УГМК)»: Свердловская область, г. Красноуральск, ул. Кирова, д. 2; а инцидент, описанный ниже, произошел территориально на КПП Шемурского месторождения, где ведет работы эта организация.


Вместе с ним перед КПП предприятия «Святогор» находились директор ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» Анна Квашнина и еще один сотрудник Государственный заповедник «Денежкин камень» - Константин Возьмитель, Старший государственный инспектор в области охраны окружающей среды из этого ФГБУ.

Отмечу, что территория АО «Святогор», как и площадка перед ней не относятся к ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень», таким образом Квашнина и два ее сотрудника, по-видимому, в оплаченное государством время, на оплаченном государстве транспорте, действовали за пределами вверенной ФГБУ территории.
Адрес ФГБУ «Государственный заповедник Денежкин камень», указанный на сайте этой организации: Свердловская область, г. Североуральск, ул. Ленина, д. 6.

Особо отмечу, что в многочисленных интервью СМИ Анна Квашнина прямо подтверждала: на территории вверенного ей ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» экологическая обстановка нормальная, реки не загрязнены. Причем эта ситуация сохраняется спокойной даже после сильных паводков. Соответственно, активность чиновницы Квашниной в вопросах защиты экологии рек, при всей благости продекларированных ею намерений, носит характер общественной работы, т.к. проходит за пределами заповедника, при этом имеет отношение к вопросам, также выходящим за пределы заповедника и не оказывающим на него влияния, согласно ее собственным данным.

В связи с этим, непонятно, почему в общественную, по сути, деятельность за пределами ФГБУ вовлечены многие сотрудники ФГБУ, во главе с директором, и всё это делается ими в рабочее время, оплаченное из бюджета – получается, вместо работы, которую им и оплачивает государство. Не могут же они выполнять работу в заповеднике, регулярно проводя целые дни за его пределами?

Получается, по моему мнению, что директор ФГБУ Анна Квашнина, по сути, систематически отсутствует на рабочем месте длительное время, занимаясь общественной работой, не связанной с функционированием заповедника, которым она руководит.
Она, в принципе, и не скрывала в СМИ, что реализовывает так свое общегражданское право на получение информации об экологической обстановке – т.е., как я понимаю, сама признала, что выступает как частное лицо в этих вопросах. Непонятно, почему, по сути, за удовлетворение ее бытового любопытства, пусть даже мотивированное, по ее мнению, высокими целями, государство должно платить из федерального бюджета.


Из слов Анны Квашниной, которые представлены на видеозаписи https://youtu.be/UpLlojldSw0 , следует, что оба ее сотрудника – Карапетян и Возьмитель - были там по ее распоряжению, в качестве именно сотрудников ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень».

На приведенной в тексте видеозаписи https://youtu.be/UpLlojldSw0 присутствуют следующие участники:
В сине-голубой одежде — представители Росприроднадзора и ЦЛАТИ.
В зеленой куртке с бляхой на груди — чиновница Анна Квашнина, руководитель ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень».
В серо-красном — эколог «Святогора».
Мужчина с бородой — Константин Возьмитель.
Мужчина с камерой, на которой установлен мохнатый микрофон — Роберт Карапетян.
Съемку вел кто-то из пресс-службы УГМК

Продекларированная цель нахождения там этих трех человек, а также водителя с автомобилем – забор проб воды из рек, проезд к которым осуществляется через территорию АО «Святогор». Забор проб должны были делать сотрудники Росприроднадзора и аккредитованной лаборатории ЦЛАТИ, по заявлению Анны Квашниной.

Из диалогов на вышеприведенной видеозаписи следует, что заявка на участие в заборе проб была подана в АО «Святогор» сотрудниками Роприроднадзора, исходя из требований, что при заборе проб должны находиться представители обеих заинтересованных сторон – заповедника и АО «Святогор».

Анна Квашнина была заранее информирована о том, что на территории АО «Святогор» жесткий пропускной режим, т.к. она лично это слышала на пресс-конференции за неделю до инцидента и возмущалась этим.
Тем не менее, Квашнина, как следует из той же видеозаписи, не приняла никаких мер к тому, чтобы обозначить, в каком составе, сверх минимально необходимого для составления протокола о заборе проб, она намерена проехать на территорию АО «Святогор», чтобы далее следовать к реке.


В результате, как следует из видеозаписи, сотрудники АО “Святогор” и Росприроднадзора, более пяти минут уговаривали Квашнину уменьшить численность ее “делегации” до количества, достаточного для забора проб. Однако Квашнина категорически отказалась сделать это, постоянно искала, как я вижу из видеозаписи, поводы для отказа. Когда ей не удавалось найти повод, она, на мой взгляд, искала следующий. В конечном счете она, как я понял видеозапись, ответила сотрудникам Росприроднадзора, что не будет подписывать протокол – после чего объявила о своем отказе ехать на эту точку.

По имеющимся у меня сведениям, на следующий день на этой точке проба воды все же была сделана – в присутствии одного из заместителей Квашниной и без скандалов. Таким образом, на мой взгляд, доказано, что численность “делегации” Квашниной была явно избыточной, а значит, скандал, затеянный накануне Квашниной, вероятно, имел целью вовсе не забор проб.

Затем, когда Квашнина выдвинулась на две других точки из трех запланированных на день, она оторвалась от автомобиля “Святогора” Тойота Ленд Крузер, используя преимущество своего автомобиля “Егерь” в клиренсе и скорости на лесной дороге, изобилующей кочками и ямами. Это видно на видеозаписи: https://youtu.be/P-tbm5JQgL0
Причем, как свидетельствуют участники событий, до начала движения Квашнина показала, что отдает себе отчет в разнице скоростей и обещала следить за тем, чтобы автомобиль “Святогора” не отстал.

Отмечу, что Анна Квашнина является Государственным инспектором (так написано на специальном знаке, который она носила в тот момент), и поэтому не могла не знать, что протокол без подписи “Святогора” ничтожен. Значит, по моему мнению, она, вероятно, совершала все эти сложные последовательные, длящиеся во времени действия с умыслом на срыв забора воды.

Более того, как оказалось, когда пробы были взяты и автомобиль “Егерь”, возвращаясь, встретился с автомобилем Тойота “Святогора”, с пробами воды в кузове ехали сотрудники ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень», которые, в принципе, имели возможность воздействовать на содержимое бутылок с водой.
Это обстоятельство никак не меняет ничтожности протокола и показывает, с какой целью, возможно, Квашнина требовала участия в заборе проб воды своего мужа – Константина Возьмителя, должность которого, на наш взгляд, никак не подразумевает забор проб воды за территорией заповедника.

Более того, впоследствии сотрудники ГБУ, при попустительстве Квашниной, пытались распространить в СМИ информацию, что, якобы это не они, а компания УГМК, структурным подразделением которой является «Святогор», сорвали забор проб воды.

Мы пытались получить от Анны Квашниной ответы на вопросы, проясняющие спорные и непонятные моменты, однако столкнулись с тем, что чиновница Квашнина, по сути, отказалась отвечать практически по всем пунктам.

Вероятно, чтобы не подпадать под статью КоАП о непредоставлении информации, она написала отписки, но содержательной части там практически не было.

Квашнина даже отказалась пояснить, являются ли Карапетян и Возьмитель ее сотрудниками. Она также отказалась предоставить информацию о должностных обязанностях Карапетяна и Возьмителя, лишив нас таким образом возможности удостовериться, что присутствие этих сотрудников вне заповедника было действительно мотивировано производственной необходимостью, а не какими-то иными мотивами Квашниной.

Отдельно обращаю Ваше внимание на то, что Роберт Карапетян по итогу инцидента у КПП АО «Святогор» написал прокурору г. Ивделя заявление о, как он считает, эпизоде воспрепятствования законной журналистской деятельности. Однако в этом заявлении он представился как учредитель СМИ “Скрытая камера” и журналист, хотя непосредственно на КПП, и затем в соцсетях его начальница позиционировала его как сотрудника ФГБУ.
Нам непонятно, нормальная ли это ситуация, когда сотрудник ФГБУ в рабочее время, одновременно совмещает свою работу, оплаченную государством, с работой в частном СМИ? По крайней мере, такой вывод мы сделали из заявления Карапетяна в прокуратуру.

В связи с вышеизложенным, прошу дать правовую оценку следующим обстоятельствам:

1. Правомерны ли были действия Анны Квашниной, которая целый день гоняла служебный автомобиль “Егерь” с водителем, и двух сотрудников на заведомо бесполезные, из-за ее действий, мероприятия – ввиду отказа Квашниной проехать в первую точку забора воды, и отрыва ее от представителей “Свтогора” на двух других точках, что лишало их возможности подписать протокол и делало его ничтожным? Да еще и вовлекала в это сотрудников Росприроднадзора и ЦЛАТИ, прибывших по ее заявлению?
Возможно ли обязать Анну Квашнину оплатить расходы, понесенные государством на оплату этого бесполезного для государства вояжа ее самой, ее мужа и еще одного сотрудника ФГБУ, совершенного, по-видимому, за счет государства? Ведь Квашнина утверждала, что они все там – как сотрудники ФГБУ, а вовсе не как общественники.

2. Не противоречит ли Федеральному Закону «О государственной гражданской службе Российской Федерации» работа мужа Квашниной Константина Возьмителя в ФГБУ под началом Квашниной? Не было ли признаков преференций Возьмителю со стороны супруги-начальницы – например, при премировании работников ФГБУ?

3. Являются ли правомерными действия сотрудников ФГБУ Карапетяна и Возьмителя по распространению в социальных сетях информации о том, что якобы это УГМК («Святогор») сорвала забор проб – тогда как на видеозаписи с места событий, где непосредственно в кадре присутствуют Карапетян и Возьмитель, видно, что УГМК и Росприроднадзор наоборот уговаривали Квашнину проехать на место и взять пробы (причем, состав участников был достаточным для этого и был сформирован в заявке Росприроднадзора в заявке на пропуск)?

4. Можно ли считать «отписки» Анны Квашниной отказом в предоставлении информации СМИ, в контексте соответствующей статьи Административного кодекса?
Например, Квашнина, сославшись на одну из первых (общих) статей Закона о Персональных данных, отказалась ответить на вопрос, является ли Константин Возьмитель и Роберт Карапетян сотрудниками ее ФГБУ, и в каких должностях, но при этом на сайте ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» содержится информация по этому поводу. Есть она и во множестве хвалебных статей в СМИ. А по нашему запросу, в связи со странными действиями при заборе проб, почему-то, госпожа Квашнина вспоминает про Закон о персональных данных.

C отписками Квашниной, присланными в нашу редакцию, вместо предоставления информации по существу заданных ей как руководителю ФГБУ вопросов, Вы можете подробно знакомиться в нашем материале «Руководитель «Денежкиного камня» откликнулась на журналистские запросы, но уклонилась от ответов по существу» по адресу в сети Интернет https://bit.ly/2EEjqIn


5. Является ли правомерным, что Роберт Карапетян, который присутствовал на месте инцидента как сотрудник Федерального государственного бюджетного учреждения, вдруг в заявлении на имя Прокурора г. Ивделя объявил себя учредителем и журналистом частного СМИ и, по сути, как я полагаю, выдвинул обвинения против УГМК в совершении преступления по статье «Воспрепятствование законной журналистской деятельности»?
Т.е., на видеозаписи он – сотрудник, пресс-секретарь Федерального государственного бюджетного учреждения, а в заявлении на имя Прокурора г. Ивделя – уже журналист, главный редактор и учредитель СМИ.
Не содержат ли подобные действия Роберта Карапетяна признаков заведомо ложного сообщения о преступлении?

С уважением,
Евгений Ющук,

Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел. +7-950-641-06-09



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Изменения понятия «взятка» в уголовном кодексе скажется на «тёплых» взаимоотношениях чиновников в Свердловской области?


«На рассмотрение депутатов Госдумы вскоре будет дан разработанный в Минюсте законопроект о расширении понятия взятки.
Теперь под это определение будут попадать не только толстая (или тонкая) пачка наличности в конверте, дорогие подарки или «бесплатные» путевки на тропические острова, но и различные нематериальные услуги.

Фактически под статью о взятке отныне будет попадать любое действие, целью которого является желание доставить «удовольствие» чиновнику в обмен на его благосклонность при решении того или иного вопроса, каким бы косвенным этот «подарок» ни был.
Это может быть и хвалебная статья в прессе, и обеспечение бесплатным лечением его тещи, и проплаченные интим услуги в сауне»,сообщило издание «Человек и Закон» год назад.

Как пояснила «Российская газета», подобные изменения в законодательства приведут российский Уголовный кодекс в соответствие со статьей 16 Конвенции ООН против коррупции, где говорится, что «уголовно наказуемым является принятие должностным лицом не только денег, но и вообще «какого-либо неправомерного преимущества». Россия ратифицировала этот документ еще в 2006 году».

Нет сомнений, что население с воодушевлением поддержит такие изменения, т.к. на бытовом уровне взаимоотношения «ты мне – я тебе», поддерживаемые с использованием чиновниками их служебного положения, как взятка интуитивно и воспринимаются. Не в уголовно-правовом смысле, конечно, а в бытовом, или, точнее, в смысле категории справедливости.

Людей резонно раздражает, когда чиновники, имеющие, в силу должности, доступ к материальным и нематериальным благам, которые прочим гражданам, устраивают своего рода «бартер» с другими чиновниками.

Причем люди хорошо чувствуют, когда дружеские отношения превращаются в такой своеобразный «чиновничий бартер».

Но ведь чиновники – тоже люди. Как же разделять простую человеческую дружбу и «бартер»?

Опрошенные нами обычные граждане были едины во мнении: если один чиновник другому дал взаймы денег, угостил рыжиками с уксусом, или помог вытолкать застрявшую в грязи машину – это дружеские отношения, потому что в них не участвуют блага, доступ к которым «дружащие» получили, в силу своего служебного положения.
Если же чиновники обмениваются услугами, которые им доступны в силу служебного положения – это уже, скорее, соответствует духу Конвенции ООН против коррупции. А вскоре, видимо, будет подпадать и под модернизированную статью УК РФ о взятках.

Впрочем, и без модернизации статьи Уголовного кодекса власти стараются пресекать явные злоупотребления «бартером» среди чиновничества, дабы не раздражать население.

Ведь разные «права доступа» к нематериальным благам воспринимаются людьми как социальное неравенство. Даже в СССР это порождало настолько сильное раздражение у населения, что Ельцин выбрал в качестве политического трамплина именно на «борьбу с привилегиями» чиновников.

Помимо крупных чиновников, существует множество мелких начальников и начальничков, занимающих должности в бюджетных учреждениях разного уровня – от федеральных до муниципальных. Размах там, конечно, не грандиозный, но зато количество подобных чиновников очень велико, что и делает проблему общественно заметной и общественно значимой.

Заповедник «Денежкин камень» — пример «бартера» федеральной чиновницы с муниципальным начальником?

Проводя журналистское расследование, с целью понять реальную ситуацию с загрязнением рек на севере Свердловской области, мы столкнулись с одной из таких историй, подобные которым, вероятно, и побудили Минюст привести статью УК РФ о взятке в соответствие с Конвенцией ООН о противодействии коррупции.

Впрочем, я покажу эту историю «как есть», предоставив читателю самому решить, похоже это на коррупцию или нет. – в том виде, в котором описал грядущие изменения в законодательство «Человек и закон»: «Фактически под статью о взятке отныне будет попадать любое действие, целью которого является желание доставить «удовольствие» чиновнику в обмен на его благосклонность при решении того или иного вопроса, каким бы косвенным этот «подарок» ни был. Это может быть и хвалебная статья в прессе…».


Итак в Федеральной государственном бюджетном учреждении Государственный заповедник «Денежкин камень» руководят, по сути, два человека. Это семейная пара – директор Анна Квашнина и Старший инспектор Константин Возьмитель.

Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

Отметим, что госпожа Квашнина почему-то отказалась подтвердить нам факт, что она состоит в браке со своим подчиненным Константином Возьмителем, и отказалась сообщить его должность в подчиненном ей Федеральном государственном бюджетном учреждении.
Но при этом она выложила в общий доступ в Фейсбуке фото штампа в паспорте о браке, да и в СМИ это звучало не раз. Нас насторожила такая скрытность чиновницы и мы попросили прокуратуру проверить, не нарушается ли в данном случае Закон «О государственной гражданской службе РФ».

И есть у этой семейной пары чиновницы и инспектора друг семьи – руководитель муниципального учреждения газета «Березовский рабочий» Сергей Стуков.

Скриншот из системы Контур.Фокус

Федеральная чиновница и муниципальный начальник и не скрывают, что между ними тёплые, дружеские отношения. Например, Стуков может в два часа ночи приехать к Квашниной в гости, о чем она сообщает в Фейсбуке, не скрывая своего восторга.

Скриншот с Фейсбука Анны Квашниной

Сергей Стуков может посидеть за рабочим столом директора ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

Скриншот из Инстаграма Сергея Стукова

На мой взгляд, это прекрасно – когда люди умеют дружить.
Правда ровно до тех пор, пока «дружащие стороны» не начинают использовать свое служебное положение в интересах друг друга.

Так вот, Константин Возьмитель ведет очень активную деятельность в социальных сетях и блогосфере. В основном, это лирика на тему природы, сопровождающаяся фотографиями леса. Мило, пасторально, лирично, много.

Один из главных мотивов в лирике Возьмителя: в заповедник никому ходить нельзя.

Чиновная супруга и начальница господина Возьмителя Анна Квашнина вторит мужу: мол, действительно, в заповеднике тонкий слой растительности, покрывающей почву, и даже отдельный человек может ее нарушить, и заповедник пострадает.

Правда, когда в «Денежкином камне» случился пожар, который, по данным издания УрБК, выжег более 3 тыс. гектаров леса, убил множество животных и птиц, и причинил ущерб в 17 млрд рублей – Анна Квашнина заявляла: «Мы ничего не потеряли», но это уже другая история.

Константин Возьмитель, повторюсь, категорически против доступа в заповедник даже отдельных людей, рассуждая по принципу: «Если кого-то пустишь – остальные спросят, почему ему можно, а им нельзя».

По этому поводу Возьмитель в свое время обрушился в своем блоге с критикой на всемирно известного, очень уважаемого фотографа природы Игоря Шпиленка: «И приезжает туда «Шпиленок» (простите, это уже нарицательное почти), и показывает всему миру, как там хорошо в смысле животных, и как их там хорошо фотографировать. И вот какое-то правительство решает, вот, какой ресурс пропадает! И организует там территорию, и через три года там миллионы фототуристов фотографируют природу…Ведь в заповедники прут туристы, со ссылкой на Шпиленка — вот, почему он везде может, а нам что, нельзя?»

Причем Игорь Шпиленок не просто фотограф-натуралист, а основатель и экс-руководитель заповедника «Брянский лес», но это не мешает Константину Возьмителю, имеющему, согласно сведениям на сайте ФГБУ, среднее специальное образование топографа, поучать Шпиленка, как жить заповедникам.

Скриншот из выдачи поисковой машины Google

В связи с этим, Возьмитель рекомендует всем любителям природы любоваться ею за пределами заповедника. Мол, там тоже красиво.

Сергей Стуков, выполняющий, по сути, функции внештатной пресс-службы и представителя Квашниной-Возьмителя в Екатеринбурге, вторит своим приятелям: мол, действительно, категорически нельзя в заповедник ходить.

«Неужели так сложно принять тот факт, что заповедники созданы для того, чтобы сохранить эталоны? Поверьте, на Денежкином нет ничего такого, что бы привлекало туриста. Кроме запрета. А это для туриста — вид спорта такой», — заявил Сергей Стуков на Интернет-форуме портала е1 в 2015 году.

Здесь есть интересный момент: начальник муниципального учреждения из города Березовского Стуков – заядлый турист.

Так что, психологию туристов Стуков явно знает на собственном примере, и к его словам о том, что запретные места для туристов особо притягательны, надо прислушаться очень внимательно.

Я и прислушался. И присмотрелся.

И оказалось, что турист Стуков все же проболтался о посещении заповедника «Денежкин камень», в который и он, и Возьмитель с Квашниной так настойчиво не разрешают никому бывать.

Стуков, так сказать, «заленгендировал» это посещение под журналистское мероприятие «Журналист меняет профессию»:

Скриншот из Инстаграма Сергея Стукова

Скриншот из Инстаграма Сергея Стукова

Скриншот из Инстаграма Сергея Стукова

И обратите внимание, судя по материалам Стукова, это была не «Экошкола», не «Туристическая тропа», а эксклюзивный маршрут, недоступный обычным людям.

И тут возникают вопросы

Муж директора заповедника Анны Квашниной и одновременно Старший инспектор этого заповедника Константин Возьмитель утверждает, что в заповедник нельзя никому-никому (даже всемирно известному фотографу природы Шпиленку). Тогда как там оказался приятель Квашниной и Возьмителя Стуков?

Сам Стуков уверял на интернет-портале е1, что в заповедник нельзя-нельзя, но там оказался. И, якобы, это было мероприятие из серии «Журналист меняет профессию».

Если это действительно так, то должна быть публикация в газете «Березовский рабочий» об этом мероприятии?

Мы спросили сотрудников этого издания, слышали ли ни о такой публикации (все же эксклюзив такого уровня вряд ли прошел бы мимо внимания коллектива, на фоне текучки информационно повестки города Березовского). Но журналист Муниципального учреждения Редакция газеты «Берёзовский рабочий» вспомнить подобного материала не смогла, хотя помнила намного менее эксклюзивное, общедоступное мероприятие «Экошколу».




Тогда мы задали вопрос самому Стукову, направив его по электронной почте на адрес издания “Березовский рабочий”:

Уважаемый Сергей Викторович,
Во время посещения Заповедника «Денежкин Камень» Вы заявлявли, что находились там в роли нспектора, в рамках мероприятия «Журналист меняет профессию».
Сообщите пожалуйста, в каком номере пеатного зарегстрированого СМИ Газета «Березовский рабочий» можно ознакомиться с Вашим материалом об этом посещении?

Ответа мы не получили, а вместо ответов по существу в Фейсбуке у господина Стукова появился шквал негативных эмоций в наш адрес.

Но, если Стуков не делал публикацию о том, как он был инспектором в заповеднике, в который, по его же мнению, никак нельзя забираться, то не получается ли, что Стуков попросту прикрыл этой «легендой» проникновение в заповедник и попытался придать видимость законности этому деянию?

В связи с этим, мы направили в адрес господина Стукова (напомним, главного редактора МУНИЦИПАЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ) еще ряд вопросов, дабы прояснить ситуацию и понять позицию гражданина Стукова к как по вопросу посещения заповедника, так и по ряду других непонятных моментов в его деятельности на должности руководителя муниципального учреждения:

Уважаемый Сергей Викторович,

Просим прокомментировать следующие сведения


  1. В открытых источниках содержится информация, из которой следует, что Вы, по сути, осуществляете помощь своим друзам — чиновникам ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» с использованием активов Муниципального учреждения Газета «Березовский рабочий». А взамен получаете достаточно эксклюзивные услуги по посещению заповедника на условиях, недоступных прочим гражданам.
    Это так?


  1. Поясните, пожалуйста, не считаете ли Вы такие отношения между государственными и муниципальным чиновниками разновидностью коррупционных взаимоотношений? Если нет — почему?

На момент выхода данного материала ответов от господина Стукова мы не получили.

Отметим, что господин Стуков не просто делает публикации на сайте муниципального учреждения, но еще и лгал журналистам о том, что, якобы, не получал наших запросов – и был доказательно уличён в этом обмане.
Значит, вероятно, Стуков очень сильно мотивирован на такие нетривиальные для муниципального начальника, да и просто для добросовестного журналиста действия.

В такой ситуации избавиться от ощущения, что характер взаимоотношений федеральной чиновницы, директора ФГБУ Анны Квашниной и муниципального начальника Сергея Стукова имеет признаки обмена услугами, с использованием служебного положения, мы не смогли.

Все же, по нашему мнению, когда руководитель муниципального учреждения использует активы этого учреждения для помощи друзьям, и при этом друзья обеспечивают ему доступ туда, куда, якобы, никому нельзя попасть – это выглядит сомнительно.
Но в любом случае, на наш взгляд, приведение российского законодательства о коррупции в соответствие с пониманием коррупции в соответствующей конвенции ООН уравняет дружбу чиновников с дружбой обычных людей, а расчеты эксклюзивными услугами между чиновниками сделает невозможными.


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


"Селективная экология" в исполнении чиновников - это ОЧЕНЬ плохо, я считаю. Документ Арбитража


"Селективная экология" в исполнении чиновников - это ОЧЕНЬ плохо, я считаю. Будет вам и шах, и мат при таком подходе, ребята. Если не вернетесь в берега и не начнете заботиться об экологии рек, а не об алюминии в них. Потому что, действия по защите одних компаний через нападки на другие и замалчивание серьезнейших проблем выглядят крайне некрасиво.
Особенно - для чиновницы Федерального государственного бюджетного учреждения Квашниной и ее друга - начальника из учреждения муниципального, с которым у нее сложились тёплые отношения по обмену благами с использованием служебного положения.

Знаете, как расшифровывается СУБР? Вот так: Севуралбокситруда.




А теперь вопрос. Точнее, два.

1. Слышали ли вы от "борцов за экологию" Квашниной, Возьмителя и Стукова такие названия рек, как Сарайная, Вагран, Кедровая, Калья, ручей Кедровый? Я - не слышал, но вдруг вам доводилось.

2. Как вы считаете, логично ли ставить вопрос о работе "искренних, честных, непредвзятых экологов" против УГМК в пользу СУБРа при отсутствии в их риторике этих названий, упорном нежелании замечать алюминий в реках (ПДК которого превышен до 2.5 ТЫСЯЧ раз), и наличии вот этого решения арбитражного суда от мая 2017 года?


****************


АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
№ Ф09-1954/17

Екатеринбург
29 мая 2017 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Черкезова Е.О.,
судей Кравцовой Е.А., Поротниковой Е.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Севуралбокситруда» (далее – общество) на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2017 по делу № А60-35958/2016 Арбитражного суда Свердловской области.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

.....


В ходе проверки установлено, что общество осуществляет пользование водными объектами: р. Сарайная (сброс сточных вод в реку Сарайная через выпуск № 1; решение о предоставлении водного объекта (р. Сарайная) в пользование от 19.03.2014 № 66-14.01.05.024-Р-РСБХ-С-2014-01090/00); р. Вагран (сброс сточных вод в реку Вагран через выпуски 2, 4, 5; решение о предоставлении водного объекта (р. Вагран) в пользование от 20.03.2014 № 66‑14.01.05.024-Р-РСБХ-С-2014-01093/00); руч. Кедровый (р. Кедровая) (сброс сточных вод в руч. Кедровый через выпуск № 3, 7; решение о предоставлении водного объекта (ручей Кедровый) в пользование от 19.03.2014 № 66-14.01.05.024-Р-РСБХ-С-2014-01091/00); р. Калья (сброс сточных вод в реку Калья через выпуск № 6; решение о предоставлении водного объекта в пользование от 20.03.2014 № 66.14.01.05.024-Р-РСБХ-С-2014-01094/00).

В нарушение требований природоохранного законодательства общество, являясь водопользователем, осуществляет сброс загрязняющих веществ со сточными водами в вышепоименованные объекты с нарушением условий использования водных объектов, указанных в решениях о предоставлении водного объекта в пользование (п. 9, п. 15), а именно: не организован надлежащим образом учет количества сбрасываемых сточных вод с очистных сооружений в водные объекты (река Сарайная, река Вагран, руч. Кедровый, река Калья); осуществляется сброс загрязняющих веществ с превышениями установленных нормативов допустимого сброса загрязняющих веществ (р. Сарайная, р. Вагран, руч. Кедровый); не представляются отчеты о выполнении условий использования водных объектов в Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области (далее – Министерство); общество не соблюдает порядок ведения учета качества сбрасываемых сточных вод и (или) дренажных вод в соответствии с Порядком ведения водных объектов; общество не обеспечивает соблюдение концентрации загрязняющих веществ в период осуществления «аварийного сброса» с очистных сооружений ш. «Черемуховская» в руч. Кедровый (р. Кедровая).

http://www.ecoindustry.ru/judgments/view/2409.html

P.S. Из материалов суда следует, как я понимаю, что СУБР ругался на предмет того, как правильно учитывать сбросы. Но сами-то анализы, свидетельствующие о сбросах - в материалах дела отражены.
Есть там и еще один момент. СУБР, как я вижу в материалах дела, говорит, что да, может быть превышение норматива для рыбы, но если при этом для питья все в порядке - то и нормально. Это интересно в связи с тем, что чиновница Квашнина, если я верно помню, полагала, что любая река должна быть для рыбы, и если рыбе не очень, но пить воду можно - то это неправильно.
Но это беллетристика, по большому счету, а вот отсутствие вышеуказанных рек в риторике "честных, непредвзятых, искренних борцов за экологию" - это симптоматично.


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


"Линия соприкосновения" двух империй: что нашлось, при поиске связи чиновницы Квашниной с СУБРом

Напомню предысторию, чтобы был понятнее контекст.


На севере Свердловской области сильное загрязнение рек. Настолько сильное, что местами его называют экологической катастрофой. Для того, чтобы это исправить, надо поставить правильный диагноз: выяснить реальные причины загрязнения. Каждый элемент идентифицировать и классифицировать, а затем решать, что с этим делать.

Попытки скрыть какие-то элементы - по сути, дезинформация, препятствующая решению проблемы очистки рек, т.е. без правильного диагноза правильного лечения не будет.

Шум в паблике подняли работники Федерального государственного бюджетного учреждения "Государственный заповедник Денежкин камень" - прежде всего, директор этого ФГБУ Анна Квашнина и ее муж Константин Возьмитель, работающий там же, под началом своей жены.

На этом этапе активность Квашниной и Возьмителя я полностью одобряю, т.к. экология - это залог будущего наших детей, и тут нет никаких сомнений.

Однако вскоре обнаружилось, что активность чиновницы Квашниной имеет некоторые странности, довольно серьезные.


Во-первых, в заповеднике с экологией все нормально, она сама это признала. Ее деятельность, поэтому, развивается, главным образом, за пределами заповедника. Всё бы ничего, не занимайся Квашнина этой, по сути, общественной работой в оплаченное государством время и вместо работы, которую оплатило государство. С этой точки зрения, уволься, иди в Гринпис - и будешь молодец, но вот взять у РФ деньги и отправиться гулять по окрестностям, вместо работы - не комильфо. Какими бы высокими целями это ни прикрывалось.

Во-вторых, вскоре оказалось, что госпожа Квашнина "не замечает" значительного (до 2.5 ТЫСЯЧ раз) превышения алюминия в реках, но отлично видит там медь (превышение по которой в 3-3.5 тысячи раз).

В-третьих, госпожа Квашнина не просто "не видит" алюминий в реках, но даже не отвечает на вопрос примерно такого плана: "Как Вы считаете, уважаемая, каким образом УГМК, которую Вы ненавидите, может отвечать за алюминий в реке, если у УГМК алюминия вообще нет и быть не может - в силу фундаментальных причин геологии"?

Дело тут в том, что часть загрязнений - это действительно УГМК.
Это правда, причем УГМК это признала. И не просто признала на словах, а вкладывает миллиард в исправление проблемы. Суть проблемы - несоответствие очистных сооружений реальным паводковым нагрузкам. Там есть ошибки в проектировании, государство это установило и проблема решается. И, вроде как, через 4 года должна решиться окончательно. Но - исключительно в части производства УГМК.

Однако на Урале есть еще одна часть проблемы - очень большая. Это старые, заброшенные отвалы. В "полноценном" СССР данная проблема, как говорят специалисты, не была сильно острой, т.к. там с заводов и шахт спрашивали рекультивацию всерьез. Но конец 80-х - 90-е - период полной вакханалии, когда "мегадырки" в земле ковыряли все, кому не лень, без каких-либо заморочек на экологию. А потом это бросали - без водоотведения, и вообще не заботясь об окружающей среде. Так вот, во время паводков эти старые, заброшенные отвалы "сифонят" в реки.

И, если действующие производства УГМК, СУБРа и кого угодно еще находятся под контролем государства и с этих компаний можно спросить - то за "заброшки" спрашивать не с кого.

Причем, если не вспоминать про "заброшки", то через 4 года проблема в этой части останется нерешенной. Ни одна коммерческая структура не станет (да и просто не сможет) исправлять огрехи государства прошлых десятилетий, да еще в масштабах сотен заброшенных отвалов. Это просто очень дорого.


И вот тут мне бросилось в глаза несоответствие деклараций "Мы за чистые реки" и упорнейшего нежелания госпожи Квашниной видеть алюминий в реках. В принципе, это тот самый "разведпризнак", на который надо внимательно посмотреть.

Смотрел я два момента: нет ли  где-то на местности линии соприкосновения империй Махмудова-Козицына (УГМК) и Дерипаски (РУСАЛ), и нет ли признаков слишком тесных связей Квашниной именно с РУСАЛом (в данном случае, территориально это его структура СУБР - Севуралбокситруда)?

И вот что получилось.


СУБР претендовал на Шемур, вокруг которого сейчас устроила основную возню Квашнина.


1999 год. Козицын рассказывает, что СУБР претендовал на медное месторождение в Шемуре, но затем решили отдать его УГМК, а СУБР, у которого медь есть, но все же главный профиль - алюминий встроился в это несколько иначе (картинка кликабельна).



Любопытно, что тогда же, в 1999 году, уже проиграв конкурс на Шемур, сотрудник института "СУБР-проект" Евгений Кильянов в газете "Наше слово" №126 от 20.10.1999 года опубликовал негативно-имиджевую статью, смысл которой был в том, что СУБР намного лучше справился бы с Шемуром, нежели УГМК, и что СУБР активно контактирует с ФГБУ "Заповедник Денежкин камень". При этом сотрудник СУБРа многократно хвалил работников заповедника, и одновременно противопоставлял СУБР компании УГМК на классической для провинциальных политтехологов теме "местные лучше неместных".



2018 год. Константин Возьмитель с ностальгией вспоминает, как Шемур хотели отдать СУБРу. И спустя почти 20 лет даже помнит подробности проекта, по которому СУБР намеревался получить Шемур:
///"Я помню проект развития СУБРА, согласно которому реку Шегультан должны были «заковать» в бетонное русло от самого Шемура, чтобы уменьшить водопоступление в шахты. Тогда вода была кристально чистой. А теперь там отрава".///

Т.е., Возьмитель заявляет, что надо было отдать месторождение не плохой УГМК, а хорошему СУБРу - и было бы прекрасно. Правда до этого он рассказывал, что Шемур, по его мнению, вообще нельзя было разрабатывать, но сейчас почему-то решил похвалить СУБР.  Если же предположить, что Возьмитель просто мечтает о закованном в бетон Шегультане - непонятно, что мешает СУБРу заковывать его сегодня. Вряд ли УГМК препятствует заковыванию Шегультана СУБРом на средства СУБРа.


И я стал смотреть - нет ли признаков любви именно Возьмителя к СУБРу?


Оказывается, есть, и очень наглядно.

К примеру, как Константин Возьмитель в своем блоге натурально делает из СУБРа практически героя эпоса. Очень положительного героя:

///А был еще в Городе черный конь. Был он необыкновенно сильным и красивым! С утра и до ночи трудилось его мускулистое тело. Конь любил свою работу, и гордился ею, хоть и была она трудной. Но он знал, что никто, кроме него не сможет выполнить её. Любая работа была ему нипочём, и он с радостью справлялся с нею! И был славный Город сыт, обут и одет.

Чёрный конь - это СУБР, - узнали?///

(с) Константин Возьмитель

А это - так и вовсе прелестно, я считаю. Тоже из блога господина Возьмителя. Значит, ничего страшного, что алюминиевый завод травил город - люди благополучие получали и терпели:

///О Краснотурьинске:
Один был недостаток, - чадящий монстр, алюминиевый завод. Или - "фабрика облаков". Реально, завод делал погоду над всем городом. Бывало, выйдешь на улицу - пасмурно. А за город отъедешь, - ясно, ни облачка. Оглянешься на город - он в облаке. В этом облаке не только пар, там всякой бяки до полна.
И люди знали, дышали и терпели.
Именно завод обеспечивал городу его благополучие.

Я, честно, не думал-не гадал, что производство на заводе будут сильно сокращать, как пишут, - закрывать завод. То есть, до прекращения производства алюминия.
Если бы в девяностых годах от туда не уехали немцы, немцы что-нибудь придумали бы. А сейчас за город страшно. Конечно, завод устарел. Конечно, травил он город и всю округу. Но раки в заводском пруду - водились. ///

(с) Константин Возьмитель

Видите - оказывается, и здесь СУБР это хорошо, и пусть он в окружающую среду выдает не фиалки - зато сколько пользы людям это предприятие приносит. Так что, надо потерпеть.

А вот УГМК в картине мира Возьмителя - ну, может, не совсем уж объект для вымогательства, но нечто близкое.
Это тоже из блога Возьмителя, цитата. Здесь супруг госпожи Квашниной, по-моему, мечтает, я бы сказал простыми словами, "срубить бабла" с УГМК:

///Конечно, если бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть.///
(с) Константин Возьмитель


Кстати, риторика господина Возьмителя часто выглядит довольно антигосударственной. Он ненавидит не только УГМК, но и власти в целом, выделяя почему-то полицию в отдельный объект нелюбви. А СУБРа в этом ряду, естественно, нет.

///Вот браконьер, с одной стороны. УГМК - с друой. А оба - по одну сторону. И там же, на той же стороне - полиция, "власти".///
(с) Константин Возьмитель


Есть и признаки того, что заповедник "Денежкин камень" опекаем структурами РУСАЛа в самых разных, в т.ч. довольно личных для сотрудников заповедника, вопросах.
Например, РУСАЛ (в частности, БАЗ - Богословский алюминиевый завод, входит в структуру РУСАЛа) проводил фотовыставки сотрудников заповедника. И, в частности, выставка содержала фото все того же Возьмителя.
Фотовыставка работ Константина Возьмителя - дело, бесспорно, хорошее, но и в логику необыкновено теплых отношений, на мой взгляд, укладывается полностью (картинка кликабельна):





А, к примеру, Анна Квашнина - гость, привечаемый в новостях СУБРа. Нет, безусловно, медведь  зверь опасный, но факт остается фактом: среди новостей про тепловозы, бокситы и практику студента Горного университета есть и Анна Квашнина с предостережением про медведя:



Я обратил внимание, что в новостях, как бы, только "свои", через запятую:
///В очередной программе телестудии Североуральского бокситового рудника: 1. РУСАЛ начал экспорт бокситов с месторождения Диан-Диан (Гвинея) 2. Проект «Уменьшение длины конвейера» (ПИК) 3. Стажеры помощника машиниста тепловоза в ЦТиШ 4. Первая практика на СУБРе студента УГГУ Евгения Бикбова 5. Приговор фальшивомонетчику 6. Осторожно: медведь! (дир. ГПЗ «Денежкин Камень» Анна Квашнина) 7. Спартакиада СУБРа: легкая атлетика///



"Линия соприкосновения" - шахта СУБРа в Черемухово


Но понятно, что при тех расстояниях, которые есть на севере Свердловской области, надо искать что-то, расположенное неподалеку от заповедника. Именно в таких точках должны быть наиболее видимые и частые контакты.
И, в идеале, надо искать некий "форпост", находящийся в непосредственой близости от Шемура. Если он найдется - уже можно копать глуже, пытаясь понять, чем Шемур может мешать такому "форпосту". Если и эта гипотеза подтвердится (спойлер: пока не знаю), то версия о том, что госпожа Квашнина, возможно, мобилизована структурами РУСАЛа (или скорее местного руководства местных предприятий РУСАЛа) на борьбу против УГМК приобретет материальную основу. Повторюсь: если подтвердится.

И тут мне помог Google. Зайдя в Карты Гугла, я стал смотреть, какие населенные пункты есть неподалеку от "Денежкиного камня".

В принципе, их три: Североуральск (там и офис ФГБУ Квашниной), Черемухово и Всеволодо-Благодатское.

Ну, а далее я просто искал пересечения этих населенных пунктов с заповедником. По Североуральску массив большой, а вот по поселкам...

Взгляните - это Черемухово, по отношению к заповеднику "Денежкин камень":




Это - Черемухово, по отношению к СУБРу:





Это Администрация Североуральска рассказывает:

///а многолетние надежные партнеры Всемирного дня снега в Черёмухово – специалисты из природного заповедника Денежкин камень ///

Шахта СУБРа в Черемухово - градообразующее предприятие для поселка:

///В апреле 1935 года было открыто Черёмуховское бокситовое месторождение[2]. В 1939—1940 годах месторождение было признано перспективным и началась его разработка. К концу 1943 года в посёлке функционировали пекарня, баня, столовая и началось строительство первого жилого дома на улице Калинина.

А сам посёлок был основан 2 апреля 1947 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР[3] после объединения посёлков Черёмушка и Кедровая. В 1960 году было начато строительство бетонной автодороги в город Североуральск. На шахте был построен самый высокий в России копер из монолитного железобетона высотой 65 метра[2].

В 1952 году были открыты капитальные шахты № 8, № 9 и вертикальная шахта № 10 в 1961 году. С развитием бокситовых шахт развивался и посёлок, появляются детский сад № 5 и детский сад № 35. С 1987 по 1997 годы в посёлке появился спортзал, часть улиц Калинина и Ватутина обеспечены газом.///

Ну и вишенкой на торт - фотки с того самого Дня снега. Как говорится: "Галантерейщик и Кардинал - это сила!" :



Итого в сухом остатке


Я считаю, что связи Администрации ФГБУ "Денежкин камень" с руководством СУБРа носят многолетний, устойчивый характер. Отношения переросли из партнерских в почти личные.

На этапе борьбы за Шемур между УГМК и СУБРом Константин Возьмитель, похоже, стоял на стороне СУБРа. Это логично потому, что Возьмитель - местный, он из Североуральска. Уверен, что на той же шахте найдутся какие-то приятели детства Возьмителя.

СУБР для Североуральска - почти религиозное по благоговейности явление, сравнимое с тем, как относятся к УГМК в Верхней Пышме.

Непосредственное, очень близкое соприкосновение СУБРа и УГМК происходит в районе Черемуховской шахты.
Я бы внимательно посмотрел, кстати, не пересекаются ли эта шахта каким-то образом с Шемуром и реками вокруг него. И не оттуда ли, кроме заброшенных отвалов, может, теоретически, идти алюминий.
На Урале очень много карстовых пещер, там целые реки могут ходить непредсказуемо, причем местами даже вопреки внешним уклонам - потому что, под землей свои уклоны.
Но тут надо серьезно разбираться. И, скорее всего, ответ есть у Александра Попова из РосНИИВХ. Он сказал, что мощный поток алюминия был загадкой, но потом разобрались, откуда он, и что это не УГМК.

В контексте связи шахт СУБРа с системой рек, я обратил бы внимание вот на эту часть приведенного выше высказывания господина Возьмителя: "Я помню проект развития СУБРА, согласно которому реку Шегультан должны были «заковать» в бетонное русло от самого Шемура, чтобы уменьшить водопоступление в шахты".
Не говорит ли это о том, что Шегультан связан с алюминиевыми шахтами СУБРа?

Продолжая гипотетические рассуждения, я склонен предполагать, что Квашнина и Возьмитель, вполне возможно, направляются пиарщиками СУБРа в целом, или же руководством шахты Черемуховская.
Вероятная цель такого целеуказания - например, увод внимания общественности от алюминия вообще (чтобы не лезли в вопросы работы СУБРа в принципе), либо, возможно, решение каких-то проблем с УГМК, скрытых от посторонних глаз.

Я также не исключаю, что Квашнину и Возьмителя могут использовать при этом "втёмную", пользуясь их определенной "зацикленностью" на вопросах экологии.

Правда против версии использования "втёмную" и за версию сознательной дезинформации говорит, на мой взгляд, тот факт, что Квашнина, как я вижу, категорически не желает обсуждать алюминий в реках.

А также тот факт, что реки Сарайная, Вагран, Кедровая, Калья и ручей Кедровый, упомянутые в решении Арбитража от 2017 года в контексте загрязнения их СУБРом, в которых обнаружены загрязнения стоками именно от СУБРа, не являются предметом интереса "эколога" Квашниной.

В общем, тут реально есть с чем разбираться, но я уверен, что только поняв, кто и что загрязняет реки на самом деле, можно выйти на решение проблемы загрязнения.

Закончу на позитивной ноте: в результате того, что "не замечать" алюминий в реках дальше уже становится совсем неприлично, госпожа Квашнина стала несколько менять риторику. В частности, заговорила о том, что, наверное, надо решать проблему с привлечением федеральных ресурсов. Если она имела в виду, что "заброшки" надо рекультивировать силами федералов - я с ней полностью согласен.

Потому что, реки станут нормальными, когда УГМК, СУБР и государство определят, где надо очистные нынешнего призводства расширить, а где старое рекультивировать.
А контрпродуктивными для будущего рек (да и просто коррупционными прямо сейчас) я склонен считать действия чиновницы Квашниной и ее "свиты", при которых одна коммерческая структура виновата "во всём", а вторая - чуть ли не Няшный Единорог.



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Обратился в прокуратуру, т.к. обнаружил, я считаю, сведения о потенциальных угрозах жизни шахтеров


Искали связи заповедной чиновницы с СУБРом, а вскрылись также угроза жизни шахтеров и «прокси-война» двух Империй на уральской речке?
.....


ОБРАЩЕНИЕ В ПРОКУРАТУРУ И ДРУГИЕ НАДЗОРНЫЕ ОРГАНЫ

В ходе изучения и систематизации информации открытых источников о связях руководства ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» с подразделениями компании СУБР, в интересах которых, предположительно, Администрация этого ФГБУ действует против компании УГМК, как видно выше, мною были обнаружены важные сведения, исходящие от Старшего государственного инспектора в области охраны окружающей среды Константина Возьмителя. Я склонен расценивать эти сведения как сообщение о вероятной угрозе затопления и обрушения шахт предприятия СУБР в районе реки Шегультан.

Исходя из карты местности и тесных связей господина Возьмителя в поселке Черемухово, считаю наиболее вероятным, что господин Возьмитель говорил о шахтах СУБРа, расположенных в этом поселке.

Склонен считать слова господина Возьмителя правдивыми, т.к. они были им высказаны в целях защиты СУБРа, к которому Возьмитель относится в высшей степени позитивно. По той же причине глубоко позитивной вовлеченности господина Возьмителя в судьбу предприятий компании СУБР, полагаю, что основываться на данных только опроса его по поводу затопления шахт нецелесообразно.

Считаю, что сведения о вероятной потенциальной опасности жизни и здоровью шахтеров шахт СУБРа в пос. Черемухово Североуральского городского округа из-за подтопления шахт водами реки Шегультан необходимо перепроверить уполномоченным на то органам.

Прошу Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, государственного советника юстиции 1 класса Малиновского Владимира Владимировича и Прокурора Свердловской области, государственного советника юстиции 2 класса Охлопкова Сергея Алексеевича считать данный материал официальным обращением в Прокуратуру.


http://www.intermonitor.ru/iskali-svyazi-zapovednoj-chinovnicy-s-subrom-a-vskrylis-takzhe-ugroza-zhizni-shaxterov-i-proksi-vojna-dvux-imperij-na-uralskoj-rechke/

------------

Отправил также непосредственно в Прокуратуру и другие надзорные органы, компетентные устанавливать степень угрозы жизни шахтеров из-за риска затопления шахты


Источник

Вернуться к Оглавлению



*****

Запросил комментарии у чиновницы Квашниной, предварительно отфиксировав ее активность в соцсетях

Директору Федерального государственного бюджетного учреждения

"Государственный природный заповедник "Денежкин Камень»
Квашниной Анне Евгеньевне

Уважаемая Анна Евгеньевна,

В публицистических заметках, которые Вы лично и Ваш супруг, он же подчиненный Константин Возьмитель пишете в социальных сетях, вами проводится мысль, что, мол, информация о наличии алюминия в реках - выдумки. Вы публикуете подобную информацию для неограниченного круга лиц и активно ее распространяете.

Между тем, информация о превышении алюминия в реках от нескольких раз до нескольких тысяч(!) раз содержится не только в пробах воды Росприроднадзора, которые Вам, я думаю, вполне доступны при Вашей общественной экологической активности, но и в выводах пермской лаборатории, куда ваш сотрудники сами же и отвезли пробы (СМИ, которые не ангажированы Вами полностью, показали этот факт, ангажированные же постарались его сделать видимым минимально).

Более того, пермская лаборатория – которую уж точно в ангажированности против Вас не обвинишь - рассказала, что алюминий приводит к слабоумию и множеству других проблем со здоровьем (что логично, потому его и включили в перечень токсичных металлов и разработали по нему ПДК).

При этом на пресс-конференции, созванной Вами в Ельцин-центре, ученый РосНИИВХ Александр Попов, которого Вы регулярно сами зовете на подобные мероприятия, сказал, сидя прямо рядом с Вами, что в воде есть мощный поток алюминия, и что это не может быть алюминием УГМК.

Вы не могли этого не слышать, т.к. находились не более чем в полуметре от господина Попова и внимательно слушали. И не возражали ему, не задавали вопросов.

В то же время, с точки зрения геологии, алюминия в медных месторождениях нет и быть не может – полагаю, как раз по этой причине Попов и утверждал (а не предполагал), что это не алюминий УГМК.


Более того. Вы активно утверждаете, что якобы боретесь за экологию рек. Почему, в таком случае, Вы не менее 10 лет «не видите» проблемы загрязнения компанией СУБР рек Сарайная, Вагран, Кедровая, Калья и ручья Кедровый и не направляете Ваши якобы экозащитные усилия в их защиту? И СМИ, и Арбитражный суд за эти 10 лет неоднократно поднимали данную проблему.

Почему Вы – если Вы, как утверждаете, выступаете за защиту рек, а не алюминия в реках, «не видите» эту проблему и не боретесь с ней?


На мой взгляд, эти Ваши действия связаны, вероятно, с тесными контактами с компанией СУБР, крайне позитивное отношение к которой, одновременно с ненавистью к компании УГМК демонстрирует длительное время Ваш супруг.

Но, возможно, Вы как-то иначе можете объяснить свою избирательность в своем отношении к экологии рек – когда объекты УГМК становятся мишенью в заказной информационной войне, участие в которой Вы сами признали, но “видите” вы в реках только медь и железо, а алюминий, с превышением ПДК в 2.5 ТЫСЯЧИ раз не замечаете?


Кроме того, поясните, пожалуйста, какую цель Вы преследуете, участвуя в распространении информации о том, что, якобы УГМК не признает своей вины в загрязнении рек в районе Шемура, тогда как Вам прекрасно известно, что УГМК не только признала свою ответственность, но и вкладывает миллиард рублей в расширение и модернизацию очистных сооружений?


И еще вопрос: прокомментируйте, пожалуйста, за чей счет и против кого именно Вы ведете "заказную интернет-войну", об участии в которой сами же и написали на странице заповедника? И в чьих интересах Вы ее ведете, в ситуации, когда упорно игнорируете алюминий в реках?

Вы уводите внимание общественности от реальных проблем и от вскрытия всего спектра виновных в загрязнении рек, «подсвечивая» лишь часть из них и против лишь одного участника? Или что это означает в исполнении чиновницы Федерального государственного бюджетного учреждения, каковой Вы, уважаемая Анна Евгеньевна, являетесь, занимаясь общественной работой, да еще и откровенными провокациями, в оплаченное государством время, вместо работы в заповеднике?

Прокомментируете? Мы поставим ваш комментарий без искажений, даже не сомневайтесь.

Или Вы опять попытаетесь писать откровенные отписки, ссылаясь на не имеющие к делу отношения нормы законодательства, потому что, вероятно, попросту не знаете, что сказать по существу заданных Вам вопросов, не «подставляя» компанию СУБР, с которой у Вас и Вашего мужа многолетние, весьма теплые отношения?


С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел. +7-950-641-06-09


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Евгений Ющук: Я направил письмо Олегу Владимировичу Дерипаске, в связи с ситуацией с загрязнением свердловских рек и «пограничным инцидентом на речке Шегультан»


Президенту Объединённой компании «Русал»

Дерипаске Олегу Владимировичу

 

Уважаемый Олег Владимирович!

Позвольте ознакомить Вас с публичными, конфликтными аспектами ситуации, сложившейся вокруг экологии рек севера Урала, в зоне, где производство Ваших структур близко соседствует с производством структур другой крупнейшей компании – УГМК, что и предопределило развитие конфликта, инициированного местными чиновниками, занявшимися общественной деятельностью параллельно с оплаченной государством работой.

Мы начали журналистское расследование реальных причин загрязнения рек, т.к. заметили ряд странностей в поведении наиболее активных участников этих событий. Сложилось впечатление, что активность чиновников-активистов ставит целью атаку на одну коммерческую структуру, в пользу другой коммерческой структуры – с вероятной целью скрыть от общественности полный перечень экологических опасностей и виновных в экологических проблемах рек, и это требовало скрупулезного разбирательства.

В результате я вышел на информацию о том, что, по совокупности фактов, выходит, что чиновники-активисты действуют не просто против УГМК, а против УГМК в интересах структур РУСАЛа (ближайший территориально там СУБР, а самый близкий объект – шахта Черемуховская).
Однако само по себе наличие таких признаков стало причинять, на мой взгляд, вред РУСАЛу, что усугубилось дальнейшим поведением активистов-чиновников, когда им стали задавать вопросы по этому поводу.

Всё это, собственно, и привело к появлению этого письма в Ваш адрес, т.к., во-первых, я уверен, что ни Вам, ни Искандеру Махмудову с Андреем Козицыным не нужны конфликты по взаимному перепихиванию экологических проблем друг на друга (да вы никогда и не занимались этим, судя по тому, что я вижу в публичном поле).

Уверен также, что в интересах и РУСАЛа, и УГМК, и населения Свердловской области – чтобы РУСАЛ и УГМК довели до населения информацию о реальной ситуации с экологией рек севера Свердловской области и о принимаемых по исправлению проблем мерах согласованно, и понятным образом. И чтобы благодаря этому население поняло, что же на самом деле происходит.

В этом контексте, на мой взгляд, РУСАЛу и УГМК логично обозначить, где проблемы созданы структурами УГМК, где – структурами РУСАЛА, а где вообще являются наследием советского периода; рассказать, какие меры принимаются каждой из компаний для исправления ситуация в зоне их прямой ответственности; показать, какие проблемы населению на компании впрямую возлагать нельзя, а надо просить их решения от государства.

Теперь позвольте рассказать о сути проблемы и обстоятельствах, в которых развивается ситуация, подробнее.

Обо мне

Я главный редактор издания Интермонитор, это небольшое издание, наша редакция находится в Екатеринбурге.

Кроме того, я один из ведущих российских специалистов по Конкурентной разведке.
В контексте нашего журналистского расследования, моя профессия – поиск фактов (в т.ч. тех, которые пытались спрятать техническими, или пиар-средствами) и их верная интерпретация, с целью выработки верного решения реагирования.
Это, в свою очередь, подразумевает перепроверку публично декларируемых фактов и целей, вскрытие попыток дезинформации и манипулирования общественным мнением.

Я также веду магистратуру по Конкурентной разведке в Уральском государственном экономическом университете, профессором которого по совместительству являюсь. Ко мне в магистратуру в Екатеринбург приезжают слушатели со всей страны, в т.ч. из Москвы.
Мой курс по этой специальности имплементирован в программу подготовки сотрудников ряда силовых структур РФ, а также в программу некоторых зарубежных ВУЗов.

 

Как развивалось наше журналистское расследование, и к чему мы пришли в данный момент

В 2017 году в Свердловской области, после беспрецедентно большого (сильнейшего за 60 лет) паводка изменил цвет один из притоков реки Ивдель.

Население забеспокоилось, и его беспокойство было обоснованным. Виновным немедленно и безальтернативно была названа компания УГМК.

В 2018 году руководитель Федерального государственного бюджетного учреждения Государственный заповедник «Денежкин камень» Анна Евгеньевна Квашнина и ее муж, сотрудник того же ФГБУ Константин Возьмитель публично обратили внимание на значительное ухудшение экологии в реках неподалеку от заповедника, увязав это с месторождением Шемур, также принадлежащим УГМК.

При этом в самом заповеднике экологическая обстановка не ухудшалась и остается нормальной по сей день.

Квашнина и Возьмитель стали писать жалобы в прокуратуру и Минприроды, требуя сделать анализ воды, а также начали публичную кампанию по обвинению УГМК (и только УГМК, что немаловажно) в загрязнении рек.

Подчеркну, что до этого момента их деятельность воспринималась мной как позитивная, направленная действительно на защиту природы.

Однако в результате исследований, выполненных государственными органами, выяснилось, что есть две разных проблемы.

Первая – некорректно выполненное проектирование месторождения Шемур. Его очистные сооружения не справлялись с паводками, и их требовалось расширить.

Вторая проблема – это старые, еще советские заброшенные отвалы медных и алюминиевых руд, которых на севере Свердловской области сотни. На наличие этой проблемы указывали, в частности, значительные превышения ПДК в воде по алюминию, которого у УГМК, как утверждают специалисты, быть не может в принципе, в силу основ геологии.

Анна Квашнина, информированная о наличии превышения ПДК в воде не только по меди и железу, но и по алюминию, вдруг продолжила атаку на компанию УГМК, абсолютно игнорируя наличие алюминия в воде и приписывая компании УГМК вину чуть ли не вообще за все экологические проблемы.

При этом Анна Квашнина признавала, что она не специалист ни по воде, ни по горному делу, а биолог по образованию. А Константин Возьмитель вообще топограф, причем, вроде как со средним специальным, а не высшим образованием. Однако это не мешало семейной паре Квашниной и Возьмителя «мочить» исключительно компанию УГМК в многочисленных публичных выступлениях.

Первым звонком, заставившим задуматься – а что же на самом деле защищают Квашнина и Возьмитель, стала пресс-конференция, созванная 03.10.2018 г. в Ельцин-центре Екатеринбурга, по инициативе Квашниной.

На этой пресс-конференции, в которой участвовал крупный ученый, специалист по воде из РосНИИВХ Александр Попов, были озвучены следующие обстоятельства:

— проблема есть, экологическая катастрофа на ряде рек севера Свердловской области есть;

— виновники этого – не только современные производства, но и заброшенные отвалы;

— в реках наблюдаются мощные потоки не только меди и железа, но и алюминия;

— алюминия у УГМК нет и это говорит в пользу заброшенных отвалов как важного фактора экологических проблем;

— вина компании УГМК в загрязнении рек есть, компания это признала, и ее негативная роль, в основном, обусловлена тем, что у них некорректно выполненные проектными организациями проекты. Однако проекты – детище проектных и экспертных организаций, и отклониться от проектов компания УГМК не имеет права, поэтому надо править сами проекты;

— проекты будут поправлены, УГМК выделила миллиард рублей на модернизацию и расширение очистных сооружений, и в течение 4-х лет ситуация должна выправиться;

— полностью проблему этим не решить, т.к. участие заброшенных отвалов в загрязнении рек не исчезнет.

 

Казалось бы, ситуация была прояснена, задачи поставлены и их надо выполнять. Квашнина и Возьмитель при этом присутствовали и не возражали.

Но тут оказалось, что Анна Квашнина медийную атаку на УГМК не прекратила, причем на пресс-конференции она соглашалась с доводами ученых и производственников, а затем за полдня внезапно передумала.

Одновременно наблюдатели заметили, что Квашнина категорически не желает видеть проблему загрязнения рек алюминием там, где его в месторождениях меди нет и быть не может.
Т.е., получается, что она напрочь отметает все проблемы старых отвалов и вешает все проблемы на ненавидимую ей компанию — УГМК.

Глядя на вскрывшиеся перекосы в подаче информации, возникло подозрение, что Квашнина, возможно, допускает такие перекосы не по неведению, а потому, что пытается отвести внимание общественности от алюминия в принципе и полностью переключить его на медь.

Т.е., возможно, действует в интересах производителя алюминия – например, компании СУБР (входящей в РУСАЛ), которая работает в той же местности, что и компания УГМК.

На этом фоне Анна Евгеньевна Квашнина вдруг устроила провокацию: сорвала забор проб воды по ее же собственной заявке, причем сделала это при таких обстоятельствах, что ее заподозрили и в возможной попытке подменить пробы. И все это она сделал в рабочее время, оплаченное налогоплательщиками, и на служебном транспорте, также оплаченном налогоплательщиками. Да еще и за пределами заповедника, которым должна заниматься (причем Квашнина признала, что в заповеднике с экологией всё нормально).

Это поведение было бы понятным для каких-нибудь «белоленточных» активистов, но в исполнении чиновницы Федерального государственного бюджетного учреждения это выглядит крайне странно, и заставляет присмотреться к ситуации.

Всё это окончательно поставило ребром вопрос: возможно, Анна Квашнина и ее «свита» на самом деле защищают не природу, а алюминий в реках?

Поэтому, я начал свое журналистское расследование, т.к. исправлять ситуацию с загрязненными реками необходимо, а для этого надо отмести всю «пиар-шелуху» и докопаться до правды, потому что неправильно поставленный диагноз не позволяет назначить правильное лечение.

Так и появилось это письмо к Вам. Кстати, являющееся исключительно моей личной инициативой, как и всё моё расследование.

 

Связь чиновницы ФГБУ Анны Квашниной и ее супруга, сотрудника того же ФГБУ Константина Возьмителя с РУСАЛом

Такая связь, на мой взгляд, достоверно установлена.

Я поднял информацию в Интернет-источниках, а также (силами своих слушателей) – в библиотеке, где содержатся местные СМИ, как расположенные максимально близко к изучаемому объекту.

Выяснилось, что наиболее близко структуры РУСАЛа граничат со структурами УГМК в районе шахты Черемуховская, в поселке Черемухово Североуральского городского округа Свердловской области.

При этом начиная с 1999 года, т.е. почти 20 лет местные кадры компании СУБР находятся в определенном конфликте с УГМК – они обижены на то, что в 1999 году Шемур выиграла УГМК. Причем опрошенные мной наблюдатели, ныне не работающие в металлурги, но имевшие отношения к той истории, говорят, что в то время СУБР не входил в состав РУСАЛа и не имел отношения к Вашим структурам, поэтому испытывал финансовые трудности, делавшие невозможным освоение им Шемура.

Однако сразу после проигрыша конкурса начались публичные негативные выступления сотрудников СУБРа в СМИ против УГМК.

Т.е, как я понимаю, даже если Вы полагаете, что Вам не нужен конфликт с УГМК (тем более публичный), то эмоции исполнителей на местах играют уже два десятка лет и теоретически могут выплескиваться в «прокси-войны», формально с Вашими структурами не связанные – пока не начнешь смотреть взаимосвязи между участниками и Вашими структурами.

По открытым источникам достоверно установлено, на мой взгляд, что связи между чиновницей-общественницей Квашниной и руководством шахты Черемуховская, (и/или руководством СУБРа в Среднеуральске) носят многолетний и многогранный характер.

Ознакомиться с этими обстоятельствами можно в моем материале «Искали связи заповедной чиновницы с СУБРом, а вскрылись также угроза жизни шахтеров и «прокси-война» двух Империй на уральской речке?» http://www.intermonitor.ru/iskali-svyazi-zapovednoj-chinovnicy-s-subrom-a-vskrylis-takzhe-ugroza-zhizni-shaxterov-i-proksi-vojna-dvux-imperij-na-uralskoj-rechke/

В этом же материале видно, что чиновница-общественница уже примерно 10 лет «не замечает» экологических проблем, создаваемых структурами СУБРа в нескольких реках.
Это, на мой взгляд, усиливает предположения о том, что чиновница «не видит» алюминий в реках сознательно и в интересах СУБРа.

Более того, эти «защитники» СУБРа в своем стремлении петь компании дифирамбы даже не заметили, по-моему, как прямо заявили, что река Шегультан (одна из проблемных рек, которые в немалой степени обоснованно «повесили» на УГМК), по их сведениям… затапливает шахты СУБРа.
При этом активисты-чиновники ответов на вопросы по существу, которые я им задавал, практически не дают, а фактура, собранная мной, приводит к выводам, которые я показал выше.
Ситуация все больше напоминает операцию по созданию дезинформации против УГМК и в пользу СУБРа, которая провалилась, при первой же скрупулезной проверке фактов.

По-моему, все эти странности, исходящие в публичное поле от «воспевателей СУБРа и ненавистников УГМК», без привлечения квалифицированных пиар-специалистов РУСАЛа уже не решить.

А оставлять развитие этой истории в таком виде – это, пожалуй, только плодить неразбериху и множить проблемы.

 

Как я вижу прояснение ситуации и пресечение спекуляций разного рода на теме экологи рек севера Урала

Как мне кажется, только Вы можете «по внутренней связи», так сказать, выяснить – действительно ли кто-то из руководителей или пиарщиков СУБРа так неаккуратно взялся переключать внимание с проблем алюминия в реках севера Свердловской области на УГМК силами чиновницы ФГБУ, или же Ваши сотрудники не имеют к этому отношения.

Я даже не буду спрашивать, так ли это на самом деле, поскольку ответ будет отрицательным в любом случае, а значит он неинформативен. Поэтому, просто прошу проверить это и, если это так, откорректировать своих сотрудников, которые в таком случае просто заигрались, на мой взгляд. Это само по себе значительно снизило бы накал социально-политической напряженности в регионе.

Если Вам интересно мое мнение – лично я полагаю, что действия чиновников-общественников изначально направлялись или на уровне СУБРа, или вообще на уровне шахты. В то, что так подставиться могли сотрудники головных структур РУСАЛа я не верю, а вот на «местечковую самодеятельность» это, на мой взгляд, тянет вполне.
А теперь, когда начала проясняться ситуация в целом, они, по-моему, вообще не понимают, что им делать: эмоции не помогут, а по фактам они ничего сказать не могут. Или не хотят.

Ну, а главное, как я написал в начале письма, возможно, Вы дадите поручение квалифицированным пиарщикам РУСАЛа, совместно с пиарщиками УГМК разработать программу по разъяснению населению реальных причин загрязнения рек и таким образом показать правду, а заодно избежать столкновений между крупнейшими компаниями по недоразумению?

Думаю, и УГМК, и РУСАЛу есть чем заняться, вместо выяснения отношений «партизанскими» информационными методами, тем более, если конфликт в публичном поле возник как инициатива на уровне отдельных шахт, в исполнении самодеятельных «специалистов» из ближайшего леса.

 

Да и населению важно понимать, в чем реальная причина загрязнения рек медью, железом, алюминием и прочими металлами, в какой части за это какая компания ответственна и какие меры принимаются по исправлению ситуации.

Роль пиарщиков УГМК, РУСАЛа или кого угодно еще – понять ситуацию у производственников и довести ее до населения на понятном языке, а главная цель — чтобы реки были незагрязненными, и люди это понимали.

 

ВОПРОСЫ

Теперь позвольте задать вопросы, которые я должен задать РУСАЛу как стороне, которая в курсе про алюминий в реках (потому что, как пояснили ученые, алюминий даже возле медных месторождений УГМК – не имеет отношения к медным месторождениям).

 

1. Сталкивается ли РУСАЛ в своей практике с тем, что старые, заброшенные отвалы еще советского периода делают сбросы алюминия в реки Свердловской области, особенно в период паводка?

 

2. Бывали ли в практике РУСАЛа случаи, что около его месторождений наблюдалась повышенная концентрация меди в реках – которая не имеет отношения к месторождениям, с которыми работает РУСАЛ, а имеет стороннее происхождение?

 

3. Бывали ли в практике РУСАЛа на Урале случаи, что во время запредельно больших паводков очистные сооружения частично не справлялись с объемом стоков и их приходилось расширять, либо модернизировать? Дело в том, что с УГМК такое происходило, поэтому я и решил узнать – бывает ли так и у РУСАЛа.

 

4. Какие суммы на модернизацию, либо расширение очистных сооружений в районе месторождений тратит РУСАЛ в год в Свердловской области, в среднем? Вопрос связан с тем, что УГМК, как сказали на пресс-конференции руководители этой компании, в текущем году потратили на это более 300 миллионов рублей, а в целом потратят миллиард и, по их расчетам, ситуация с экологией рек в течение ближайших четырех лет придет в состояние, когда на них буду влиять заброшенные отвалы и рудопроявления, существующие вне связи с работой УГМК. Вот и хотелось бы сравнить с похожими мероприятиями в РУСАЛе (если они есть).

 

С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор издания Интермонитор
+7-950-641-06-09



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****

Вот, да! Абсолютно согласен с мэром Североуральска Василием Матюшенко  по заигравшейся в информационные войны и общественную деятельность в рабочее время Анне Квашниной


Или ты общественница - тогда уволься с госслужбы иди в Гринпис и можешь прыгать в свое удовольствие и за счет спонсоров.

Или ты чиновница на федеральном бюджете - тогда заканчивай "контракты" по информационному обслуживанию коммерсантов, прекращай шляться в рабочее время вне рабочего места и иди заповедник обустраивать, за который тебе, на минуточку, двойной оклад платят и на госзакупки 12 миллионов в год дают.


Цитата:

///Василий Петрович отметил, что общественная деятельность директора заповедника «Денежкин Камень» Анны Квашниной расходится с ее должностной инструкцией:

«Я вижу, что Анна Евгеньевна озадачена проблемой реки Шегультан, однако ее не интересует проблема реки Вагран, реки Сарайной. Сегодня очень много пишут по поводу умершего на реке Шегультан лося. В прошлом году труп животного был найден на Вагране, и это не вызвало общественного резонанса. Хотелось бы, чтобы Анна Евгеньевна как общественный деятель и государственный служащий направляла свою энергию не на избранные реки, а действовала в рамках служебных полномочий», - резюмировал Василий Матюшенко.///

http://www.justmedia.ru/news/society/glava-severouralska-sravnil-ekoaktivistov-so-storonnikami-obamy-i-trampa



Источник

Вернуться к Оглавлению



*****


Отдаленные районы остаются «черной дырой» для бюджетных средств Минприроды даже после критики Путина?


В России давно и остро стоит проблема эффективности расходования бюджетных средств. Зачастую складывается ситуация, что президент и правительство придумывают здравые идеи по улучшению качества жизни людей в стране, выделяют на это миллиарды рублей, деньги распределяются по иерархии госструктур вниз, и по пути куда-то растворяются. Часто это связано не с прямым воровством, когда деньги выводят и забирают, а с тем, что многие чиновники на местах намеренно загружают себя бесполезной работой, за которую можно формально отчитаться и списать под нее бюджет. Этим чиновникам тепло, хорошо, они получают зарплату и ничего не хотят делать.

Когда таких чиновников в стране много, получается неприятная ситуация — правители вкладывают огромные бюджетные средства в правильные и адекватные проекты, об этом население читает в СМИ, а потом оказывается, что деньги налогоплательщиков потрачены, но жизнь лучше не стала. Поскольку трату денег и отсутствие эффекта видят все, то начинается рост социальной напряженности. Со всеми вытекающими последствиями — падением рейтинга президента, падением доверия к властям, митингами, активизацией либералов и «борцов с коррупцией».

Из-за огромных размеров территории РФ у нас в стране есть множество маленьких городов и поселков, которые находятся далеко от московского начальства, и местные чиновники начинают пользоваться этой уязвимостью в системе госуправления в своих целях. Можно делать бесполезную работу, получать зарплату из бюджета, а ругать некому, начальство не видит, чем ты занят.

Одно из министерств, которое работает не просто с маленькими городами, а с глушью, является Минприроды — потому что леса, реки и другая природа и есть глушь. При этом природные ресурсы для нашей страны являются стратегически важными, и управлять ими необходимо. В итоге в подчинении Минприроды оказывается множество мелких региональных чиновников, которые давно и четко осознали, насколько далеко находится московское руководство. Получается классика — в Москве придумали, как сделать стране хорошо, поставили задачи исполнителям на местах, а вместо «бомбы» получился «пшик».

Данная проблема у Минприроды настолько выражена, что еще в 2013 году Владимир Путин на заседании президиума раскритиковал неэффективность траты средств одной из природных структур:

В.В. Путин: «Это означает, что средства для обеспечения лесопользования государством были выделены в необходимых объемах, однако они перераспределялись для выполнения более доходных с точки зрения освоения, но при этом бесполезных работ в труднодоступных, малонаселенных районах, где контроль за исполнением практически является невозможным»

Одним из учреждений, подконтрольных Минприроды, является федеральный заповедник «Денежкин камень». Он находится в типичной глуши — на севере Свердловской области, в 500 км от Екатеринбурга и 2000 км от Москвы, где согласно сайту самого заповедника, сидят контролирующие его органы:




Для сравнения, другой федеральный заповедник «Малая Сосьва» на Северном Зауралье опубликовал летопись природы с 1992 года по 2017 год, а не 2006-2009 г, как «Денежкин камень».

При всем этом «Денежкин камень», согласно официальному сайту, имеет целый научный штат, включающий в себя заместителя директора по науке, старшего научного сотрудника (который работает по совместительству) и научного сотрудника. Также в штате есть программист:



Мы не будем давать оценку структуре управления бюджетного учреждения, где на одного начальника приходится один сотрудник и один совместитель, но полагаем, что такой штат более чем достаточен для поддержания научной составляющей, которая на сайте хромает:

Актуальность данных «Тем научных работ» ограничивается 2005 годом


Раздел «Наука» пустой

Из раздела с научными статьями видно, что интерес научного сообщества к «Денежкиному камню» есть, встречаются публикации даже 1936 и 1959 годов. Однако после 2003 года публикации появляются все реже, и можно найти буквально единичные публикации от 2007 года.  Научные публикации 2008 года и далее — на сайте отсутствуют.

Редакция Интермонитора официально запросила у «Денежкиного камня» список публикаций, которые были сделаны сотрудниками заповедника за последние три года — и мы получили ответ. Оказывается, свежие научные статьи есть, хоть они и не отражены на сайте. В присланном нам списке находятся 16 публикаций: восемь за 2016 год, три за 2017 год и пять за 2018 год. В трех публикациях от 2018 года в числе соавторов присутствует сама Анна Квашнина. В остальных среди соавторов есть научные сотрудники заповедника Надежда Владимирова и/или Наталья Ливанова. В одиночном авторстве публиковался один раз Ливанов С.Г. — вероятно, супруг Ливановой. Точно сказать мы не можем, т.к. на сайте заповедника этот человек отсутствует, а на официальную просьбу пояснить редакции, кто из авторов публикаций является сотрудниками, а кто выполнял работу на базе заповедника — мы ответ не получили. Поэтому остается только догадываться.

Просмотрев список публикаций, видно, что в основном сотрудниками заповедника исследуется тематика двух направлений — космический мониторинг леса и влияние разных факторов на распространение пожаров в лесах. Также иногда встречаются и другие темы — про распространение клещей и птиц. То есть нормальные научные темы, имеющие актуальность.

Однако при более пристальном рассмотрении списка публикаций, возникают вопросы. Например, в официальном ответе «Денежкиного камня» присутствует статья замдиректора по науке Владимировой, посвященная вулкану на Камчатке. Нам не понятно, как это связано с научной работой в заповеднике:


Напрашивается вывод, что наука в заповеднике так или иначе присутствует, однако понять это человеку, зашедшему на сайт, тяжело. Если Приокосо-Террасный заповедник выкладывает планы НИР до 2019 года, то «Денежкин камень» последний раз публиковал Летопись природы 9 лет назад, а планы НИР мы на нем не нашли вообще. Выходит, что звено менеджмента хромает, хотя научными сотрудниками деятельность ведется.

Эффективно ли федеральный заповедник «Денежкин камень» распоряжается государственными деньгами? Выполняет ли возложенные на него функции? Пусть каждый сделает выводы сам.

Добавим, что есть ряд фактов, которые вызывают отдельное удивление общественности.

Первый факт — что в рабочее время, оплаченное государством, директор заповедника Анна Квашнина, вместе с двумя сотрудниками заповедника, и на служебном транспорте, борется с загрязнениями рек, находящихся за пределами заповедника. При этом по признаниям самой Квашниной, загрязнений на территории заповедника нет.

Как рассказал газете «Наше слово» старший государственный инспектор по охране территории ГПЗ «Денежкин камень» Д. Емельянов:

«Ехидно называя заповедник зоопарком, жители села Всеволодо-Благодатское подразумевают не заповедную землю, а коллектив …. «

Второй факт — что муж директора федерального заповедника, Старший государственный инспектор в области охраны окружающей среды Константин Возьмитель, который получает зарплату от государства, публично размещает тексты с либеральным контекстом:



После начала скандала заметки Возьмителя оказались удалены с сайтов, но сохранились в кэше и в соцсетях, неподконтрольных ему



Безусловно, в России действует свобода слова, но, вероятно, если человек не одобряет, что Россия встала с колен (и как следствие, получила возможность содержать бюджетные учреждения с неплохим, cтабильно перечисляемым финансированием), то, может быть, ему лучше пойти в бизнес или в общественники? Странная позиция, на наш взгляд, быть государственным служащим и критиковать собственное руководство, не забывая при этом получать от него зарплату.

Третий факт — подозрительно избирательный пропуск туристов на территорию заповедника. Константин Возьмитель активно высказывался против доступа в заповедник посторонних людей, и даже говорил резко против посещения заповедником уважаемым фотографом природы Игорем Шпиленком:

Возьмитель: «И приезжает туда «Шпиленок» (простите, это уже нарицательное почти), и показывает всему миру, как там хорошо в смысле животных, и как их там хорошо фотографировать. И вот какое-то правительство решает, вот, какой ресурс пропадает! И организует там территорию, и через три года там миллионы фототуристов фотографируют природу… Ведь в заповедники прут туристы, со ссылкой на Шпиленка — вот, почему он везде может, а нам что, нельзя?»

При этом друг директора заповедника имеет доступ на территорию, еще и не пешком, а на квадроцикле (нам не известно, служебном или своем):




В конечном итоге работа чиновника Анны Квашниной получила конкретную оценку от мэра города Североуральска Василия Матюшенко. Именно в Североуральске находится официальный офис федерального заповедника «Денежкин камень», а сам заповедник — в часе езды от города. Поэтому Матюшенко не просто теоретизирует, а прекрасно видел то, о чем говорит, заповедник находится у него «под носом». Слова мэра с пресс-конференции приводит JustMedia:

«Я вижу, что Анна Евгеньевна озадачена проблемой реки Шегультан, однако ее не интересует проблема реки Вагран, реки Сарайной. Сегодня очень много пишут по поводу умершего на реке Шегультан лося. В прошлом году труп животного был найден на Вагране, и это не вызвало общественного резонанса. Хотелось бы, чтобы Анна Евгеньевна как общественный деятель и государственный служащий направляла свою энергию не на избранные реки, а действовала в рамках служебных полномочий»

В конечном итоге мораль проста. Давно известно, что эффективность работы каждого предприятия, хоть коммерческого, хоть бюджетного, зависит от людей, которые трудятся на его благо. В случае бюджетных учреждений от этих людей зависит эффективность траты бюджетных средств. Вероятно, если чиновники на местах начнут работать в соответствие с теми установками, которые «спускаются сверху» и для реализации которых выделяются бюджетные деньги — Минприроды перестанет быть «черной дырой» в бюджете РФ, где бюджеты растворяются с такой силой, что на это указывает сам президент Владимир Путин.



Источник

Вернуться к Оглавлению



*****


Поселки в Североуральском округе могут выгореть дотла, из-за чиновницы Квашниной


О том, как в 2010 году горел лес в заповеднике «Денежкин камень», помнит вся Свердловская область.

Пожар заметили только через два дня – когда он уже разбушевался всерьез.


Лесные пожары — это очень страшно. Если не погасить их в самом начале, они могут длиться месяцами и люди будут не в силах их погасить, разве что локализовать — и то ценой титанических усилий, без гарантии результата

Опытные сотрудники делились тогда со СМИ мнением о том, что причиной бедствия стал развал системы кордонов, в котором они обвиняли Анну Квашнину, возглавившую «Денежкин камень». По их мнению, пожар можно было пресечь в самом начале, пока он еще не набрал силу – если бы при Квашниной не «усохла» система охраны заповедника.

Недавнее прошлое, или пару слов о чиновничьем лицемерии



Когда в заповеднике «Денежкин камень» случился страшный пожар, чиновница пыталась изворачиваться: сначала рассказывала, что это было самовозгорание леса и лишь много позже, под грузом множества улик и экспертных выводов, была вынуждена признать, что причиной пожара был поджог.



В заповеднике тогда сгорело 3.5 тыс. га леса, многие птенцы задохнулись в дыму, немало взрослых животных осталось со своими детенышами, которые не могли сбежать от огня, и также погибли.



Цинизм Квашниной был просто беспредельным – она заявила: «Мы ничего не потеряли».

«Из горящего леса вышла медведица, за ней чуть поодаль — два медвежонка, шерсть на них уже в пламени, — описывают очевидцы жуткую картину в «Денежкином Камне». — Мать увидела людей, начала «кричать». Словно о помощи просила. Одни растерялись, другие испугались, разбежались. А малыши скулят, огонь по ним ползет, дальше идти не могут. Медведица вернулась к детям, и они все сгорели…», — так описывала «Комсомольская правда» в августе 2010 года реалии пожара, в котором Квашнина, как потом оказалось, «ничего не потеряла»…

Помимо гибели зверей и птиц, на которых “любительнице живой природы” Анне Квашниной, по-видимому, просто наплевать, пожар причинил и огромный материальный ущерб.



СМИ писали тогда об ущербе в 17 миллиардов рублей(!), но Квашнина разглагольствовала, что ущерб, мол, оценить невозможно – лес же в заповеднике не имеет стоимости.



Однако, когда в причинении ущерба саму Квашнину обвинить не могут, она, как оказалось, демонстрирует навыки подсчета убытков заповеднику.



«Один житель поселка Черемухово поехал на грузовике «Урал» за металлоломом. Двигаясь по территории заповедника «Денежкин камень», машина забурилась в глине. При подсчете ущерба, нанесенного природе заповедника, получилась бешеная сумма – аж 12 миллионов рублей. Представители заповедника не верят в возможность компенсации всей суммы ущерба, однако готовы держать ответ за корректность расчета» — сообщало издание «Вечерний Краснотурьинск» в 2015 году.


Ну, а после этой огненной катастрофы, с которой боролись всей Свердловской областью, Квашнина осваивает бюджеты на изучение последствий пожара.

В частности, нынешняя заместитель Квашниной по науке (либо ее полная тёзка, у которой с заместителем по науке заповедника совпадает ряд эпизодов биографии), в качестве Индивидуального предпринимателя освоила 2.8 миллионов рублей на изучение леса, перенесшего пожар.





Это следует из сайта Госзакупок и данных системы Контур.Фокус, где сказано, что ИП Владимирова Надежда Алексеевна поработала в 2014 году для заповедника «Денежкин камень» над исследованиями «Оценка санитарного состояния лесных насаждений с разной степенью повреждения в результате пожара 2010 года», «Оценка состава и жизненного состояния естественного возобновления на участках с полностью погибшим древостоем», «Оценка санитарного состояния лесных насаждений основных типов леса», «Натурное обследование лесных насаждений, поврежденных ветровалами разных типов», «Натурное обследование лесных насаждений, поврежденных пожаром 2010 года» – каждое стоимостью 550-598 тыс. рублей.

Казалось бы, Квашнина должна была сделать выводы из пожара и уж что-что, а противопожарные меры обеспечить в полном объеме.



Но, как оказалось, «ничего не потеряв» в 2010 году, Квашнина и в 2018-м не спешит напрягать себя работой, которую как директор ФГБУ делать обязана.


«Да гори оно всё огнем, мне без разницы!», — таково кредо чиновницы Квашниной?



Анна Евгеньевна Квашнина, возглавляющая Федеральное государственное бюджетное учреждение Государственный заповедник «Денежкин камень», щеголяет форменной символикой Инспекции по охране природы даже за пределами заповедника (как, например, на этом фото, сделанном у шлагбаума предприятия «Святогор», где Квашнина устроила провокацию и сорвала забор проб воды Росприроднадзором, который сама же и вызвала). Впрочем, за пределами заповедника Квашнина и проводит немалую часть рабочего времени, оплаченного государством — по сути, занимаясь общественной деятельностью

Как говорят источники в МЧС, Анна Евгеньевна Квашнина, несмотря на полученные ей прямые рекомендации (не говоря уже про чувство ответственности за вверенный ей лес, зверей, и судьбы жителей поселков, прилегающих к лесному массиву, общему с заповедником), так и не удосужилась подписать в МЧС План тушения лесных пожаров на территории лесничества Государственный заповедник «Денежкин камень».

Со слов этих источников, в 27 марта 2018 года состоялось заседание Антитеррористической комиссии Североуральского городского округа, и комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности Североуральского городского округа.

Одним из пунктов повестки была организация мероприятий по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с природными лесными пожарами.

На это комиссии Квашниной как руководителю ФГБУ Государственный природный заповедник «Денежкин камень» было рекомендовано в срок до 15 апреля 2018 года предоставить План тушения лесных пожаров на территории лесничества Государственный заповедник «Денежкин камень». Этот документ предусматривает согласование в Департаменте государственной политики и регулировании в сфере охраны окружающей седы Минприроды РФ (ему подчиняется заповедник по ведомственной принадлежности), а также в Карпинском и Ивдельском лесничествах (вероятно, с точки зрения лесников).
Ну, а последним этот документ визирует МЧС – в данном случае, в лице Начальника ФКГУ «15 ОФПС по свердловской области» полковника внутренней службы Попова Н.И.

Так вот, 3 апреля 2018 года Анна Квашнина, «во исполнение протокола №3 от 27.03.2018 года совместного заседания антитеррористической комиссии Североуральского городского округа и комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности Североуральского городского округа» направила «План тушения пожаров лесничества «Государственный природный заповедник «Денежкин камень» — на 38 листах.



Однако, по словам источника, в МЧС это реальным Планом тушения лесных пожаров на территории лесничества Государственный заповедник «Денежкин камень» не посчитали, ввиду большого количества несоответствий требованиям. И выдали перечень замечаний, котрые требовалось устранить, чтобы документ не только по заголовку, но и по содержанию соответствовал требованиям.

Без этого руководитель МЧС подписывать «художественное произведение» Квашниной не стал, т.к. нести ответственность за ее творчество, присланное вместо надлежащего Плана тушения пожаров, он не намерен что логично.

Так и нет по сей день у директора ФГБУ Квашниной плана, подписанного МЧС, а значит нет его вообще. Но, не считая нужным делать свою работу руководителя государственного учреждения надлежащим образом, за зарплатой от государства Квашнина приходит регулярно.

Мы еще вчера попросили Анну Квашнину подтвердить, или опровергнуть эту информацию об отсутствии у нее плана тушения лесных пожаров в заповеднике, но на момент выхода материала никакого ответа от чиновницы не получили.

«Квашнина ведь увлечена общественной деятельностью, заповедником ей, судя по всему, заниматься некогда. А, случись опять пожар – как тушить заповедник? На ходу планы придумывать, через неделю после начала пожара? Я прекрасно понимаю позицию полковника Попова, я бы тоже на его месте «бракованные» Планы тушения не подписывал. Кому надо сидеть потом за то, что подписал филькину грамоту – если пожар случится? Пусть сама тогда уж сидит, если пожар. Только, не дай бог, люди погибнут – их ведь не вернуть будет! Гнать надо такую директрису, она не соответствует должности, я считаю», — прокомментировал нам ситуацию отставной сотрудник МЧС.

Эксперты сходятся во мнении, что директор ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» Анна Квашнина своим бездействием в плане организации противопожарных мер создает угрозу Заповеднику, а также населенным пунктам, расположенным неподалеку от него и граничащих с лесным фондом, который может загореться, если в Заповеднике опять случится пожар.


Населенные пункты, расположенные вблизи лесных массивов, наиболее уязвимы в случае масштабного лесного пожара. Если нет плана борьбы с лесными пожарами — высока вероятность, что МЧС просто не успеет вмешаться до того, как стихия огня выйдет из-под контроля окончательно. А заповедник «Денежкин камень» и без того угрожаем по пожарам, т.к. система кордонов развалена при Квашниной и пожар 2010 года заметили только через два дня после его начала. Так и выгорело 3.5 тыс. гектаров в итоге. Поселки и их жителей спасли только дожди и направление ветра т.е., случайные события. Но выводов Квашнина, похоже, не сделала. Ей некогда — она занята общественной деятельностью

Наиболее угрожаемыми, в случае такого пожара он считают поселки Всеволодо-Благодатское и Сосьва, которые, по их мнению, сами того не ведая, стали заложниками распоясавшейся чиновницы, забывающей, видимо, что на государственной службе надо не только зарплату получать, но еще и надлежащим образом работать.


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****

Чиновница Анна Квашнина: "Государство - это я"! А Ющук плохой

Просто фантастическое поведение государственной служащей.
Мне кажется, чиновница трудится не на своем месте, если она делает такие заявления.



На мой взгляд, в России есть только один человек, который, хотя бы теоретически, пусть и с натяжкой, имеет моральное право делать заявления в духе: "Государство - это я"! Но даже он их не делает.

А тут - провинциальная чиновница из Федерального государственного бюджетного учреждения, пойманная мной на том, что занимается, по сути, общественной работой в оплаченное государством время, да еще и провокациями в чисто "белоленточном" стиле, делает такие заявления...

При этом гражданка Квашнина, похоже, не понимает, чем Ющук, который специализируется на разоблачении фейков и вскрытии реальной картины, спрятанной под пиар-мусором, равно как и спрятанной техническими средствами (напомню про кейс по пресечению активности активистов Правого сектора в Швейцарии, присосавшихся к российскому федеральному бюджету), отличается от металлургической компании? Не видеть разницы между Ющуком и металлургическим холдингом - это вообще нормально для директора ФГБУ?

Дорогая (неоправданно дорогая для федерального бюджета, я считаю) Анна Евгеньевна! Я Вам отдельно объясню: Вы не экономический противник УГМК, и уж точно не мой экономический противник.

Вы, на мой взгляд, заигравшаяся в общественную работу бездельница, сидящая на шее у федерального бюджета.

Вы при таких раскладах точно госслужащая, а не общественница и не пиар-агентство на контракте по информационному обслуживанию? А, Анна Евгеньевна?

Вот это, Анна Евгеньевна, никакой не экономический противник. Это, на мой взгляд, безответственный и безграмотный руководитель, который пользуется тем, что московское начальство находится в двух тысячах километров и просто, на мой взгляд, обнаглел, и забыл, что он государственный служащий.

Сейчас Вы вспомнили, что находитесь на государственной службе? Прекрасно! Первый шаг к нормализации сделан. Вот, сейчас мы попросим государство разобраться, насколько Ваша деятельность соответствует интересам государства и Вашей должностной инструкции, правильно ли, что старший государственный инспектор Возьмитель находится в Вашем подчинении на госслужбе, являясь Вашим мужем, верно ли не согласовывать с МЧС планы тушения лесных пожаров, и многое, многое другое.

И я порадуюсь за Вас, если окажется, что Вы молодец и делаете всё прекрасно. Или же порадуюсь за государство и за жителей поселков, которые Вы, Анна Евгеньевна, на мой взгляд, поставили под угрозу полного выгорания - если Вас выгонят с работы, которую Вы, я считаю, "не тянете". И заменят Вас на грамотного, компетентного директора заповедника, который умеет не только "сосать из бюджета", но и работу работать.

Такие дела.



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Реки, город и шахты в зоне, о которой старается помалкивать чиновница Квашнина

Сделал упрощенную схему, чтобы тем, кто следит за ситуацией, но не очень отличает Сарайную от Шегультана, было понятнее.

Где-то здесь кроется ответ на вопрос, почему Квашнина и ее муж так старательно молчали про алюминий, ПДК по которому превышен в 2.5 ТЫСЯЧИ раз.

Ну и понятнее будет, почему загрязнение СУБРом реки Сарайной, о которой уже 10 лет помалкивает чиновница, которая якобы болеет душой именно за реки, а не за интересы кого-то другого, это таки важно.

Надо разбираться.




Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


И все же, именно алюминий - главная нерешаемая проблема северных рек Свердловской области

Издание Уралинформбюро, резко негативно настроенное к холдингу УГМК (а потому, однозначно не занимающееся его выгораживанием в глазах обществености), опубликовало очень важную и полезную инфографику о содержании меди и алюминия в воде северных рек Свердловской области.
 

Смотрите, что получается: рядом с Шемуром (медное месторождение УГМК), по данным протоколов аккредитованной лаборатории ЦЛАТИ, есть как медь, так и алюминий. И то, и другое в диких превышениях. Причем, если по меди превышение в истоке речки Черной в непосредственной близости от Шемура 166 раз, то по алюминию 2500 раз.

По мере удаления от Шемура содержание меди в воде рек падает, и к Ивделю приходит нулевое содержание меди, против ПДК. А вот алюминий выходит на первое место, да так и остается в воде, вплоть до водозабора Ивделя.

Смотрим именно «хозяйственно-питьевое назначение», т.к. это нормативы для людей, а не для рыб.




Инфографика с сайта издания Уралинформбюро. Видно, что даже в непосредственной близости от Шемура, где алюминия в месторождении нет, концентрация алюминия крайне высокая. А к городу Ивделю, где происходит питьевой водозабор, вода приходит с превышением только по алюминию


Но при этом алюминий вместе с медью не водится — это проистекает из основ геологии. Т.е. в медном месторождении Шемур алюминия не может быть, он откуда-то еще появился.
Это подтвердил и авторитетнейший ученый — Зав. отделом научно-методического обеспечения восстановления и охраны водных объектов, доктор технических наук наук, профессор, зам. председателя Ученого совета ФГБУ РосНИИВХ Попов Александр Николаевич.
Заявление было сделано А. Поповым на пресс-конференции, созванной экологами в Ельцин-центре Екатеринбурга 3 октября 2018 года:





А это карта рек, речушек и ручьёв вокруг Шемура (также из Уралинформбюро, за что ему спасибо). Сейчас экологи разных мастей бродят вокруг этого месторождения и берут пробы то из Ольховки, то из Банной — ну, то есть просто по кругу, вблизи Шемура. И показывают страшные кадры этих кислых речушек:



Инфографика с сайта издания Уралинформбюро, с указанием ручьёв и речушек в непосредственной близости от Шемурского месторождения


В принципе, это правда: вокруг Шемура речушки и ручейки кислые, и загрязненные. Это и ЦЛАТИ видит в анализах воды, и визуально определить несложно.

Но дело в том, что это как раз уже многократно обсуждено, установлено и признано. Здесь нет ничего нового и этот показ никак не приближает решение проблемы, которое уже и так воплощается в жизнь.

Именно по этому поводу УГМК на Шемуре и делает очистные сооружения, на которые тратит миллиард рублей.

Причиной такого положения вещей (закисления рек и резкого превышения по меди) называет несоответствие очистных Шемура паводковым реалиям. В принципе, специалисты, опрошенные мной, допускают, что это правда. Но, даже если и нет, то все равно очистные ставят и это хорошо.

 

НО!

Алюминий-то от очистных, дополнительно сделанных на Шемуре, не исчезнет — потому что он не может быть с Шемура.

И тот факт, что на данный момент практически все «экологи» старательно избегают темы алюминия, пока что говорит о том, что алюминий и правда не исчезнет. А ведь он токсичен не меньше меди, или кадмия с цинком, и болеть от превышенного алюминия ничуть не лучше, чем от прочих металлов.

 

Вот это и есть главный «затык» в проблеме очистки северных рек сегодня.

Отсюда и проистекает версия, что РУСАЛ, возможно, попытался спрятать с помощью направления активности «экологов» свою вовлеченность (возможно, не прямую, а косвенную) в создание проблемной ситуации — просто потому, что алюминием занимаются именно структуры РУСАЛа, а не УГМК. С этой точки зрения, любые упоминания превышения ПДК по алюминию могут рассматриваться в РУСАЛе, занимающемся именно алюминием, как потенциально опасные.

Сам РУСАЛ на данный момент заявляет о непричастности своих месторождений — как прошлых, так и нынешних к дикому превышению содержания алюминия в реках. В то же время, он обходит молчанием заброшенные отвалы, которых по Свердловской области сотни, и которые, по мнению ряда ученых, вполне могут быть источником алюминия.

Многими упускается из виду также факт, что именно после мощнейшего за последние 60 лет паводка и появились проблемы в реках, видимые даже невооруженным глазом. Между тем ученые говорят, что мощный паводок вполне мог смыть залежи загрязнений из карьеров и подотвальных вод — что и привело к их появлению там, где ранее они не наблюдались.

Ну, а то, что в «экологи», «не замечающие» алюминий, подалась федеральная чиновница — отдельная петля событий, частный случай.

Вот так в данный момент я вижу ситуацию. И эта ситуация, несомненно, требует полного прояснения.


Источник

Вернуться к Оглавлению



*****


Федеральное бюджетное учреждение "легло под белоленточных"? Похоже, что да

О том, что стиль поведения чиновницы Квашниной более всего напоминает белоленточных активистов, я писал, еще когда первую ее провокацию зафиксировал - в материале "«Покатушки» с мужем за государственный счет и обман журналистов: самобытные развлечения федеральной чиновницы в уральском заповеднике вскрыли то, о чем не принято говорить вслух"

Посмотрев глубже, я полагаю, что госпожа Квашнина и ее супруг и есть классические белоленточные диссиденты. Просто, в силу удаленности от крупных городов и незаметности, им удалось спокойно сидеть на госфинансировании годами. Посмотрим, удастся ли им и впредь сочетать активность белоленточных общественников с подпиткой из госбюджета.

Я, правда, одного не могу понять: если граждане так искренне ненавидят государство и государственную власть - зачем сидят на федеральном государственном бюджетном финансировании? Уволься и иди вон, в Гринпис, например. Природу там любить белоленточными методами не только можно, но и поощряется, но зато честно: ни рубля от ненавистного режима не надо брать.

Ан, нет: видимо, пешие прогулки по лесу, равно как и катание на бесплатных квадроциклах/снегоходах, за государственный счет затягивают. Удобно же: гуляешь по лесу, а тебе зарплата капает и в бак квадроцикла бензин, закупленный по госконтракту наливают. А на служебном транспорте можно провокациями заниматься - "для пиару".


Константин Возьмитель - муж чиновницы Анны Квашниной, Старший государственный инспектор. Цитаты:

Это - мечты о деиндустриализации Российской Федерации и общая ненависть к стране, нет?

//Наша страна похожа на буяна, который громил и крушил всё вокруг себя и выдохся. А отлежавшись, едва поднявшись на ноги, принялся опять делать то же самое. Пока буян отдыхал, заповедники воспряли духом, увеличились числом. Многие природные территории, предназначенные для разграбления, вздохнули с облегчением. Но передышка кончилась.///
(с) Константин Возьмитель

***

А как вам это сравнение с подростком, поджигающим соседей, в исполнении государственного служащего из Федерального государственного бюджетного учреждения?

«Замечательный сосед»
Сказка такова. Мол, Европа радовалась в 90-е годы, что Союз развалился и Россия, мол, валялась разбитая, слабая, и Европа топталась по ней ногами и якобы радовалась. А теперь Россия «встала с колен» и стала сильной, и все стали ненавидеть её и стали хотеть её захватить, и не захватывают только потому, что мы сильные стали. Втирают нам в уши по радио, телевизору. А я не верю почему-то. Хотя со всех сторон: «ох, нас хотят лишить земли, прогнать с территории, чтобы мы были «как евреи» без собственной страны…» и так далее.

Я как человек, проживший жизнь с соседями в деревне, не политик, не государственник, так рассужу, по-житейски.
Меня соседи, конечно же, беспокоят. Я с ними не очень тесно общаюсь, но они мне не безразличны. И я хотел бы, чтобы рядом со мной жили благополучные соседи. Чтоб не «бомжатник», не «алкашня», не «нищета», не «туберкулёзники»… И радоваться им, таким, не хочется, и тому, что у них так всё плохо. Раз помог, другой – всё бестолку…
А хорошо, когда соседи – сильные, крепкие хозяева (как раз такие, которых не любит и боится Европа).
И ещё хуже, если в соседях озлобленные, обиженные, голодные, непредсказуемые подростки, слоняющиеся по двору с канистрой бензина и горящим факелом в руках, и каждый их шаг, любой час и день – непредсказуемы. Они грозят всем соседям, дико их боятся и ненавидят, и страшно гордятся собой и своей канистрой, и машут факелом, мол, – мы вам!.. Не буду я любить таких соседей, уважать не буду, и буду пытаться изолировать себя от них, их от себя, как-то избавиться от них.
Так почему же в «большой (нашей) политике» по-другому?

(с) Константин Возьмитель

***

2011 год, разгар белоленточного движения.
Константин Возьмитель высказывается в таком духе, что назвать дятла-вредителя Путиным - это "обидеть птичку", после чего рассматривает имя для червячка.
Государственный служащий, короче говоря, шутить изволят.



***

Ну, о том, как государственный служащий Возьмитель из Федерального государственного бюджетного учреждения Государственный заповедник "Денежкин камень" хотел бы поиметь денег с УГМК, я уже показывал ранее. Покажу еще раз:

///Конечно, если бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть.///
(с) Константин Возьмитель

***

Государство, которое платит ему зарплату и содержит его квадроциклы со снегоходами, а также полицию (почему-то отдельно от государства) государственный служащий Константин Возьмитель считает находящимися по другую сторону баррикад от него:

///Вот браконьер, с одной стороны. УГМК - с другой. А оба - по одну сторону. И там же, на той же стороне - полиция, "власти".///
(с) Константин Возьмитель

---------------

Идем дальше. Это - Сергей Стуков, главный редактор МУНИЦИПАЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ из города Березовского, и одновременно, как я вижу, "интерфейс" между государственными служащими Квашниной и Возьмителем и "экологическим крылом" навальнят.

В Березовском многие помнят, как господин Стуков в разгар белоленточного движения активно его поддерживал. А о том, как он поучаствовал в мероприятии партии Михаила Прохорова, помнят СМИ и сейчас:



Нет, никакой крамолы, просто пресс-конференция, просто региональный журналист. Только вот, многие ли знают за пределами Свердловской области о городе Березовском до такой степени, чтобы журналиста оттуда притащить в Москву на пиар-мероприятие федеральной партии либерального толка?
Думаю, дело тут в том, что господин Стуков, как считают в г. Березовском, является родственником жены тамошнего уважаемого предпринимателя (и бывшего мэра) - господина Брозовского. Сам Стуков отказался прокомментировать мне это.

Соответственно, на мой взгляд, Стуков эмоционально разрывается. С одной стороны, в нем бурлит кипучая юношеская энергия и записной либерализм, а с другой, вхождение в местную элиту (предположительно через жену крупного предпринимателя, входящего в эту элиту) заставляет его вести себя хотя бы в каких-то рамках. Взамен(?) Стуков получил синекуру - должность главного редактора муниципального учреждения, с гарантированной зарплатой и возможностью отсутствовать на рабочем месте по своему усмотрению.

А заодно господин Стуков успевает использовать сайт муниципального учреждения в личных целях - печатает там статьи для своих друзей Квашниной и Возьмителя.

Вообще, мне кажется, что Стуков таким образом рассчитывается с муниципального сайта за посещение заповедника, которое ему организовали Возьмитель и Квашнина - никому нельзя, а ему можно.
Конвенция ООН против коррупции, ратифицированная Россией, кстати, рассматривает подобные отношения как вероятно коррупционные.





Но, будучи ограниченным в проявлениях либерализма, Стуков, на мой взгляд, пошел другим путем - путем вовлечения "экологического крыла" навальнят в защиту своих приятелей, обеспечивающих ему эксклюзивный отдых на территории, запрещенной для посещения гражданами.

Так, вероятно, на пресс-конференции, созванной в Ельцин-Центре подругой Стукова Анной Квашниной, и оказалась еще одна жительница города Березовского - Анна Балтина. Балтина заметно активничала в пользу Стукова и Квашниной и на самой пресс-конференции в Ельцин-центре, и в соцсетях после нее.





Анна Балтина - очень известный в Березовском экоактивист.




Балтина и Стуков довольно тесно связаны на ниве экоактивизма в Березовском, часто встречаются в этом контексте, по разным поводам.

Как относится к белоленточным госпожа Балтина, думаю, проще всего просто показать:


















Так что, на мой взгляд, неудивительно, что государственные служащие Анна Квашнина и Константин Возьмитель действуют вместе с белоленточными и их методами.
Удивляет другое: почему это возможно в государственном бюджетном учреждении в рабочее время, оплаченное из госбюджета?



Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


УГМК, Шемур, очистные, белоленточные: кто в чем виноват и кому что делать?


В результате бесед со специалистами УГМК, СУБРа, ряда других  участников рынка добычи и производства металлов, а также Горного  университета, — нам удалось составить цельную картину, отвечающую на  вопрос, который вынесен в заголовок.

Забегая вперед, можно сказать: реки чистыми будут точно, и роль  белоленточных во главе с их “локомотивом” — директором ФГБУ  Государственный заповедник “Денежкин камень” Анной Квашниной здесь  минимальна: это заслуга государственных органов, а не белоленточных.

Белоленточные, как водится, пиарятся на проблеме. И единственное, что  неприятно отличает данную ситуацию от подобных – что”белоленточные”  делают это в многом силами государственных служащих Федерального  государственного бюджетного учреждения, в рабочее время, оплаченное из  госбюджета. Причем работа, ради которой этих госслужащих и наняло  государство, в значительной степени заброшена, ради общественной работы.

Но перейдем к главному, и обсудим всё по порядку.

Как делается проект на разработку месторождения?

Месторождение руд проектируется, по сути, так же, как и постройка  жилого дома. Разница – в масштабах ОВОС – Оценки воздействия на  окружающую среду, регламентированной Федеральным законом «Об  экологической экспертизе»для всех видов намечаемой хозяйственной или  иной деятельности.


Проект делает проектная организация, имеющая на это соответствующие  лицензии. Затем экспертная организация проводит оценку проекта на  предмет наличия требуемых согласований и расчетов.

В ходе ОВОС проводится моделирование воздействия на окружающую среду – этим также занимаются лицензированные эксперты.

Это длительная процедура, т.к. проект месторождения – очень масштабная вещь.

Затем месторождение выигрывается на конкурсе, и победитель конкурса приступает к разработке.

Важно понимать, что победитель конкурса обязан (именно обязан, без вариантов отклонения) исполнять то, что предписано проектом.

В случае с Шемурским месторождением, этот победитель конкурса – УГМК.

Таким образом, УГМК, выиграв конкурс, получила на руки проект, который обязателен к исполнению.

Проектировщики разработали (а ОВОС одобрила) очистные сооружения для вод карьера.
И проектировщики не разработали отведение подотвальных вод – из-под отвалов. ОВОС не возражала.

Специалисты полагают, что разработчики и ОВОС просчитались с рельефом  местности – не учли, что подотвальные воды могут вытекать и стекать по  склонам горы. Как это возможно – не может сказать ни один из опрошенных  нами специалистов. Но это так.

В принципе, действительно есть месторождения, у которых подотвальные  воды остаются под отвалами, но в данном случае склоны известны и  рассчитать путь подотвальных вод, наверное, проблемы не должно было  составить. Но теперь уже как есть – надо исправлять имеющиеся проблемы.

Для этого надо, как говорят специалисты, «ловить подотвальные воды» и направлять их в очистные сооружения.

Почему ручьи и речушки стали кислыми? Можно ли это исправить?

Исправить это можно – это и делается с осени 2017 года в рамках  Перечня дополнительных природоохранных мероприятий, согласованного с  Росприроднадзором по УрФО.

Осень 2017 года – важный момент, мы к этому еще вернемся.

Причина появления кислых вод известна, понятна, и они, собственно,  должны образовываться в отвалах. Кислые воды – результат химических и  электролитических процессов в отвалах металлургических месторождений,  они есть всегда.

Эти воды стекают под отвалы, где постепенно накапливаются.

Вымывание кислых вод из-под отвалов происходит, в результате паводков – в т.ч., выпадения осадков.

Кстати, это объясняет, как говорят специалисты, почему в речках то  есть закисление и металлы, то нет. Это импульсный процесс, а не  постоянный.

Полуграмотные “общественники”-госслужащие интерпретировали эту  ситуацию в СМИ, как “УГМК, похоже, умеет регулировать сброс в реки, вот  комиссия приезжает – всё хорошо, а уезжает – всё плохо”.
Впрочем, качество отбора кадров в госслужащие заповедника – отдельная  тема, мы еще не раз обсудим ее с Минприроды, а пока пойдем дальше.

Итак, с причинами появления кислых вод в речушках мы разобрались. Можно ли это исправить?

Да, можно – и это как раз делается, на это УГМК и выделила миллиард рублей.

По первоначальному проекту УГМК построила очистные сооружения для  “поимки” и нейтрализации карьерных вод. У полуграмотных  “общественников”-госслужащих заповедника это называлось “какие-то  маленькие ванночки”.
Впрочем, для выпускника техникума по специальности “типограф” (автора  пассажа про ванночки применительно к очистным сооружениям карьера)  такое, наверное, простительно.
А как “типограф” оказался госслужащим заповедника – опять же, тема  отдельная и требующая разбирательства. Возможно, он в законодательстве и  нормативах заповедников понимает больше, чем в “ванночках”.

Для решения проблемы подотвальных вод, вскрывшейся сейчас в  конкретном воплощении, если говорить укрупненно, нужно копать  “мегатраншеи”, которые уклонами выводить в сборники вод, где кислота  нейтрализуется, затем удаляются взвеси и примеси – и в итоге вода, уже  чистая, идет в окружающую среду.

Это технически выполнимо и является стандартным решением для подобных случаев.

Результатом становится очищенная вода в реках, прекращение воздействия на реки – после чего возвращаются рыба, и растения.
В том, что результатом постройки непредусмотренных первоначальным  проектом сооружений по отлову подотвальных вод станет очищенные реки,  сходятся все без исключения специалисты, опрошенные нами – независимо от  их места работы.

В чем виновата УГМК и что она должна признать?

Когда мы стали выяснять, чего же хотят “локомотивы” экологического скандала из числа госслужащих, тесно связанных с “экологическим крылом” сторонников Навального, да и сами нередко ругающие власти Российской Федерации, и саму нашу страну, те заволновались.
И сгенерировали ответ: “Мы хотим, чтобы УГМК признала свою вину в загрязнении рек”.
Учитывая, что один из этих госслужащих прямо заявил: “Конечно, если  бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в  полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть», — более всего  декларируемые желания “общественников”-госслужащих напоминают фразу:  “Платить и каяться”. Причем платить – видимо, непосредственно им?

Между тем, УГМК не только признала свою вовлеченность в загрязнение  рек (как эксплуатант месторождения), но и вкладывает миллиард рублей(!) в  исправление проблемы.
Проблемы, созданной не УГМК, а проектировщиками.

Какое еще «признание» в таком случае требуется «белоленточным» госслужащим?

“Единственное, в чем виноват эксплуатант – это в неукоснительном  выполнении проекта. Впрочем, отклониться от проекта он и не имел права”, — сформулировал описание ситуации один из корифеев горного дела в России.

И мы согласны с его выводами.

 Проблема заброшенных отвалов

Все без исключения специалисты горного дела, опрошенные нами,  согласились, что часть вредных веществ, загрязняющих реки, может идти со  старых, заброшенных отвалов.
В них идут ровно те же процессы, что в действующих, с той разницей, что  некоторые из карьеров и отвалов вообще не имеют водоотведения – особенно  хищнически сделанные в 90-е.


Паводок, несомненно, может вымывать их подотвальные воды в реки.

Но проблема заброшенных отвалов будет решаться после того, как на действующих месторождениях сделают очистку подотвальных вод.

До этого просто не разобраться, кто из “заброшек” “протекает” металлом в реки.

Соответственно, вероятна ситуация, что после решения проблемы с  подотвальными водами на Шемуре, придется выяснять местонахождение  протекающих “заброшек” и искать способы прекращения утечек металлов и  кислых вод с них.

Впрочем, государство эту проблему также знает и уже вырабатывает  механизмы финансирования борьбы с этой проблемой – прежде всего, через  налоговые вычеты на такую борьбу.

На чем “попались” белоленточные в истории с реками?


На наш взгляд, попались они на нескольких моментах.

Во-первых, даты. Государство обратило внимание на проблему весной  2017 года, и уже к осени 2017-го были разработан тот самый Перечень  дополнительных природоохранных мероприятий, согласованного с  Росприроднадзором по УрФО.

Почему «дополнительных» — понятно уже: потому что, основные мероприятия не сработали.
Между тем, белоленточные через «общественников»-госслужащих, сидящих на  федеральном бюджете, и при этом замеченных в откровенной «чернухе» в  адрес России, «сели на тему» только через год.

Во-вторых, белоленточные федеральные госслужащие прокололись, на наш взгляд, с объяснением своих целей.

Они же не могли декларировать: «Мы продвигаем белоленточное движение в  Свердловской области, в оплаченное государством время», поэтому были  вынуждены выдумать что-то благородное. Отсюда, вероятно, и родилась  идея: «А вот пусть УГМК признает свою вину», — которая разбивается о  миллиардные вложения в исправление чужих ошибок.

Белоленточные сейчас пытаются поддерживать иллюзию своей решающей  роли в исправлении экологических проблем, «окучивая» СМИ, которые пока  не разобрались в теме. Но вряд ли им удастся делать это бесконечно  долго. Правда настолько очевидна и проверяема, что непременно вылезет  наружу.

В-третьих, “общественники”- госслужащие ФГБУ десять лет “не замечали”  загрязнения рек Сарайная и Вагран компанией СУБР, с которой у них  вскрылись давние и теплые отношения. И упорно отказываются говорить о  проблеме алюминия в реках (алюминия в рудах УГМК нет, как сообщил  известный ученый из РосНИИВХ Александр Попов, а в реках он как раз  есть).



Более того, по слухам, одним из пунктов сбора подписей в СПЧ “против  УГМК”, инициированного белоленточными активистами был как раз профсоюз  СУБРа. А еще одним – офис ФГБУ государственный заповедник “Денежкин  камень”.


Фото, присланное нашим читателем из Североуральска. С его слов, это объявление висело на стене в городе Североуральске


Впрочем, сама компания СУБР, насколько нам известно, открестилась от  своей вовлеченности в процесс сбора подписей – что логично: структуры  Дерипаски ранее не были замечены в конфликтах с УГМК даже косвенно.
В этом плане, теоретически, можно предполагать, что СУБР по своей  инициативе (или даже вопреки установкам из Москвы) сыграл в игру против  УГМК в каких-то своих интересах. Но это, конечно, просто логическая  догадка, исходя из косвенных признаков.

В-четвертых, белоленточных госслужащих выдали методы. Чисто  навальновские, на наш взгляд — как в истории с провокацией при заборе  проб воды. Тогда, напомним, чиновница ФГБУ Анна Квашнина сорвала  корректный забор проб и обвинила в этом своих оппонентов. А когда мы  стали разбираться — оказалось, что есть видеозапись, по сути, уличающая  Квашнину в искажении информации.


Обращение в СПЧ – важный этап развития ситуации и он в интересах государства, а не “навальнят”

«То, что ситуацию вокруг природоохранных мероприятий на северных  реках Свердловской области взял под контроль Совет по правам человека, в  УГМК расценивают позитивно. Это однозначно позволит сформировать  объективную информационную повестку. Компания неоднократно заявляла о  готовности вести открытый диалог по этому и другим вопросам с  общественностью, учеными и органами власти», — прокомментировали решение  СПЧ в УГМК.
 

На предприятии утверждают, что комплекс природоохранных мероприятий на  Шемурском месторождении осуществлялся ОАО «Святогор» всегда: «На  месторождении действовали очистные сооружения, которые осуществляли  очистку собираемых вод. Проблем с экологией не наблюдалось. Однако 2017  год оказался обильным на осадки, что привело к утечке вод с отвалов.  Осенью 2017 года был разработан Перечень дополнительных природоохранных  мероприятий, который был согласован с Росприроднадзором по УрФО.
Все они направлены на улучшение экологической ситуации в городе Ивдель», — говорят на предприятии.
 

«Мы считаем, проблему можно решить за 2,5 года. Сумма инвестиций —  больше 1 млрд рублей. Это собственные средства холдинга, — подчеркнул на  состоявшейся 3 октября пресс-конференции директор по горному  производству УГМК-холдинга Григорий Рудой. — Уже до конца этого года  будет освоено около 300 млн рублей», — написало издание Znak.com, и с этим, на наш взгляд, можно согласиться.

Совет по правам человека – структура при Президенте России. Это не филиал офиса Навального или его «экологического крыла».

СПЧ, вникнув в проблему, очень быстро обнаружит, что проблема  загрязнения северных рек выявлена не белоленточными госслужащими, а  госструктурами, и что она начала решаться за год до того, как  белоленточные «оседлали тему».

Обнаружит СПЧ и то, что прокуратура уже давно занимается этой  проблемой, и проблема имеет все шансы решиться благополучно именно  благодаря роли государственных структур и силами эксплуатанта  месторождения.

СПЧ, как и положено, направит материал в Гепрокуратуру, Генеральный  прокурор Юрий Яковлевич Чайка запросит у Прокуратуры Свердловской  области материалы – и там все это будет понятно.

Ну и отдельно мы с одобрением отметили, что в СПЧ сочли активность  белоленточных «обществеников»-госслужащих именно выражением их  гражданской позиции, а не исполнением должностных обязанностей.

Такое полное совпадение с нашим мнением, безусловно, радует. Мы давно  говорим, что действия руководства заповедника «Денежкин камень» — это  общественная работа. И делаться она должна не в то время, которое  оплачено государством.

Должна ли она делаться вместе с белоленточными и, по сути, в развитие  их движения – вопрос уже не к СПЧ, конечно. Но и такой вопрос, на наш  взгляд, есть.

ВЫВОДЫ

1. Проблема загрязнения северных рек Свердловской области есть.  Виновники этой проблемы – те, кто делал проект разработки месторождений,  а исправляют те, кто эксплуатирует месторождения. Проблема имеет  техническое решение, УГМК выделило финансирование и силы на решение  проблемы. Реки очистятся.

Судно «Гринпис», скандально отметившееся в штурме российской нефтяной платформы в Арктике. Но даже там, насколько нам известно, не додумались включить в экипаж федеральных чиновников, получающих зарплату из госбюджета


2. Вскрылась ситуация, когда чиновники, получающие зарплату из  федерального бюджета, занялись, по нашему мнению, оппозиционной  политической деятельностью и продвижением интересов «экологического  крыла» сторонников Навального, в т.ч. и в рабочее время.
Эта ситуация требует пристального изучения и оценки.

3. Вскрылось удручающее, по нашему мнению, состояние дел в ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»  по основной работе этого федерального учреждения. Пока непонятно, в  состоянии ли директор заповедника Анна Квашнина навести порядок, т.к.  непонятно, является ли такое положение вещей результатом ее  принципиальной неспособности организовать работу заповедника, по примеру  лучших представителей отрасли, или же она просто тратит время на  общественную работу, в ущерб основной.
В данный момент, например, Квашнина закрыла на сайте заповедника раздел «Наука», вместо того, чтобы привести его в порядок.
С этим также надо разбираться – вероятно, вместе с работодателем Квашниной – Министерством природы.
На наш взгляд, если человек видит себя активистом Гринпис – ему лучше  уволиться с госслужбы и идти в Гринпис, но никак не быть активистом за  счет федерального бюджета и в ущерб основной работе.

Мы будем наблюдать за развитием событий

Автор: Евгений Ющук





Источник

Вернуться к Оглавлению


*****

Штрих к портрету "белоленточного" Федерального государственного бюджетного учреждения


После материала "УГМК, Шемур, очистные, белоленточные: кто в чем виноват и кому что делать?" и материала "Отправил в СУБР вопросы. Жду ответа", получил (буквально минут 15 назад, т.е. в разгар рабочего дня) странные угрозы с адреса oleg.n.n@live.ru

Загуглил адрес. Получил выдачу, что некто Олег Неприн его ставит как свой мейл под общественно-политическими материалами белоленточной направленности. Причем первая же ссылка - блог на ресурсе "Открытой России" Михаила Ходорковского:








"Искренние борцы" за реки Свердловской области, как они есть. Во всем сиянии белой ленты.

Можете сами оценить, к кому за помощью обращается этот персонаж. Прекрасные соратники: Навальный, Ходорковский, Радио Свобода...




Отмечу, что гражданин, которого зовут Олег Неприн, как я могу судить по публикациям сотрудников заповедника, числится ГОСУДАРСТВЕННЫМ инспектором Федерального государственного бюджетного учреждения Государственный заповедник "Денежкин камень", где директором Анна Квашнина, а ее супруг - Старший государственный инспектор Константин Возьмитель написал такие строки:

"Наша страна похожа на буяна, который громил и крушил всё вокруг себя и выдохся. А отлежавшись, едва поднявшись на ноги, принялся опять делать то же самое. Пока буян отдыхал, заповедники воспряли духом, увеличились числом. Многие природные территории, предназначенные для разграбления, вздохнули с облегчением. Но передышка кончилась".
(с) Константин Возьмитель

Ну и как - можно говорить что ФГБУ "легло под белоленточных", и что его сотрудники - госслужащие - тратят оплаченное из федерального бюджета время на общественную деятельность? Или нет?

Ну как, еще есть сомнения, кто стоит за этой историей? Не белоленточные, нет? :)

P.S. А плохой у них - Ющук, который откопал всё это, а также то, что эти "борцуны за народное счастье" начали свою борьбу примерно через год после того, как Росприроднадзор, РосНИИВХ и УГМК уже выявили проблему, и примерно через полгода после того, как эти организации сделали, профинансировали, и начали осуществлять программу по очистке рек.

Вы еще потом увидите, как эти красавцы себе припишут результаты очистки - к которым не имеют никакого отношения :)


Источник

Вернуться к Оглавлению


*****


Почему у чиновницы Квашниной перспективы так себе? Так, любить Ходорковского на госслужбе – моветон


Я считаю, что в скором будущем чиновничья карьера Квашниной имеет высокие шансы покатиться под откос, и в финале эта мадам вполне может оказаться в Гринписе (в лучшем случае).
Постараюсь обосновать свое мнение.

Считаю, что чиновница Федерального государственного бюджетного учреждения Анна Квашнина и ее «свита» прокололись на нескольких основных пунктах.


1. Сроки. Квашнина, на мой взгляд, явно оседлала чужую тему, в своих интересах, и это вскрылось.

Тут всё просто и проверяемо.

Весна 2017 года ознаменовалась крупнейшим за 60 лет паводком, который поднял из старых отвалов (и с нынешних месторождений) подотвальные воды – и выбросил их в реки.
Позеленел приток реки Ивдель Тальтия, жители Ивделя заволновались (и правильно сделали).

Тогда же жители Ивделя позвали Росприроднадзор и тот выявил дикие цифры меди и алюминия в реках (в т.ч. в крупных было превышение ПДК).

К осени 2017 года стало понятно, что причина по действующим месторождениям Шемура (разрабатываются УГМК) – в отсутствии ловушек для подотвальных вод. Виновные – проектанты и ОВОС, на стадии проектирования.
Государство и УГМК и разработали программу строительства ловушек и начали их делать. Стоимость –1-2 миллиарда, работы идут и частичный результат есть.

Т.е., реально тему вскрыли местные жители и государство, решают государство и УГМК. Квашнина на это села примерно через год после появления проблемы и через полгода после начала ее решение, причем зная, что это так.

Попытка приписать себе, как я считаю, чужие заслуги ей не удается уже сейчас, а в будущем не удастся совсем. Просто в силу очевидности. Блаблаблашечки всегда проигрывают календарю и документам.


2. Тесные связи с СУБРом.

Они есть, это неоднократно подтверждено.

Постепенно вылазят все новые и новые факты, косвенно свидетельствующие о педалировании СУБРом этой истории. Пресс-служба СУБРа героически открещивается, но вряд ли сможет убедительно откреститься в итоге.

Мало кто верит, что профсоюз СУБРа настолько независим от СУБРа, что СУБР не в курсе, как на его территории собирают подписи против УГМК.
Версия пресс-службы СУБРа – что таки вот правда независим от слова совсем.

Константин Возьмитель Олег Неприн Анна Квашнина заповедник Денежкин камень

Жители Североуральска говорят, что эта листовка висела на стене в Североуральске. Сбор подписей шел на письме, которое было конкретно против УГМК. Один из адресов точки сбора подписей - профсоюз СУБРа.

Когда я спросил пресс-службу СУБРА, не считают ли они, что это можно расценивать, как войну СУБРа против УГМК, и знает ли об этом РУСАЛ, она мне ответила, что профсоюз у них абсолютно независим от СУБРа, поэтому СУБР к этой истории отношения не имеет. Про то, знает ли об этом РУСАЛ, вообще ничего не ответили.

Ну, я конечно, сразу поверил. Североуральск же у нас всемирно известный образец демократии и особенно - независимости профсоюза градообразующего (по сути) предприятия от этого предприятия. Не удивлюсь, что туда стоит очередь профсоюзов всего мира - за опытом.

Поди, на одних только визах для завидующих иностранных профсоюзов, рвущихся перенять этот уникальный опыт, Россия федеральный бюджет значимо пополнит. Заместим доходы от нефти, экскурсиями в независимый профсоюз СУБРа! :)



Послушаю, как пресс-служба будет комментировать в таком случае письмо своего гидролога с наездом на УГМК – информация о нем прошла в СМИ:

Отмечу, что письмо гидролога СУБРа, выражающего озабоченность загрязнением рек Сарайная, Кедровая и Вагран, мне пока не попадалось


Аффилированность с коммерсантами – нормально для коммерческой структуры или для общественников (пусть и в меньшей степени). Но вот для госслужащих - не лучшая ситуация.



3. Молчание про алюминий в реках, про заброшенные отвалы и про имевшие место в течение 10 лет загрязнение СУБРом рек Сарайная, Кедровая и Вагран

Эта история ставит под большой вопрос любовь госслужащих-общественников к природе, зато косвенно свидетельствует в пользу аффилированости с СУБРом.

Мне, к примеру, пытаются «шить» аффилированность с УГМК (я бы тоже пытался, работая за ту сторону), но я-то говорю, что УГМК имеет прямое отношение к меди в реках.
И я говорю, что реки надо чистить не только от меди, но и от алюминия.
И от того, что в заброшенных отвалах – тоже.



А вот госслужащие про алюминий и заброшенные отвалы отчего-то помалкивают, как и про Сарайную с Ваграном.


4. Разгон госслужащими паники среди населения, с призывами о помощи к Навальному, Ходорковскому и «Радио Свобода»

Ну, это просто уже вишенка на торте, как говорится.

Государственные чиновники, сеющие панику среди населения, при том, что прекрасно знают, как обстоит дело в реальности – само по себе плохая карма.

Но призывать в союзники по этому деструктивному действу Ходорковского с Навальным – это, на мой взгляд, начало пути из госслужащих в общественники.

Олег Неприн Анна Квашнина заповедник Денежкин камень


И там это у тёплой компании на уровне внутренних установок:


Константин Возьмитель Анна Квашнина заповедник Денежкин камень

Олег Неприн Анна Квашнина заповедник Денежкин камень

Константин Возьмитель Анна Квашнина заповедник Денежкин камень


Впрочем, по моему мнению, госпожа Анна Квашнина, а также господа Константин Возьмитель и Олег Неприн – прекрасные общественники для Гринписа.

Думаю, будет честно с их стороны и полезно для государства, если они освободят место в бюджетном учреждении для тех, кто реально намерен развивать заповедник, а сами пойдут в родную для них экологическую организацию с иностранным финансированием и там будут реализовывать свою тягу к общественной работе по защите природы.

Тем более, что на фоне развития других заповедников, при анализе работы "Денежкиного камня" под руководством Квашниной мне всё чаще кажутся уместными слова: "фазенда на госсобственности", "застой" и "прогулки по лесу за счет государства".
Между тем, она получает примерно 75 тыс. руб. в месяц и по госзакупкам проводит около 12 миллионов рублей в год.
В т.ч., на топливо для снегоходов и квадроциклов (на которых потом, как оказалось, по заповеднику катаются друзья Квашниной)

Константин Возьмитель Анна Квашнина заповедник Денежкин камень


Да, в Гринписе Квашниной, Возьмителю и Неприну не гарантируют денег и соцпакета. Но это ведь не должно останавливать истинных любителей природы, правда?



Источник

Вернуться к Оглавлению




*****


Ну кто бы сомневался. Я ж говорю: белоленточность и коррупцию надо искать вокруг чиновницы Квашниной


Ну кто бы сомневался. Я же говорю: белоленточность и коррупцию надо искать вокруг чиновницы Квашниной и ее миньонов. Вместе и по отдельности.

В этих направлениях самые перспективные раскопки.

А вот как видит, в свете новых обстоятельств, эту ситуацию Сергей Колясников.

Цитата:

Миллионы для белоленточников от Министерства культуры РФ. Часть I

Не так давно писал пост "Промышленные предприятия, включая Росатом, постоянно под атакой зеленых и правозаshitников", где мельком упоминалось засилье белоленточников в государственном заповеднике Денежкин камень, официальный инспектор которого постоянно апеллирует к Ходорковскому, радио Свобода и Навальному, а для главного инспектора заповедника и по совместительству мужа директора Квашниной, цитата:

- "Наша страна похожа на буяна, который громил и крушил всё вокруг себя и выдохся. А отлежавшись, едва поднявшись на ноги, принялся опять делать то же самое. Пока буян отдыхал, заповедники воспряли духом, увеличились числом. Многие природные территории, предназначенные для разграбления, вздохнули с облегчением. Но передышка кончилась".

https://zergulio.livejournal.com/6007612.html

И вот свежая новость из далекого Воронежа:

- Воронеж. 12.11.2018. ABIREG.RU – Министерство культуры РФ в настоящее время разбирается в фактах возможного перевода средств на счета структур, близких известному в Воронежской области активисту Константину Рубахину, сообщили источники «Абирега» в ведомстве. Отметим, что ранее в регионе существовала АНО «В защиту Хопра», в учредителях которой значился господин Рубахин. Тем временем в Екатеринбурге давно и достаточно успешно работает студия «А-Фильм». Именно эта структура по множественным контрактам как единственный поставщик получает средства от Министерства культуры РФ на изготовление фильмов. Фильмы обычно продолжительностью около 20 минут, при этом стоимость изготовления каждого из них колеблется от 1 до 2,5 млн рублей.

С «А-Фильмом» может быть связан Роберт Карапетян, известный в Екатеринбурге журналист и режиссер, часто выступающий против компании УГМК. Заметим, что Константин Рубахин также не чужд кинематографа, в частности, совсем недавно, в октябре текущего года, он принимал самое активное участие в RIGA IFF (Рижский интернациональный кинофестиваль), носящем ярко выраженную антироссийскую и антипутинскую направленность.

http://abireg.ru/n_71630.html


Единственный поставщик, это интересно. Смотрим: http://zakupki.gov.ru/223/contract/public/contract/view/subject-contract.html?id=3426182&viewMode=FULL

Снимок экрана 2018-11-12 в 11.34.39.png

Но это было в 2017-м, а впереди у нас много работы. И вот Министерство культуры рекомендует выделить студии А-Фильм еще денежек, уже в 2018 году: http://www.mkrf.ru/documents/itogovyy-protokol-zasedaniya-ekspertnogo-soveta-po-neigrovomu-kino-ministerstva-kultury-rossiyskoy-f20180928/



В воронежской статье упоминался Карапетян, который может быть связан со студией А-Фильм. Он может. И связан. И не только со студией:



Судя по его собственной странице, гражданин одновременно режиссер студии "А-Фильм" и прессек в заповеднике "Денежкин камень". И название статьи в Новой газете какое говорящее, Мертвая вода :)) В России куда ни кинь, все мертвое, очень удобно и финансируется хорошо и коллеги по цеху всегда поддержат.

Что у нас в итоге на данный момент. Белолетночное руководство заповедника Денежкин камень и связаная с ним студия "А-фильм", которая получает от Министерства культуры РФ миллионы из бюджета, без торгов, как единственный поставщик.

Помните, как в 2016 мы вскрыли финансирование МИД РФ украинской диаспоры в Швейцарии: https://zergulio.livejournal.com/5575851.html, судя по всему тут ситуация похожая, только в работе уже специалисты Министерства культуры.

Как там говорил Бжезинский, "новый мировой порядок будет строиться против России, на руинах России и за счёт России"? Он не шутил, как видим.

Продолжение следует ...

Прошу распространить:

https://zergulio.livejournal.com/6015398.html

Конец цитаты.


Источник

Вернуться к Оглавлению



*****



На мой взгляд, надо просто присоединить "Денежкин камень" к тем, кто умеет работать. И всё


Глядя на то, как работают в Полистовском заповеднике (а это такое же ФГБУ, как "Денежкин камень"),





а также читая, как руководство "Денежкиного камня" гуляет по лесу, получая деньги из госбюджета, и пописывая лирические посты в Живой Журнал , я считаю, что Министерству экологии и природных ресурсов целесообразно было бы поступить следующим образом:

1. Дать оценку "работе" руководства ФГБУ Государственный заповедник "Денежкин камень", сравнив результаты с результатами того же Полистовского заповедника - который на болоте(!) смог развить экологический туризм, без ущерба для заповедника.

Или, например, Оренбургского - где восстановили популяцию Лошади Пржевальского и при этом успевают экологический, познавательный туризм развивать.

Да хватает примеров, на самом деле.

2. После сравнения с передовыми заповедниками в пыль рассыпаются мантры Квашниной и Возьмителя о том, что заповедники и экологический туризм несовместимы.

3. После установления фактуры по пп 1 и 2 Министерство природных ресурсов и экологии неизбежно придет, на мой взгляд, к выводу, что руководство "Денежкиного камня" просто не может (не умеет, не способно, не догадывается как...) работать на современном уровне - т.е. так, чтобы не только "сосать из бюджета", но и приносить пользу окрестным жителям, региону и всей России, создавая новые рабочие места и привлекательные сервисы.

4. И по итогу попросту выгнать Квашнину с должности директора заповедника, на которой она откровенно несостоятельна, по моему мнению.
Если некем заменить эту даму (ну, вдруг, никто не хочет в лес ехать работать?) - просто присоединить "Денежкин камень" к заповеднику, чьё руководство доказало свою состоятельность.

К примеру, Оренбургский заповедник - великолепно организован и совмещает работу заповедника с познавательным туризмом - что, по версии начальников "Денежкиного камня", якобы, практически невозможно.



И у оренбуржцев заповедник работает на пяти территориях, между крайними - чуть ли не тысяча километров. Вот, им и отдать, раз местные кадры несостоятельны оказались.
А пойдет Квашнина после этого в Гринпис, или же будет за зарплату работу работать, по указанию директора - это ее личное дело.

На мой взгляд, такое решение было бы для России в целом и для Свердловской области оптимальным.


Я понимаю, что двойной оклад - это приятно, и понять Квашнину в этом несложно, однако это ведь не благотворительность, а зарплата за работу директором заповедника. Не внештатным активистом Гринписа или экологического крыла Навального.

Госпожа Квашнина как руководитель ФГБУ, по моему мнению, просто распоясалась, от отсутствия должного контроля за ее работой - потому и видим мы ее регулярно за пределами заповедника занимающейся общественной деятельностью, от которой в выигрыше не население, не Свердловская область и не Российская Федерация, а Навальный, Ходорковский и Радио Свобода, к которым покрываемые Квашниной сотрудники любят апеллировать.

И ладно бы просто она экоактивностью занималась - так она же искажает реальность, и сильно искажает. По сути, чиновница Квашнина сеет панику на основе неполной - а значит, недостоверной - информации. И, я считаю, что она делает это сознательно, т.к. правда ей прекрасно известна.

А с вот этой последовательной позицией, противоречащей тенденциям развития заповедников в России, ей тем более, я считаю, не место в руководстве "Денежкиного камня":



Свердловская область всегда была впереди многих регионов по развитию, и такое ретроградство, на мой взгляд, просто недопустимо.

P.S. А с белоленточностью сотрудников Федерального бюджетного учреждения надо отдельно разбираться.



Источник

Вернуться к Оглавлению







Удаление информации из Интернета. Стирание негатива из Интернета


 



ПРИМЕРЫ РАССЛЕДОВАНИЙ ПО ОТКРЫТЫМ ИСТОЧНИКАМ, КОТОРЫЕ ВЫПОЛНИЛ ЕВГЕНИЙ ЮЩУК

Кейс Евгения Ющука по открытым источникам

————————————————

Деанонимизация Интернет-бота. Расследование Евгения Ющука по открытым источникам

————————————————

Евгений Ющук. Журналистское расследование по сфабрикованному в отношении предпринимателя уголовному делу

————————————————

Хёрст Шкулёв структура собственности

————————————————

telebashnya-ekaterinburg-deanonimizatsya

————————————————

Депутат Поклонская. Расследование Евгения Ющука.

————————————————

rassledovanie-yushchuk-kolya-iz-urengoya

————————————————

grudinin-pavel-nikolaevich

————————————————

yushchuk-zhurnalistskoe-rassledovanie


————————————————

Илья Белоус Екатеринбург


————————————————

Евгений Ющук.Антирейдерские мероприятия

————————————————

Захар Петрович Ивачев и Андрей Владимирович Гориславцев

————————————————


Квашнина анна Евгеньевна. Экология рек Урала


————————————————

Антирейдерские мероприятия. Евгений Ющук

————————————————

Расследование Евгения Ющука по открытым источникам

* «Правый сектор» — организация, запрещенная в России по решению Верховного суда

ХОТИТЕ УЗНАТЬ, ЭФФЕКТИВНЫ ЛИ МЕТОДЫ РАБОТЫ ЕВГЕНИЯ ЮЩУКА?

ПОСМОТРИТЕ МНЕНИЕ ГЕНПРОКУРАТУРЫ РФ:

Отзывы противников о методах работы Евгения Ющука

(подробнее — здесь)

ИЛИ

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ЭТОТ ФАКТ:

kurs-professora-e-l-yushhuka-v-fsb-rossii


ИЛИ

ОЗНАКОМЬТЕСЬ С ЭТИМ КЕЙСОМ:

Ющук Евгениц Леонидович. Кризисный PR


ИЛИ

ПОСЛУШАЙТЕ ОТЗЫВЫ НАШИХ ПРОТИВНИКОВ:

Отзывы противников о методах работы Евгения Ющука

(подробнее — здесь)



Захар Ивачев и депутат Андрей Гориславцев: тест на коррупцию

Открытый мастер-класс Ющука Евгения Леонидовича. Ющук Евгений Леонидович "Конкурентная разведка против PR в живом эфире". В порядке ответа на
"Черный список", автор которого Кузнецов Сергей Валентинович

Блог поддержки открытого мастер-класса Ющука Евгения Леонидовича. Ющук Евгений Леонидович "Конкурентная разведка против PR в живом эфире". В порядке ответа на
"Черный список", автор которого Кузнецов Сергей Валентинович

Пример разработки объекта методами конкурентной разведки: Кузнецов Сергей Валентинович

Результат работы конкурентной разведки по объекту - на примере Кузнецова С.В.: Кузнецов Сергей Валентинович

Кейс: Как Артюх Евгений Петрович партии менял

Инцидент "профессор Евгений Ющук победил в суде депутата Леонида Волкова" - о сочетании информационных и судебных методов воздействия.

Еще ряд подробностей по депутату Леониду Волкову из инцидента "Ющук против Волкова"