Евгений Ющук. Конкурентная разведка
Категория информационной продукции 18+

 

Конкурентная разведка

На главную страницу


Информационная война в Интернете (Кризисный PR, на основе поиска спрятанной фактуры), обучение Конкурентной разведке (ознакомление с авторскими подходами Е. Л. Ющука в этой сфере) и другие услуги, которые можно заказать Евгению ЮщукуКонкурентная                 разведка



Мониторинг Интернета


«Зачистка» негатива в Интернете


Обучение Конкурентной разведке и Информационной войне - ознакомление с подходами к этим вопросам, выработанными Евгением Ющуком за десятилетия практики



Восстановление картины событий по фрагментам информации. Прикладная аналитика
 


Информационные войны в Интернете «под ключ» (Кризисный PR, на основе поиска спрятанной фактуры): Противодействие "Чёрному RR"



Установление исполнителей и заказчиков «черного PR» в Интернете



Деанонимизация ботов, атакующих клиента в Интернете



Комментирование в Интернет-форумах, соцсетях, СМИ, блогосфере, на сайтах с отзывами


Аудит ваших «грехов прошлого» в Интернете: поиск проблемной информации о вас и выработка решений по коррекции этих проблем



Проведение «военных игр» для компаний



Помощь адвокатам по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в т.ч. при атаке через СМИ и соцсети



Разворот информационной повестки в желаемую сторону, размежевание с фигурантами скандалов



Парирование негатива в СМИ



Семинары Евгения Ющука по Конкурентной разведке и Информационной войнеКонкурентная разведка



Семинар "Маркетинг рисков и возможностей: Конкурентная разведка"


ОТЗЫВЫ СЛУШАТЕЛЕЙ

 

Блог Ющука Евгения Леонидовича "Конкурентная разведка"
Управление репутацией в Интернете,                   Интернет-разведка .Компания Ющука Евгения Леонидовича


Ющук Евгений Леонидович. PR- "Айкидо": Продвижение на негативе, за счет ресурсов противника

Ющук Евгений                 Леониlович. Кризисный PR


Концепция "Репутационной крепости". Разрушение репутационной защиты объектов любой сложности

Ющук Евгений                 Леониlович. Кризисный PR


Магистратура Евгения Ющука  по Конкурентной разведке (УрГЭУ, 2010-2020 гг.)

Подробности - здесь

Евгений Ющук.               Магистратура по Конкурентной разведке


Еще полезные сайты по Конкурентной разведке и Информационной войне

Сайт Невидимый Интернет

Сайт "Конкурентная разведка и информационная война"

Блог Корпоративные блоги



 

Евгений Ющук ("Интермонитор"): Почему я считаю, что "Общественная Коллегия по жалобам на прессу" вырождается и очень отдалилась от благих намерений, декларированных при её создании

"Общественная Коллегия по жалобам на прессу" и "этика"(!) наркоперевозок. О деградации "Общественной коллегии по жалобам на прессу"


Мы, безусловно, расходимся в представлениях об этике с «самопровозглашенной», по сути, «Общественной коллегией по жалобам на прессу»: эта, так называемая, «Коллегия», в массе своей, считает, что скрывать от общественности правду о наркоперевозчике в общественно значимой ситуации  - «этично», а рассказывать ВСЮ правду о наркоперевозчике общественности - «неэтично».


Я, между тем, убеждён, что в общественно значимой ситуации людям всегда надо рассказывать ВСЮ правду, не скрывая ничего.


Это фундаментально разные подходы.

 

А уж скрывать в общественно значимой ситуации не спонтанные, а умышленные, сложные, хорошо спланированные, многоходовые гнусные преступления,  совершённые преступником (а значит, вероятно, созвучные его личности на глубоком уровне) - я считаю недопустимым в принципе.

Тем более, считаю абсурдом в принципе говорить об этике применительно к наркоперевозчикам.

 

Но, поскольку «Общественная коллегия по жалобам на прессу» решила затеять публичную дискуссию о том, этично или наоборот неэтично говорить людям правду – ОК, пусть будет дискуссия. Я в таком случае считаю важным показать, что вытворяет та часть «Общественной коллегии по жалобам на прессу», которая, по моему мнению, привела сегодня «Коллегию» к расхождению с замыслом, под который её создавали, а в итоге - к  деградации и вырождению «Общественной коллегии по жалобам на прессу».

 

Но считаю также важным показать и то, как я вижу историю с конкретным наркоперевозчиком.

А также – что думает о самой этой «Коллегии» изнутри неё однозначно здоровая (хоть, увы, и немногочисленная) её часть.

И что об этой «Коллегии» думают крупные, уважаемые СМИ, которые абсолютно не считают её, в нынешнем реальном воплощении, авторитетом в области как журналистики, так и этики. 

Ющук Евгений Леонидович,
Главный редактор издания "Интермонитор",
специалист Конкурентной разведки



--------------------------------------



ПАВЕЛ НЕТУПСКИЙ - ЖУРНАЛИСТ, МЕДИАЮРИСТ
И МНОГОЛЕТНИЙ УЧАСТНИК
"ОБЩЕСТВЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ"
"Целиком поддерживая Коллегию как органа саморегулирования, целью деятельности которого является утверждение свободы массовой информации, формирование культуры профессиональной и честной журналистики, с глубочайшим сожалением не могу согласиться с принятым Решением.
Оно является предвзятым и непрофессиональным.
Впервые Коллегия опустилась до агрессивного тона, близкого к оскорбительному.
Такой подход прямо противоречит Уставу Коллегии, её целям и самим принципам саморегулирования".


Краткое резюме ситуации, основываясь на опыте с жалобой судимого за незаконный оборот наркотиков человека в "Общественную Коллегию по жалобам на прессу" на Интермонитор.
Жаловался этот судимый за наркотики деятель на то, что Интермонитор в общественно значимой ситуации посмел рассказывать о непогашенной судимости этого гражданина, совершившего тяжкое (по классификации Уголовного Кодекса РФ) преступление:

"Общественная Коллегия по жалобам на прессу" и "этика"(!) наркоперевозок. О деградации "Общественной коллегии по жалобам на прессу"


Само по себе "решение" "Коллегии" выгладит действительно очень странно и имеет множество противоречий с правилами самой же Коллегии, а также просто со здравым смыслом.

Ну, например, люди, похоже, не в курсе, что заголовок пишется к статье, а не статья - к заголовку. Поэтому, если в ходе подготовки материала вскрывается, что человек вводил в заблуждение журналистов других СМИ, то его слова сопровождаются приставкой "якобы" - это разумно, нормально и правильно. По крайней мере, для тех, кто реально сам делал журналистскую работу и при этом прочитал материал, а не просто излагает теоретические фантазии уровня "сферический конь в вакууме".
И подобных странностей в "решении" "Коллегии" хватает.

А общий тезис
"Коллегии" о том, что, мол, рассказывать общественности ВСЮ правду - это неправильно, а вот рассказывать НЕ ВСЮ правду - самое то - на мой взгляд, вообще противоречит общественной пользе, которую ждут от прессы. Хотя, наверное, каким-нибудь коррупционерам или уголовникам такой подход должен импонировать. Только вот, мне непонятно, почему его, по сути, придерживаются некоторые члены "Коллегии про прессу".

Но это - к вопросу о том, почему я считаю, что "Коллегия по жалобам на прессу". которая создавалась как разумное и полезное общественное дело, в настоящее время, на мой взгляд, попросту выродилась в нечто непонятное.

Тем не менее, общие выводы из
«Решения» «Коллегии» и прочтения «Особого мнения» Павла Нетупского на это «Решение" я сделал, с точки зрения Интермонитора, такие:


1. Весьма странное, на грани глупости, на мой взгляд, «решение» «Коллегии», которое ни объективным, ни компетентным, пожалуй, не назовёшь;


2. Как ни парадоксально - признание оппонентами нашего профессионализма и честности.
Когда даже адвокат объекта нашего интереса (а ныне - жалобщика в
«Коллегию по жалобам на прессу"), если смотреть суть его слов, был вынужден признать, что мы написали правду и сделали это профессионально - это прекрасно, я считаю;


3. При сравнении видеозаписи заседания с последующим «Решением» «Коллегии», на мой взгляд, следует, что написанное «Коллегией по жалобам на прессу» «Решение» — это из разряда «Русской частушки как короткой песенки, начало которой не связано по смыслу с окончанием»;

4. Великолепный анализ «Решения» «Коллегии» безусловным специалистом – Павлом Нетупским – как ситуации в целом, так и наших публикаций, и высокая оценка им нас как журналистов.
А также низкая оценка им – так называемой «Коллегии» (в ее нынешнем виде как результате деградации).


По-моему, вполне неплохо. Интермонитор при этом еще и  оказался в компании очень серьезных СМИ – там же реально мы вместе с Грандами журналистики - такими, как "НТВ", "Телеканал 360", "Вести", "ВГТРК", "РЕН ТВ". "Царьград", "Интерфакс" и др.
Для нашего, прямо скажем, небольшого по масштабам издания это честь.


P.S. Как «Коллегия», имея в последние пару лет около полутора заседаний в год, умудряется почти месяц составлять «Решение» и при этом не разобраться даже в материалах, по которым «решают» — отдельный вопрос. Он же, вероятно, и ответ об этом «Кружке».



******************

НА МОЙ ВЗГЛЯД, ПРИ ТАКОМ СОСТАВЕ "ОБЩЕСТВЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ", КОТОРЫЙ ПОРОЙ ПРЕОБЛАДАЕТ ТАМ СЕЙЧАС, СПРАВЕДЛИВЫМ БУДЕТ СЛЕДУЮЩИЙ ДИАЛОГ:

- Общественная коллегия по жалобам на прессу считает меня "неэтичным". Как мне к этому относиться?

- Я думаю, вам есть смысл радоваться, что люди, среди которых уютно устроились и те, кто порой так откровенно симпатизируют наркоперевозчику, поджигателю чужого имущества, мошеннику (это три разных гражданина), считают вас "неэтичным".
Вот, если бы такие люди считали вас "этичным" - это было бы, пожалуй, основанием задуматься, а правильно ли вы живете?

Впрочем, есть и второй вариант. Как верно заметил Владимир Соловьев: "Совершенно неясно, с какой радости какие-то граждане решили взять и назвать себя так [Общественая коллегия по жалобам на прессу - прим. Е.Л. Ющука]. Ни один телевизионный канал их вообще не признает. Кто они такие?". 
А "Россия 24" и вовсе сравнила эту группу лиц с "Обществом "Рога и копыта" Остапа Бендера".
С такой точки зрения, можно вообще "забить" на этот "кружок" с их странной "этикой" по отношению к наркоперевозкам, поджогам имущества и мошенничеству - и никаких эмоций не испытывать. На ваше усмотрение.


******************



А почему эти выводы у меня стали такими (в том числе, почему я говорю не только о наркоперевозчике, но также о поджигателе чужого имущества и мошеннике) - подробно излагаю ниже. С документами и фактами в руках.


--------------------------------------

ОГЛАВЛЕНИЕ

Что мы отправили в "Общественную Коллегию" по жалобам на прессу", дабы прояснить свою позицию (хотя не признавали, и не признаём ее юрисдикцию)


Взгляд на «Общественную коллегию по жалобам на прессу» изнутри самой коллегии - на основании разбора материалов Интермонитора и "решения" этой "Коллегии" по ним. Мнение Павла Нетупского, официально опубликованное на сайте той же "Коллегии"


Моё мнение, раз уж меня спросили — что я думаю про явление «Общественная коллегия по жалобам на прессу». Евгений Ющук



Как относиться к решению «Коллегии по жалобам на СМИ», если туда пожаловались на вас? 
Полезно, или же наоборот, вредно для жалобщика обращаться в «Общественную коллегию по жалобам на прессу»?



ВЫВОДЫ


ДЛЯ СПРАВКИ. ЧТО ЖЕ ТАК РАЗДРАЖАЕТ ТАКСИСТА БУЧЕЛЬНИКОВА, ИЗ-ЗА ЧЕГО ОН И ОБРАТИЛСЯ С ЖАЛОБОЙ НА СТАТЬИ ИНТЕРМОНИТОРА В "ОБЩЕСТВЕННУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ"? В ОСНОВНОМ, ДВА МОМЕНТА


А это - то, что мы отправляли в Роскомнадзор (тут статья из Интермонитора, а вообще, «Коллегия» получила данные сведения в даже ещё более полном объёме - в письме, после которого Роскомнадзор и отказал экс-"лучшему таксисту" Бучельникову в удовлетворении его претензий).
Так называемая «Общественная Коллегия по жалобам на прессу» получила эти материалы и должна была их изучить. Но, похоже, изучил их лишь один участник этой «самопровозглашенной» «Коллегии» - Павел Нетупский.

Помимо изучения сути данных материалов, «Коллегия» узнала из этих фактов и то, что ее жалобщик уже обращался в Роскомнадзор. И, тем не менее, как бы вообще не в нарушение собственных правил, "Общественная Коллегия по жалобам на прессу" решила провести своё «заседание».
И эта сама «Общественная Коллегия по жалобам на прессу»  решила рассказывать нам, что, мол, "неэтично" рассказывать общественности ВСЮ правду о преступнике, а надо НЕ ВСЮ правду рассказывать - тогда, видимо, будет «этично», по мнению этих чудесных «специалистов»! Ну так переименовались бы сразу, например, в «Кружок по защите наркоперевозчиков и сокрытию сведений о преступниках» - честнее было бы, я думаю, чем называться «борцами за этику» и при этом отстаивать замалчивание гнусных преступлений в общественно значимой публичной ситуации.



Другие материалы, дающие более полное представление  том, что находится за рамками саморекламы и самопиара "Общественной коллегии по жалобам на прессу".

То есть,  в той части, почему эту "Общественную коллегию" порой считают структурой, во многом не совпадающей в своем реальном воплощении с тем, что было продекларировано при ее создании, и деградирующей.
А один из центральных телеканалов в такой парадигме даже сравнил "Общественную коллегию по жалобам на прессу" с Обществом "Рога и копыта" Остапа Бендера


Возможно, «Общественной Коллегии по жалобам на прессу» честнее будет переименоваться в «КРУЖОК ПО ЗАЩИТЕ НАРКОПЕРЕВОЗЧИКОВ»?


Новости "Россия 24". "Общественная коллегия по жалобам на прессу" юридически не существует.  Материал от 04 июня 2018 г.


Так называемая «Общественная Коллегия по жалобам на прессу» атаковала и телеведущего Владимира Соловьёва – за его передачи о движении «СТОП-ГОК». Поддержала "Общественная коллегия" при этом, по сути, одного мошенника и одного поджигателя чужого имущества (преступления обоих подтверждены приговорами уголовных судов).

«Цимес» в том, что два руководителя этого абсолютно завравшегося объединения («СТОП-ГОК»), поддержанного «Общественной коллегией», впоследствии были осуждены уголовными судами: один за участие вподжоге имущества ненавидимой им компании, второй – и вовсе за мошенничество.
То есть, по-видимому, некое созвучие криминалитету есть у многих участниковэтой странной «Коллегии». К счастью, не у всех.




У «Общественной коллегии по жалобам на прессу» очередной диссонанс с признанными и уважаемыми, пророссийски настроенными людьми. На этот раз - с президентом России. А нужна ли вообще стране такая «коллегия», какой она является не в теории, а на практике?




«Общественная коллегия по жалобам на прессу» и на Ульяну Скойбеда «наезжала». Главред «Комсомольской правды»: "Они регулярно рассматривают жалобы против нас, мы их решения регулярно не признаем. Они все с большим азартом нас обвиняют - мы их игнорируем"



Почему такой диссонанс между статусом некоторых членов "Коллегии по жалобам на прессу" и результатом работы этой "коллегии"? Вынесу из комментариев в одной из соцсетей.


Общественная коллегия по жалобам на прессу поддерживала не только уголовников. О странных заявлениях "коллегии" при поддержке иноагента "Мемориал"



--------------------------------------








--------------------------------------

Как относиться к решению «Коллегии по жалобам на СМИ», если туда пожаловались на вас?  Полезно, или же наоборот, вредно для жалобщика обращаться в «Общественную коллегию по жалобам на прессу»?


Моё личное мнение по обоим вопросам:

Как относиться к решению "Общественной Коллегии по жалобам на СМИ"?

Вопрос:
- Общественная коллегия по жалобам на прессу считает меня "неэтичным". Как мне к этому относиться?

Ответ:
-- Я думаю, вам есть смысл радоваться, что люди, среди которых уютно устроились и те, кто порой так откровенно симпатизируют наркоперевозчику, поджигателю чужого имущества, мошеннику (это три разных гражданина), считают вас "неэтичным".
Вот, если бы такие люди считали вас "этичным" - это было бы, пожалуй, основанием задуматься, а правильно ли вы живете?

Впрочем, есть и второй вариант. Как верно заметил Владимир Соловьев: "Совершенно неясно, с какой радости какие-то граждане решили взять и назвать себя так [Общественная коллегия по жалобам на прессу - прим. Е.Л. Ющука]. Ни один телевизионный канал их вообще не признает. Кто они такие?".
А "Россия 24" и вовсе сравнила эту группу лиц с "Обществом "Рога и копыта" Остапа Бендера".
С такой точки зрения, можно вообще "забить" на этот "кружок" с их странной "этикой" по отношению к наркоперевозкам, поджогам имущества и мошенничеству - и никаких эмоций не испытывать. На ваше усмотрение.


Полезно ли обращаться в "Общественную Коллегию по жалобам на СМИ"?

Вопрос:
- Меня обидели в СМИ. В суд идти не с чем (не хочется). Говорят, можно обратиться в "Общественную коллегию по жалобам на СМИ". Как считаете - есть ли смысл?


Ответ:
-- Вам решать. Из опыта, который есть у меня как журналиста Интермонитора, могу сказать, что у меня перед глазами - пример наркоперевозчика (его зовут Дмитрий Бучельников, он пытался претендовать на  звание "лучший таксист России", но не преуспел в этом), который на Интермонитор жаловался в  эту "Общественную коллегию по жалобам на прессу".
Так вот, данный жалобщик - судимый за наркотики Дмитрий Бучельников делал это, дабы о том, что он был судим за перевозку наркотиков, общественности не рассказывали.


Подчеркиваю: Бучельников Дмитрий Владимирович реально был судим за перевозку наркотиков, он ещё и уголовному суду, похоже врал, чтобы срок поменьше получить.
Вот его собственный рассказ об этом (мы как добросовестные и этичные журналисты, брали у него комментарии, и показывали его позицию без искажений):






В результате - и сама "Коллегия" про то, что этот человек судим за перевозку наркотиков, рассказала, и мы, обсуждая, как "Общественная коллегия по жалобам на прессу" умудрилась поговорить об "этике наркоперевозок", вслух рассказываем.
Ну, раз наркоперевозчик вместе с "Общественной коллегией" решили устроить про это публичную дискуссию - не будем же мы отмалчиваться.

При этом даже адвокат наркоперевозчика был вынужден признать, что мы написали о наркоперевозчике чистую правду, причем сделали это очень профессионально. В этой части мы с ним полностью согласны - да, мы написали правду и да, мы сделали это профессионально, потому что мы качественно работающие журналисты.

А то, что эта странная "Коллегия" решила, что скрывать правду от общественности - "этично", а рассказывать общественности правду об уголовнике-наркоперевозчике - "неэтично" - ну, такая вот это "Коллегия".
Мы с этой так называемой "Общественной коллегией" сильно расходимся во взглядах на этику: я убеждён что в общественно значимых ситуациях общественности необходимо рассказывать ВСЮ правду. А не утаивать её.

В том числе - общественность, по моему убеждению, должна знать правду и о преступниках, совершающих сложные, хорошо подготовленные, умышленные преступления, которые носят к тому же корыстный характер. А, в случае с наркотиками - ещё и особенно омерзительные, по моему мнению.


Неудивительно, что "Россия 24" прямо с экрана, на всю страну, её сравнила с обществом "Рога и копыта" Остапа Бендера. Да и Владимир Соловьев абсолютно прав бы, сказав: "Совершенно неясно, с какой радости какие-то граждане решили взять и назвать себя так [Общественая коллегия по жалобам на прессу - прим. Е.Л. Ющука]. Ни один телевизионный канал их вообще не признает. Кто они такие?"

Выиграл ли наркоперевозчик от всего этого? Я не знаю. Сами решайте. И повторять ли такой путь вам - тоже решать только вам самим, конечно.





Ющук Евгений Леонидович,
Главный редактор издания "Интермонитор"






--------------------------------------

Что мы отправили в "Общественную Коллегию" по жалобам на прессу", дабы прояснить свою позицию (хотя не признавали, и не признаём ее юрисдикцию)

Дополню сказанное мною вчера. Не для продолжения дискуссии, а во избежание ошибочного понимания моих мотивов и ситуации в целом.

 

1.  Насколько я понял документы Вашей уважаемой организации, если одна из сторон настаивает на судебном решении конфликтной ситуации – ваша организация такими конфликтами не занимается. Я в связи с этим еще раз акцентирую внимание на том, что мы как раз сторона, которая настаивает на судебном решении конфликта. То есть, мы прямо говорим: Ваша организация позиционирует себя как альтернатива судебному решению, так вот, мы не желаем альтернативы, а именно настаиваем на судебном решении. В государственном суде.

 

Поэтому, я и написал вчера, что, если у гражданина Бучельникова есть к нам претензии – пусть формулирует их в исковых требованиях и идет с ними в суд. Мы там будем отстаивать свою позицию, поскольку абсолютно уверены в ней. Да, мы именно настаиваем на суде, без каких-либо альтернатив.

 

 

2. Как я понимаю для себя цели, задачи и пользу вашей организации и почему занимаем именно такую позицию по отношению к её роли.

Во-первых, это примерно похоже на Третейские суды по экономическим спорам. То есть, когда стороны имеют разногласия, но не могут их сами разрешить - им нужен арбитр. Не судья, выносящий решения от имени государства, а именно арбитр, позволяющий развязать узел проблем. Тут нет вопросов: это действительно нужно и полезно.

Во-вторых, ваша организация защищает журналистов от нападок. С этим тоже проблемы нет – это важно и полезно.

В-третьих, ваша организация позволяет при наличии доброй воли всех сторон конфликта заменить собой государственный суд. Это имеет смысл, когда стороны не хотят тратить время и ресурсы на сложные судебные процедуры.

Во многом это похоже на ситуацию с Третейским судом, различия я вижу в том, что в Третейский суд приходят осознанно, а в данном случае инициатива «альтернативы суду» исходит от Общественной организации.
Но тут есть проблема: что бы там ни подписывали участники, если один из них потом все равно пойдет в суд, эта подпись ему не помешает. И, кстати, гражданин Бучельников как раз относится к категории людей, которые, когда им выгодно, немедленно забывают обо всех договоренностях и смотрят в Закон. Он это неоднократно продемонстрировал.

При таких раскладах, я полагаю, Вам будет понятнее, почему мы настаиваем на суде, а не на «альтернативе» в лице вашей организации и не признаём юрисдикцию вашей организации.
А мы, повторюсь, именно настаиваем на исключительно судебном решении конфликта с гражданином Бучельниковым, и мы готовы идти в суд по этому вопросу.

 

Мы в принципе всегда защищаем свою позицию в суде, поскольку действительно даем возможность высказать свою позицию всем сторонам конфликта ещё до публикации и действительно показываем позицию всех сторон без искажений. Но и собственное мнение по эти их позициям у нас тоже есть – это наше право как журналистов, да и обязанность перед обществом тоже.

 

 

3. При освещении конфликтных ситуаций мы всегда идем по следующему алгоритму.

Предлагаем каждой стороне высказать свою точку зрения на проблему. Выслушиваем и фиксируем это.
Затем предлагаем каждой стороне предоставить документы, фактуру, либо какие-то еще данные в подтверждение их точки зрения. Тоже фиксируем это. А потом показываем.

 

Так вот, очень часто на этапе предоставления фактуры оказывается, что у одной из сторон ее нет. Как правило такая сторона начинает выражать недовольство тем, что мы не под ее диктовку транслируем картину мира, а именно показываем позиции всех сторон и отражаем их полностью. Нередко такая сторона впоследствии начинает убегать от комментариев. Мы, тем не менее, комментарии все равно пытаемся запрашивать – и указываем, что не получили их, поэтому не можем показать позицию стороны, котора от комментариев отказалась.

 

Это как раз история с гражданином Бучельниковым: в отличие от хороших, добрых, эмоциональных девочек из агентства ЕАН и ОблТВ, мы не стали просто пропускать через себя, как проводник ток, информацию Бучельникова и его адвоката, а стали запрашивать комментарии второй стороны – таксопарка. И стали запрашивать документы у обеих сторон. Это видно в наших материалах, поэтому легко проверяемо.

 

И оказалось, что гражданин Бучельников и его адвокат реальность, мягко говоря, искажают. Вот это им категорически не нравится. Мы «плохие» у них именно по этой причине.

 

4. В истории конкретно с гражданином Бучельниковым есть ДВА РАЗНЫХ вопроса.

Первый - это конфликт Бучельникова и таксопарка. Там мы выяснили, что Бучельников лгал журналистам – в частности, рассказывал, что не может работать таксистом, а сам им в реальности работал в другом таксопарке. Рассказывал, что ходил на работу в таксопарк, а в реальности был лишь арендатором автомобиля. И так далее.

 

Мы всё это выяснили простым путем: составили список претензий Бучельникова к оппонентам (таксопарку) и попросили его оппонентов (таксопарк) рассказать, что они п этому поводу могут сказать. Они и сказали. Тогда мы попросили Бучельникова прояснить эти расхождения его слов с реальностью. А он отказался и заявил, что, мол, мы к нему плохо относимся.

 

Мы не только с руководителями таксопарка разговаривали, кстати но и с простыми таксистами. И публиковали это.

 

Но в ходе разбирательства мы обнаружили и ещё один общественно важный момент. В комментариях соцсетей всплыла тема, что якобы Бучельников судим за незаконный оборот наркотиков.

Мы и это спросили у Бучельникова. И он это нам подтвердил. Мало того, он заявил нам под аудиозапись, что лгал уголовному суду, что приобрел наркотики для себя лично – чтобы получить срок поменьше. Подчеркиваю: он нам САМ сказал это под аудиозапись. Это опубликовано – можете послушать и убедиться: https://youtu.be/5Vf_mCn1hqE?si=APJ92rWPgx4BcrAp





Тогда мы стали смотреть, в что же там вообще произошло. И нашли материалы судов, которые – тоже подчеркиваю – подлежат обязательному раскрытию, опубликованию. В силу Закона.

 

Так мы обнаружили, что «Лучшим таксистом» у нас является человек с непогашенной судимостью за тяжкое преступление (по классификации УК РФ) – незаконный оборот наркотиков.

По нашему мнению, это абсурд: «Лучший» в чем бы то ни было — это тот, с кого надо брать пример. Какой пример надо брать с человека, имеющего непогашенную судимость за незаконный оборот наркотиков?
 Так ведь, мало того – он тогда, похоже, в МЧС служил. Т.е., носил погоны. Вот так вот носил – с наркотиками вместе.

Мы стали ставить вопрос о том, а правильно ли вообще, что примером для подражания объявляется тот, кто судим за наркотики? Мы убеждены, что неправильно такое допускать.

 

Да, это наша позиция. Да, мы считаем, что в России и в Свердловской области в том числе достаточно таксистов, которые хорошо работают и наркотики незаконно не оперировали, в тюрьме не сидели. И да, мы считаем. Что организаторы конкурса попросту «прозевали» всё это. Да, эта наша позиция не нравится Бучельникову.


И, судя по его реакции, он сам понимает, что «лучший таксист, судимый за наркотики» - это абсурдно. Только вот, это – правда. Бучельников действительно получал звание лучшего таксиста, пройдя фильтры организаторов и не сообщив, кстати, им о факте судимости за наркотики (мы у организаторов ведь тоже комментарий запрашивали).

 

Вот так и есть две линии, два разных вопроса: конфликт Бучельникова с таксопарком, который разбирался в суде и звание лучшего таксиста у человека, имеющего судимость за незаконный оборот наркотиков – в таком объёме, что конкретно его пункт статьи УК РФ отнесен к тяжким преступлениям. Потому судимость и была непогашенной на момент наших публикаций, что преступление к тяжким относится.

Но даже при всем этом мы давали слово Бучельникову и до тех пор, пока он не начал отказывать нам в комментариях, показывали его позицию. А потом просто запрашивали у него комментарии – безответно.

 

Мы и на судебные заседания ходили потому, что не хотим на слово верить сторонам конфликта, а хотим в первоисточнике видеть, как всё это происходило. И, кстати, это показало свою эффективность: на финальном на данный момент заседании Бучельников опять врал суду. Это было так: его адвокат заявил, что не доказано, что Бучельников ездил на машине, переделанной под газовое топливо. При этом сам Бучельников сидел рядом с адвокатом и помалкивал. Вот фрагмент аудиозаписи с этого процесса, он нами опубликован: https://youtu.be/WhgWEr9xvUM






И это при том, что Бучельников примерно два года ездил на машине, которую заправлял именно газом. Ну и как с этических позиций можно в принципе разговаривать с такими людьми? На мой взгляд, разговор с ними возможен исключительно с позиций закона и никак иначе. Именно поэтому, мы настаиваем именно и исключительно на судебном решении спора – без альтернатив.

А про газ мы, как обычно, спросили оппонентов – и те просто выдали нам ворох актов, в которых Бучельников регулярно расписывался, сдавая автомобиль. И автомобиль был газовым. Мы и это опубликовали вместе со сканом Акта, в котором расписывался Бучельников: https://www.intermonitor.ru/luchshij-taksist-buchelnikov-cherez-predstavitelya-obmanul-sud-zayaviv-chto-mashina-kotoruyu-on-2-goda-zapravlyal-gazom-gazovoj-yakoby-ne-byla-i-vyigral-sud-raskryvaem-podrobnosti-sudebnogo-p/

Надеюсь, так Вам будет понятнее и ситуация и причины, по которым мы – та самая сторона, которая настаивает на судебной процедуре в государственном суде, без альтернатив.

С уважением,

Евгений Ющук,
Главный редактор издания Интермонитор




--------------------------------------


Взгляд на «Общественную коллегию по жалобам на прессу» изнутри самой коллегии - на основании разбора материалов Интермонитора и "решения" этой "Коллегии" по ним. Мнение Павла Нетупского, официально опубликованное на сайте той же "Коллегии"


Приведу «Особое мнение» Павла Нетупского по заседанию этой «Общественной коллегии по жалобам на прессу», написанное по поводу публикаций Интермонитора (а по факту уважаемый Павел Нетупский и самой «Коллегии» дал оценку, причем особенно ценно, что он знает эту неоднозначную организацию изнутри).

А потом приведу и моё личное мнение об этой «Коллегии», сформировавшееся при наблюдении за тем, как эта группа лиц «изучила» материалы Интермонитора, и изложенное мною в ответе на вопрос одного из читателей.

 

Итак, первое:

Особое мнение
члена Палаты МедиаАудитории Нетупского П.И.


по делу № 246

Целиком поддерживая Коллегию как органа саморегулирования, целью деятельности которого является утверждение свободы массовой информации, формирование культуры профессиональной и честной журналистики, с глубочайшим сожалением не могу согласиться с принятым Решением. Оно является предвзятым и непрофессиональным. Впервые Коллегия опустилась до агрессивного тона, близкого к оскорбительному. Такой подход прямо противоречит Уставу Коллегии, её целям и самим принципам саморегулирования.

  1. Компетенция Коллегии и беспристрастность состава ad hoc Коллегии

1.1. Согласно пункту 6.5. своего Устава Коллегия воздерживается от рассмотрения информационного спора, если он уже урегулирован, разрешен или разрешается, либо любой из его участников намерен решить данный спор в судебном или ином правовом порядке.

1.1.1. Практика Коллегии свидетельствует, что без рассмотрения оставляются жалобы заявителей, которые обращались в Роскомнадзор, прокуратуру или иные надзорные органы (решения № 241, 238 и другие).

Информационные спор касательно как минимум трех публикаций «Интермонитор» по обращению Заявителя был разрешен Управлением Роскомнадзора по Уральскому федеральному округу. При этом Устав разделяет понятия урегулирован (то есть разрешен по существу, полностью улажен) и разрешен (завершен с иным результатом). Роскомнадзор рассмотрел обращение Заявителя, завершив тем самым информационный спор.

1.1.2. Адресатом жалобы является редакция сетевого издания «Интермонитор». Статус участника информационного спора не зависит от признания компетенции Коллегии и подписания соглашения.

Адресат представил свои пояснения. В Решении, в частности, отражена позиция редакции: «Мы (…) настаиваем на исключительно судебном решении конфликта с гражданином Бучельниковым, и мы готовы идти в суд по этому вопросу»

Этим участник спора выразил четкое намерение решить данный спор в судебном порядке. Согласно Уставу такое решение любого участника (как заявителя, так и адресата) исключает возможность рассмотрения информационного спора Коллегией.

Таким образом, Коллегия не вправе была рассматривать настоящий информационный спор.

1.2. Согласно пункту 5.3. Устава за каждым членом Коллегии – при наличии обстоятельств, способных поставить под сомнение его беспристрастность в отношении рассматриваемого информационного спора, – признаётся право отказаться от вхождения в состав ad hoc коллегии либо отказаться от участия в голосовании в случае отсутствия консенсуса среди членов ad hoc коллегии.

В решении Президиума Коллегии по делу № 228 констатируется, что наличие конфликта интересов между одним из членов Коллегии по жалобам на прессу и участником информационного спора, в том числе о котором не было известно ранее, ставит под сомнение беспристрастность и убедительность вынесенного решения.

В ходе обсуждения проекта Решения член палаты МедиаАудитории Григорий Алексеевич Томчин заявил: «Я искренне ценю Ваш профессионализм в обсуждаемых и многих иных вопросах и не могу поверить, что Вы не видите грубую «заказуху» – извините за выражение – во всех статьях «ответчика»» (точная цитата).

Убежден, что такое и многие аналогичные неоднократные высказывания члена ad hoc коллегии однозначно свидетельствуют о его пристрастии, что ставит под сомнение беспристрастность и убедительность вынесенного Решения.

1.3. В Решении указывается:

  1. Коллегия обращает внимание на то, что редакция «Интермонитора», заявив о признании «исключительно государственных» механизмов решения споров» …, обнаружила тем самым отсутствие четких представлений о журналистской профессии, этические принципы и нормы которой не устанавливаются законодателем, во-первых. И, во-вторых, непонимание роли органов саморегулирования (в данном случае – Коллегии), призванных рассматривать и разрешать информационные споры с выраженной профессионально-этической составляющей.

Коллегия напоминает, что ни один из споров такого рода, имеющих по определению не правовой характер, не может быть разрешён ни в судебном, ни в административном порядке.

Адресат четко заявило о недоверии именно Коллегии как органу саморегулирования. Что абсолютно логично с учетом 100-процентной доли обвинительных решений, демонстрирующих карательный уклон, профессиональную деградацию Коллегии и полную девальвацию доверия к ней со стороны журналистского сообщества.

  1. Конкуренция этических требований

В этом информационном споре сталкиваются два важных этических требований.

С одной стороны принцип 3 Медиаэтического стандарта Коллегии, согласно которому первоочередной задачей журналиста является обеспечение права граждан на получение достоверной, возможно более точной и полной информации о фактах и текущих событиях.

С другой – недопустимость злоупотребления таким правом: согласно принципу 5 Медиаэтического стандарта журналист не преследует тех, кто становится объектом его профессионального внимания, без должных оснований (т.е. без признаков выраженного или преобладающего общественного интереса). Аналогичные требования закреплены в рекомендациях Гильдии судебных репортеров: недопустимо выбирать тему и публиковать материал исключительно с целью навредить кому-либо из участников событий.

Сам Заявитель подтверждает, что информация о судимости соответствует действительности и СМИ вправе об этом писать, а его претензии связаны исключительно со злоупотреблением: «Серия статей из семи-восьми публикаций, где основным поводом является судимость и в заголовке только именно об этом. В других СМИ, которые освещали разные вопросы, указывали на судимость Бучельникова, это право журналиста».

Полагаю, что если эти доводы будут подтверждены (то есть основным поводом для всех публикаций была судимость), можно сделать вывод о преследовании, то есть злоупотреблении правом и нарушении принципа 5 Медиаэтического стандарта.

Таким образом Коллегии нужно определить цели публикации спорных материалов в целом и информации о судимости в частности. При этом нельзя забывать о презумпции добросовестности адресатов жалобы. То есть выводы о нарушениях профессиональной этики должны основываться на серьезных доказательствах, а все неустранимые сомнения – толковаться в пользу адресатов.

  1. Цели публикации материалов

В основу выводов Коллегии о нарушении (преследовании) положено утверждение о повторении информации о судимости во всех публикациях. В Решении указывается:

4. Коллегия отмечает, что сквозной темой всех публикаций серии уже в самой первой из них оказывается обнаруженная редакцией «дефектность» персоны, подавшей судебный иск против «Первого таксомоторного парка».

8. Факт неснятой судимости Д.В. Бучельникова и отбывание им наказания по конкретной статье, связанной с [незаконным оборотом наркотиков — Е. Ющук], был превращён в сквозную тему всех оспоренных публикаций. Информация о судебном решении, носящая открытый характер, оказалась, таким образом, общедоступной и при этом системно распространяемой: обеспечив образу «героя публикации» одномерную, сугубо негативную и при этом устойчивую проекцию в настоящее и будущее.

10. Коллегия обращает внимание на навязчивость, с которой эта тема в серии публикаций обнаруживается в сугубо условной привязке к тематическому содержанию публикаций: к конкретному судебному спору или к содержанию проведённого редакцией «исследования» обоснованности претензий Д.В. Бучельникова к таксопарку.

12. Коллегия находит, что оспоренные публикации имеют характер именно последовательного преследования «героя» публикаций. Целью преследования обнаруживается при этом понижение его публичного статуса, подрыв его личной и профессиональной репутации, лишение возможности проявлять себя полноценным членом общества и успешным профессионалом.

14. Последовательно и настойчиво проводимая в жизнь позиция редакции СМИ, призванная обеспечить права общества знать, обнаруживает несовместимую с самой сутью журналистской профессии направленность на причинение вреда персоне, поведение которой по тем или иным причинам не устраивает редакцию, стремление повлиять на профессиональную и личную жизнь, на обстоятельства и перспективы существования конкретного человека.

Однако эти утверждения противоречат фактам!

3.1. Сам Заявитель не смог объяснить, кто обратил внимание журналистов на начало этого судебного спора. Вместе с тем он не отрицал, что является публичной фигурой, много выступает в СМИ, взаимодействует с органами власти и так далее. Равно как и признался, что о споре стало известно всем средствам массовой информации Свердловской области. Также Заявитель пояснил в заседании, что спор и участие Бучельникова в конкурсе освещался широко не только на уровне Свердловской области, но и на уровне России.

Не берусь утверждать о заведомо ложных утверждениях Заявителя, но на самом деле еще за две недели до публикации в «Интермонитор» от 11.07.2023 года первым о судебном разбирательстве рассказало Информационное агентство «ЕАН», причем исключительно со слов истца – https://eanews.ru/news/zagonyayut-voditeley-v-dolgovuyu-kabalu-i-prevrashchayut-v-rabov-luchshiy-taksist-sverdlovskoy-oblasti-suditsya-s-krupneyshim-taksoparkom_29-06-2023 Этом материал Заявитель репостил на своей странице «В Контакте» (https://vk.com/demonbuch?w=wall22413016_2874) и просил о её максимальном распространении с целью «добиться справедливости».

Публикация Адресата 5 (22.08.2023) посвящена подведению итогов финала Всероссийского конкурса «Лучший водитель такси в России».

Таким образом ни для одного из обжалованных в Коллегию материалов новостным поводом судимость не является.

Более того, все публикации прямо или косвенно были инициированы самим Заявителем, стремящимся к освещению его судебного разбирательства с «Первым таксомоторным парком» и участии в конкурсе. Предположим, что ссылка на судимость является позицией ответчика. Вправе участник гражданско-правового спора использовать все законные доводы в свою защиту, в том числе открытую информацию? Вопрос их относимости оценивает суд, тогда как журналисты в силу Принципа 3 Медиаэтического стандарта Коллегии обязаны предоставлять читателю позицию всех сторон. Нарушение этого принципа вменялось кажется всем Адресатам по рассмотренным за последние как минимум два года информационным спорам. То есть если бы Адресат отказался публиковать сведения о судимости наряду с позицией истца (то есть в каждой статье), уже таксопарк вправе был подать куда более обоснованную жалобу в Коллегию и уличить того же Адресата в нарушении.

3.2. В статье от 11.07.2023 «Послушаем обе стороны и оценим факты: расследуем якобы «рабский труд» и «долговую кабалу» таксиста в Екатеринбурге» абзацы про судимость составляют менее 8% общего объема материала (922 знака из 10,8 тысяч, без учета скриншотов). Причем почти половина этого фрагмента – комментарий самого Заявителя.

В целом в пяти материалах общим объемом 66,6 тысяч знаков судимости посвящено 7,7 тысяч или 11,6% (то есть примерно одна девятая). В Решении эти данные не опровергаются.

То есть тема судимости не является ни основной, ни сквозной темой всех публикаций.

3.3. Заявитель не отрицает этичность публикации сведений о судимости (см. пункт 2 Особого мнения). Тем более из вступившего в силу приговора (https://судебныерешения.рф/36969098) следует, что Бучельников [совершал незаконный оборот наркотиков]. Очевидно, что это имеет непосредственное отношение к безопасности движения и работы таксиста.

Журналисты перепроверяют эту информацию – очень корректно задают вопрос самому Заявителю (запись опубликована на сайте «Интермонитор») и публикуют его ответ. При этом Адресат не злоупотребляет и не преследует героя (в том числе не используют вполне логичные выводы «можно ли верить лжецу», «совравшие один раз…» и т. п.). Наоборот, презюмирует добросовестность Заявителя: «Мы постараемся исходить из предположения, что он может врать редко и в исключительных случаях».

3.4. Наверное самое важное – о повторах.

Надо также понимать, что речь идет о серии публикаций о судебном процессе. Это очень распространенный жанр. Например, большинство федеральных СМИ публиковали репортажи с каждого заседания по делу Ходорковского, Ефремова, Улюкаева и многих других. Для Екатеринбурга и нашего Адресата (регионального издания) значимым процессом является спор с таксопарком (о его общественном значении – см. пункт 3.1).

Вместе с тем единого стандарта серии публикаций не существует. Некоторые издания ориентируются на постоянных читателей и в очередной публикации излагают только новые обстоятельства. Предполагая, что все читатели внимательно следили за событиями, читали все предыдущие материалы и т.д. В лучшем случае новая содержит ссылку на предыдущие (гиперссылку для Интернет или указание на дату и номер для печатных).

Прямо противоположная концепция – целевой аудитории каждого материала является новый читатель. Поэтому чаще всего такая публикация содержит всю историю, то есть в значительной части повторяет предыдущие. В Интернет такой подход имеет свои преимущества. Есть много разных компромиссных вариантов (в том числе краткий пересказ «предыдущих серий» и прочие). В любом случае определение редакционного стандарта является безусловным правом СМИ и находится вне компетенции Коллегии.

Адресат (издание «Интермонитор») выбрало второй способ, поэтому во всех публикациях дублируется большая часть первой и так далее.

Заявитель жалуется, что Адресат «каждый раз возвращает меня к моей ошибке, которую я когда-то совершил». Однако такой цели у Адресата не усматривается, а повторы объясняются стилем серии. Информационный блок, который раз за разом воспроизводится в последующих публикациях, является часть общего материала. Говорить о преследовании можно было бы только если бы Адресат из раза в раз в последующих публикациях повторял бы только или преимущественно информацию о судимости. Соответственно нет ни предвзятости Адресата, ни навязчивости, ни тенденциозности, ни всех других вымышленных характеристик.

Например, газета «Коммерсантъ» опубликовала 55 материалов по уголовному делу историка Олега Соколова. В том числе с заголовками «Историку-убийце оставили прежний срок», «Историк-расчленитель просит о смягчении приговора» и так далее. В 41 публикации подробно рассказывается история дела – про убийство, расчленение, любовных отношениях с убитой, её измены и прочие.

Исходя из выводом Решения все подобные публикации имеют характер именно последовательного преследования конкретного человека, а последовательная и настойчиво, вступает в несовместимый с самой сутью журналистской профессии конфликт на поражение отдельной личности.

Вывод о преследовании на основе повторений свидетельствует о полном непрофессионализме и незнании практики работы Интернет-СМИ.

  1. Общественный интерес

4.1. Само понятие общественный интерес в целом изложено верно. Кроме того, согласно пункту 8.1. Рекомендаций по защите частной жизни в СМИ Общество имеет право на получение информации о совершенных преступлениях, а также расследованиях, преследовании и судебных процессах по уголовным делам. В пункте 8.1 тех же Рекомендаций отмечается, что для ресоциализации СМИ не должны напоминать о прежних преступлениях, совершенных лицом, отбывшим срок тюремного наказания. Однако эта рекомендация неприменима, если такое лицо будет претендовать на высокое положение в обществе.

В Решении указывается:

  1. Д.В. Бучельников, понеся заслуженное наказание за совершённое преступление, продемонстрировал серьёзные усилия и успехи в процессе активной ресоциализации, — свидетельством чего и стали его не рядовые успехи в овладении профессией водителя такси.
  2. Находя, что данное обстоятельство при отсутствии каких-либо новых обвинений в адрес В.Д. Бучельникова, по сути, снимает вопрос о возможности апелляции журналистов и редакции к «общественному интересу» в «узком» смысле (в объяснение отступлений от норм и правил журналистской этики и медиаэтики, по крайней мере), Коллегия само отступление такого рода находит в тенденциозности, предвзятости, заданности подхода авторов и редакции в целом и к «случаю Бучельникова» как к прецеденту, и к самому Д.В. Бучельникову: обнаруживая безусловное пренебрежение к его усилиям, направленным на социальный и личностный рестарт, недопустимое для журналиста уважение к человеку и его достоинству, невнимание к его  судьбе.

4.2. Довод о нерядовых успехах как подтверждение ресоциализации прямо противоречит пункту 8.1 Рекомендаций по защите частной жизни в СМИ. То есть, по мнению Коллегии, чем выше достижения освобожденного, тем меньше журналисты вправе обращаться внимание на его прошлое? Исходя из такой логики СМИ не вправе вообще писать о судимостях, например, Виктора Януковича (стал главой государства!) или неоднократных банкротствах Дональда Трампа. И уж точно «неприкосновенным» является Владимир Николаевич Волчков, который будучи в далеком 1985 году осужденным за хулиганство Навлинским районным судом Брянской области, всего через восемь лет сам стал отправлять в нём правосудие!

Заявитель, как и вышеприведенные персонажи, не скрывает, что претендует на высокое положение в обществе – звание «Лучшего водитель такси» на федеральном уровне. Такие лица должны находиться под пристальным вниманием СМИ. В свете пункта 8.1 – делегирует журналистам право напоминать о прежних преступлениях, совершенных лицом, отбывшим срок тюремного наказания. И не просто вправе, а обязаны информировать общество об этих обстоятельствах.

4.3. Как справедливо указывает издание «Интермонитор» в одной из публикаций, «господин Бучельников сам решил отправиться в СМИ обсуждать в публичном поле его проблемы на рынке такси»: «Очевидно, что подобное публичное обсуждение невозможно полноценно осуществить без понимания того, как человек пришел и к званию «лучшего таксиста», и к конфликту с таксопарком».

То есть спорных публикаций вообще не было бы, если бы Заявитель не претендовал на высокое положение в обществе (звание лучшего таксиста) и не придал гласности судебный спор с таксопарком. Ответ на поставленный Заявителем риторический вопрос (чем я должен дальше заниматься?) очевиден: никто не мешает ему спокойно жить, работать, а также расти, развиваться и заниматься ростом в своей профессии. В том числе водить такси, защищать свои права в суде и так далее. Но любой претендующий на публичность должен понимать, что СМИ будут выкапывать их так называемое грязное белье и трясти им. К тому же информация о судимости, не буду повторяться, отвечает признакам общественного интереса, а не любопытства (то есть «грязным бельем» не является).

4.4. Также убежден, что все судебные дела априори представляют общественный интерес. Исключение – семейные и иные аналогичные споры. Судебные акты могут содержать конфиденциальную информацию (в том числе обстоятельства частной жизни), но сама по себе информация о судимости или участии лица в открытом судебном разбирательстве является общественно значимой. Об этом свидетельствует принцип гласности судопроизводства, закрепленный в статье 6 Европейской конвенции и статье 123 Конституции России, директиву 8.1 Этических стандартов журнализма Германии и другие.

Обращаю внимание на постановление Европейского суда по правам человека по делу «Митянин и Леонов против России». Признавая, что раскрытие личности подозреваемого может быть равносильно «суду со стороны средств массовой информации», ЕСПЧ пришел к выводу о преобладании общественного интереса. Учитывая, что «используемые в статье выражения не были ни оскорбительными, ни провокационными».

4.5. Заявитель жалуется, что «каждый раз, каждая статья начинает меня возвращать к моим ошибкам, приносит мне моральные психологические страдания»: «Это унижение моей чести и достоинства. У меня очень большой вопрос, чем я должен дальше заниматься? Почему я не могу расти, развиваться и заниматься ростом в своей профессии? Зачем ставить главный акцент на том, что у меня есть судимость за наркотики Это неправильно Так не должно быть».

Убежден, что так должно быть. Для всех добросовестно исполняющих свой долг журналистов интересы и права тысяч читателей, среди которые могут быть потенциальные пассажиры Бучельникова, важнее его личных желаний и амбиций, его наград и регалий (которые Заявитель возит с собой). О реализации такого права читателя «Интермонитора» свидетельствуют слова самого Заявителя об отказе пассажиров от поездки из-за его судимости. Ему это, очевидно, неприятно, но – это следствие его противоправного поступка.

Адресат не запрещает и при всем желании не может запретить Заявителю «расти, развиваться и заниматься ростом в своей профессии». Он обязан лишь информировать читателей об обстоятельствах, имеющих общественный интерес и направленных непосредственно на защиту общественной безопасности.

Еще пример: краснодарец Артур Чолаков работает в клинике, позиционируя себя к нарколог, невролог, психиатр, психотерапевт и обладатель ряда иных специальностей с 27-летним стажем. Судом установлено, что он никогда на врача не учился, а диплом – подложный. Но приговор (https://судебныерешения.рф/68215858) не вступил в силу и был отменен из-за пропуска срока давности (то есть формально он не судимый и даже невиновный). Убежден, что журналисты обязаны максимально широко освещать это дело в целях защиты всех потенциальных пациентов такого «лжеврача».

  1. Тенденциозность материалов

Во всех публикациях излагается позиция Заявителя (истца по судебному спору и участника конкурса).

В Решении указывается:

9. Коллегия само отступление такого рода [от норм и правил журналистской этики и медиаэтики] находит в тенденциозности, предвзятости, заданности подхода авторов и редакции в целом и к «случаю Бучельникова» как к прецеденту, и к самому Д.В. Бучельникову: обнаруживая безусловное пренебрежение к его усилиям, направленным на социальный и личностный рестарт, недопустимое для журналиста уважение к человеку и его достоинству, невнимание к его судьбе.

10. Предвзятость и тенденциозность рассмотренных публикаций Коллегия находит в том, прежде всего, что публичный «портрет» «героя», написанный исключительно чёрной краской, переносится из публикацию в публикацию воспроизведением приведённого выше блока-клейма (непогашенная судимость за наркотики, предполагаемый обман суда) с использованием простейшего механизма манипуляции сознанием читателя: повторением информации, стигматизирующей «героя», лишающей его права на сочувствие и понимание.

11. Коллегия рассматривает допускаемое в том же блоке-клейме предположение о возможной перманентной нечестности «героя публикации» как пачкающий диффамационный приём.

16. Коллегия отмечает, что в оспоренных публикациях, определённо не содержавших комментарии в отношении судебного процесса по иску Д.В. Бучельникова, по факту нарушался, однако (и именно в отношении «героя» публикаций), один из базовых для Декларации Гильдии судебных репортёров принцип презумпции добропорядочности всех лиц, чьи имена и поступки» журналисты «делают достоянием гласности».

17. Коллегия отмечает, что «перепроверка» эта, по сути, заместила заявленное в первой публикации расследование по проблеме «якобы “рабского труда” и “долговой кабалы” таксиста в Екатеринбурге»: с внятным обозначением заведомой мнимости («якобы») самой такой проблемы в заголовке первой публикации.

Все эти выводы, изложенные в агрессивной форме, опять же не основаны на фактах. И, к глубокому сожалению, свидетельствуют о предвзятости и тенденциозности Решения, обнаруживая безусловное неуважение к объективистскому распространению информации.

5.1. Согласно пп. 9) Декларации Гильдии судебных репортеров «Давлением на суд» или на органы следствия считается такое комментирование хода следствия или суда, которое ведется неграмотно, без веских аргументов, без предоставления слова обвинению или защите для изложения позиций обеих сторон.

Но в спорных материалах авторы очень грамотно, корректно излагают суть спора, предоставляя слово всем его участникам (в том числе истцу). То есть никаких нарушений добропорядочности тут нет, а выводы Коллегии являются абсолютно голословными.

Исходя из Решения любая соответствующая действительности негативная информация, в том числе о судимости, не угодная обратившемуся в Коллегию, будет априори принимать как предположение цели определённым образом повлиять на ход и результаты судебного процесса. В спорных публикациях Заявитель предъявляет немало обвинений в адрес ответчика. Это не давление на суд? То есть журналисты вообще не вправе ничего писать о судебных спорах, кроме отчетов пресс-служб (которые тоже можно назвать тенденциозными)?

5.2. Обращаю внимание. что если бы редакция преследовала цель дискредитации Заявителя, то она юридически безупречно могла бы называть Бучельникова, например, «преступником», … , «криминальным активистом» и так далее. А используя это определение в том числе в заголовках ставить куда более жесткие вопросы и делать категорические выводы.

Но Адресат этого не делает – все публикации изложены корректно, не содержат оскорбительных или унизительных формулировок. Поэтому вывод о тенденциозности не основан на фактах.

5.3. В адресованной в Коллегию письме Адресат пояснил, что при подготовке материалов всегда предлагают каждой стороне высказать свою точку зрения на проблему. Даже когда сторона впоследствии начинает убегать от комментариев: «Это как раз история с гражданином Бучельниковым: в отличие от хороших, добрых, эмоциональных девочек из агентства ЕАН и ОблТВ, мы не стали просто пропускать через себя, как проводник ток, информацию Бучельникова и его адвоката, а стали запрашивать комментарии второй стороны – таксопарка. И стали запрашивать документы у обеих сторон. Это видно в наших материалах, поэтому легко проверяемо».

Эти утверждения полностью соответствуют действительности. Только в ЕАН теме судебного разбирательства с «Первом таксомоторным парком» и конкурсу посвящено сразу пять материалов, большей частью – хвалебные оды в адрес Бучельников, исключительно его позиция и т.д. В отличие от этого Адресат предоставил право высказать свою позицию всем участникам спора и собрал информацию. Это однозначно свидетельствует о профессиональном объективистском подходе журналистов.

Кроме того, даже если предположить тенденциозность спорных публикаций, в совокупности с материалами того же ЕАН они, скажем так, выравнивают информационное поле, обеспечивая баланс интересов всех сторон. Показательным являются заголовки двух материалов:

ЕАН, 29 июня 2023 года:
«Загоняют водителей в долговую кабалу и превращают в рабов»: лучший таксист Свердловской области судится с крупнейшим таксопарком

Интермонитор, 11 июля 2023 года:
Послушаем обе стороны и оценим факты: расследуем якобы «рабский труд» и «долговую кабалу» таксиста в Екатеринбурге

В Решении указывается:

  1. Коллегия обращает внимание на то, что «перепроверка» эта по факту заместила заявленное в первой публикации расследование по проблеме «якобы “рабского труда” и “долговой кабалы” таксиста в Екатеринбурге» с внятным обозначением заведомой мнимости («якобы») самой такой проблемы в заголовке первой публикации.

На самом деле «якобы» опровергает категорическое утверждение Заявителя о «рабском труда» в действительно тенденциозно поддерживающих его материалах ЕАН (пропускающих через себя, как проводник ток, информацию Бучельникова и его адвоката). Но эти утверждения заменяются объективным изложением позиций всех сторон спора. Делать выводы, как и положена, делегируется читателям.

5.4. Заявитель подтверждает, что информация о судимости соответствует действительности. В статьях приводятся мнения автора, которые однозначно так идентифицируется читателем и, чаще всего, сформулировано в форме вопросов. Например:

В связи с этим у нас возникают некоторые сомнения, насколько правдивы остальные слова Бучельникова, однако мы постараемся исходить из предположения, что он может врать редко и в исключительных случаях.

«Лучший», на наш взгляд, должен быть примером для других.

На наш взгляд, история с непогашенной судимостью «лучшего таксиста» Бучельникова и таким его отношением к суду не только порождает дискуссию по общественно важной теме: «Правильно ли делать примером для подражания человека с непогашенной судимостью за наркотики?», – но и может характеризовать человека как личность. Не все люди решаются пойти на тяжкие преступления, и не все люди, когда попались, пытаются выкрутиться от последствий таким скользким, на наш взгляд, путем.

Возможно, именно подобный психологический штрих позволяет лучше понять, откуда берутся нестыковки между тем, какую картину мира пытается рисовать журналистам и публике Бучельников, и тем, что говорят директор таксопарка и другие таксисты.

Убежден в логичности этих мнений и праве журналистов их излагать. Они никак не унижают достоинство Заявителя и тем более не ограничивают его конституционные права.

Тогда как в заседании Заявитель указывает на недопустимость таких неприятных мнений. Проще говоря – вопреки своим же утверждениям Заявитель, претендуя на высокое положение в обществе (звание «Лучший водитель такси в России»), пытается ограничить свободу массовой информации с целью срыть свое криминальное прошлое. И использует для этого все механизмы, в том числе Коллегию.

5.5. В Решении указывается:

  1. Коллегия не готова поддержать предположение заявителя и его доверителя о «заказном» характере публикаций: как в силу отсутствия доказательств, которыми обязательно должно подкрепляться предположение такого рода, так и с учетом возможности «самозаказа» редакции, ориентированной на удержание и расширение аудитории, на повышение узнаваемости и цитируемости СМИ, увеличение его капитализации.

Любые работающие в рыночных условиях СМИ стремятся к удержанию и увеличению аудитории, в первую очередь предлагая ей качественный контент. Именно такой подход является главным стимулом для журналистов искренне соблюдать главное, в том числе этическое правило – обеспечение читателей правом на объективную информацию (принцип 3 Медиаэтического стандарта Коллегии). Именно такой подход является гарантом независимости СМИ. Ибо любые его нарушения однозначно оборачиваются потерей качественной аудитории, а следом – снижением рекламных доходов и, соответственно, банкротством или потерей финансовой независимости.

Это аксиома для любого знакомого с основами медиаменеджмента. Проще говоря: вменяемые нарушения – с одной стороны стремление к удержанию и расширению аудитории, на повышение узнаваемости и цитируемости СМИ, увеличение его капитализации, с другой – тенденциозность или тем более «заказной» характер публикаций, несовместимы! То есть пункт 18 Решения в очередной раз свидетельствует о полном непрофессионализме его авторов и деградации Коллегии как органа саморегулирования.

Резюме

Убежден, что обвинительное решение по рассмотренному спору представляет серьезную угрозу свободе массовой информации, культуре профессиональной и честной журналистики. По существу желание публичного лица скрыть явно представляющую общественный интерес информацию ставится выше главной задачи журналиста – обеспечение права граждан на получение достоверной информации. То есть легализуется диктат ньюсмейкеров, в том числе имеющих судимость за тяжкое преступление.

Во всяком случае я не нашел в Решении четких выводов о границе – когда распространение общественно значимой информации становится злоупотреблением. Факты и их трезвая профессиональная оценка подменяется исключительно эмоциональными выводами о тенденциозности и так далее.

Очень пугает агрессивный тон Решения, свидетельствующие об уже нескрываемой ненависти отдельных членов к действительно независимой и объективистской журналистики. Причем заявитель и его адвокат в заседании высказывались в отношении оппонента многократно корректнее и профессиональнее.

Решение не урегулирует, а фактически провоцирует развитие информационного спора и Коллегия может оказать Заявителю медвежью услугу. Адресат абсолютно законно и справедливо использует наше Решение как новостной повод вернуться к теме, а, следуя изложенной в ней абсурдной логике, применит против Заявителя самые жесткие термины. Не исключаю заголовки: «Претендующий на звание лучшего российского таксиста [я тут слово решил убрать, оно к наркотикам относилось — Е. Ющук] пытается скрыть свои преступления», «Коррумпированные общественники поддержали уголовника», «Сколько осужденный [я тут слово решил убрать, оно к наркотикам относилось — Е. Ющук] заплатил самозванцам от журналистики?» и тому подобное.



--------------------------------------



Моё мнение, раз уж меня спросили — что я думаю про явление «Общественная коллегия по жалобам на прессу». Евгений Ющук.


Меня спросил человек, с которым я незнаком. Я ответил. Но, раз ответил — так пусть и другие почитают. Вдруг, ещё кому-то пригодится.
Обезличил, конечно, спрашивающего, и немного изменил сам текст — чтобы не было привязки к конкретным людям и ситуацияи.

Уважаемый Евгений Леонидович!

Я медиаюрист, в интересах клиента анализирую, что такое «Общественная коллегия по жалобам на прессу».

Прочитал решение по делу против сетевого издания «Интермонитор».

Интересно ваше мнение об этой процедуре. Планируете ли вы обжаловать очень странное, на мой взгляд, решение или как-либо иначе на него реагировать.

Благодарю за совет.

————————

МОЙ ОТВЕТ

Добрый день.

Спасибо, что обратили внимание на эту странную историю и спросили моё мнение.

Я расскажу, как лично я вижу ситуацию. Возможно, у Вашего клиента она иная – тут Вам виднее. Но сделаете поправку, если надо, наверное.

Итак.

Обжаловать там нечего, на мой взгляд просто потому, что мы не признавали юрисдикцию этого «кружка по интересам» — о чем им и сообщили изначально.

И, судя по тому, что сказал после этого странного «решения» многолетний участник этой «Коллегии», профессионал медиа Павел Нетупский, «Коллегия», похоже, выхолостилась в нечто чуть ли не противоположное тому, для чего создавалась.

Ладно бы я, мягко говоря, удивлён тем, что эти деятели творят — в конце концов, я лицо в какой-то степени заинтересованное. Но многолетний участник, профессиональный журналист и одновременно медиаюрист с огромным стажем, видевший и наблюдающий эту структуру изнутри много лет, уважаемый Павел Нетупский — вряд ли может ошибиться. И, раз его мнение практически полностью совпало с моим — видимо, мне не показалось, что эта структура вырождается.
Я не знаю, почему с ними так произошло, да мне это не особо и интересно. Хотя конечно, жаль наблюдать, что извратили, если не вообще угробили полезное общественное дело.
Когда люди на полном серьёзе пытаются отстаивать идею, что рассказывать в СМИ читателям всю правду по общественно важной теме — это якобы «неэтично», а вот не рассказывать всю правду читателям — «этично», ну, тут не о чем далее говорить, на мой взгляд.

Однако вернусь к «решению Коллегии».

Ну, собрались какие-то люди, ощущающие себя «Коллегией», и побеседовали между собой о том, как они видят прекрасное. И что?

Поэтому мы вообще не участвовали в этом «междусобойчике» посторонних людей, по сути, «самопровозгласивших» себя некой «Коллегией», без внятных правил, обязательных к исполнению – именно так я подобные структуры субъективно воспринимаю.

Вместе с тем, мы не отказывались им пояснять наши действия, и они это прекрасно знают. Более того, они нам после наших разъяснений написали, что им всё ясно – но потом написали в своем «решении», что, мол, не могли все выяснить, потому что нас там не было (это смысл, а не цитата).

Более того, мы им писали изначально, что по их же собственным правилам, они не рассматривают вопросы, если хотя бы одна из сторон говорит, что хочет в суд. И что мы – как раз сторона, которая хочет в суд, потому что там понятные правила, написанные государством.

Вместе с тем, мы соблюдаем правила журналистской этики – в частности, берем комментарии у всех сторон и показываем их без искажений.

Лично у меня впечатление, что эта группа лиц вообще не вникала в наши материалы – судя по тому, что они там изложили. Ну а какое отношение к «этике» может иметь стремление рассказывать лишь часть правды – а они именно этого, на мой взгляд, хотят – я вообще не понимаю.

Так же, как мне кажется странным мысль одного из них в таком духе, что, мол, мы (ну Интермонитор) не понимаем сути журналистики, потому что говорим о суде, но они сами же пишут, что они – «вместо суда». Т.е., такое впечатление, что они не только наши материалы, но и собственные правила не читали.

Но! Там опубликовано «Особое мнение» Павла Нетупского , который дал исчерпывающий анализ ситуации – и по так называемой «Коллегии», и по нашим публикациям. Вот, ни убавить, ни прибавить. Видимо, Уважаемый Павел Нетупский  там единственный, кто вообще внимательно читал и наши материалы, и материалы других СМИ по обсуждаемой теме.

Учитывая, что это «решение» — по сути, «филькина грамота», имеющая множество логических противоречий с их же собственными правилами, я не вижу смысла что-то там обжаловать. Ну написали какие-то деятели нечто странное – да и ладно. Вреда пока я от них не вижу. Если он будет – я буду думать, как реагировать. Учитывая, что у них там полно странностей, думаю, это возможно. Если потребуется.

При этом, там, собственно, даже адвокат нашего объекта интереса (и заявителя одновременно) признал, что пишем мы профессионально и правдиво. На мой взгляд, это прямо искренняя похвала: он-то точно нам льстить не станет.


--------------------------------------



Т.е., в сухом остатке:


1. Весьма странное, на грани глупости, на мой взгляд, «решение», которое ни объективным, ни компетентным, пожалуй, не назовёшь;


2. Признание оппонентами нашего профессионализма и честности;


3. Видеозаписи, из которой, на мой взгляд, следует, что написанное ими «Решение» — это из разряда «Русской частушки как короткой песенки, начало которой не связано по смыслу с окончанием»;

4. Великолепный анализ безусловным специалистом – Павлом Нетупским – как ситуации в целом, так и наших публикаций и высокая оценка им нас. А также низкая оценка им – так называемой «Коллегии».


По-моему, вполне неплохо. Еще и в компании очень серьезных СМИ – там же реально мы вместе с Грандами журналистики - такими, как "НТВ", "Телеканал 360", "Вести", "ВГТРК", "РЕН ТВ". "Царьград", "Интерфакс" и др.
Для нашего, прямо скажем, небольшого по масштабам издания это честь.


P.S. Как «Коллегия», имея в последние пару лет около полутора заседаний в год, умудряется почти месяц составлять «Решение» и при этом не разобраться даже в материалах, по которым «решают» — отдельный вопрос. Он же, вероятно, и ответ об этом «Кружке».

P.P.S. Что касается Вашего клиента. На мой взгляд, обращение таксиста в эту «Коллегию» было обусловлено его желанием, чтобы как можно меньше знали о том, что он был судим за незаконный оборот наркотиков. Это чистая правда – он совершил это тяжкое преступление, но вот хотел бы, чтобы это замалчивали.
На мой взгляд, в результате еще множество раз это дополнительно прозвучало – как в «Решении», так в «Особом мнении».
Выиграл ли он от этого? Я не уверен. Ну а мы как писали правду – так и будем писать. В том числе и о нём, если будет инфоповод.

С уважением,
Евгений Ющук

———————

ДОПОЛНЕНО (мой комментарий из дальнейшего общения):

А что касается уважаемого и известного адвоката Генри Резника — я не допускаю мысли, что он профессионально некомпетентен. А вот мысль, что он не вникал в наши материалы и ему кто-то, кому он по какой-то причине доверяет, что-то рассказал, как счел нужным и как понял — вполне допускаю. Человек он явно занятой, а подобные общественные нагрузки — чистой воды факультатив, в общем-то.

Кроме того, господин Резник — он ведь «про юриспруденцию», прежде всего. В силу профессии. Но по этой части даже адвокат заявителя высказался, что юридически к нам нет претензий (он это с сожалением говорил, но тем не менее).
Основные «чудеса» в «Решении» у «Кружка» — не про юриспруденцию как раз.

И всегда есть вероятность, что уважаемыми людьми уровня господина Резника, возможно, просто прикрылись, рассказав, какое нужное дело эта «Коллегия» (по задумке). По задумке-то — и правда нужное. Но вот какое это дело по исполнению — я вижу воочию. А Павел Нетупский ещё и изнутри наблюдает (о чём и пишет).


--------------------------------------



А это - то, что мы отправляли в Роскомнадзор (тут статья из Интермонитора, а вообще, «Коллегия» получила данные сведения в даже ещё более полном объёме - в письме, после которого Роскомнадзор и отказал экс-"лучшему таксисту" Бучельникову в удовлетворении его претензий).


Так называемая «Общественная Коллегия по жалобам на прессу» получила эти материалы и должна была их изучить. Но, похоже, изучил их лишь один участник этой «самопровозглашенной» «Коллегии» - Павел Нетупский.
Помимо изучения сути данных материалов, «Коллегия» узнала из этих фактов и то, что ее жалобщик уже обращался в Роскомнадзор. И, тем не менее, как бы вообще не в нарушение собственных правил, "Общественная Коллегия по жалобам на прессу" решила провести своё «заседание».

И эта сама «Общественная Коллегия по жалобам на прессу»  решила рассказывать нам, что, мол,
«неэтично» рассказывать общественности ВСЮ правду о преступнике, а надо НЕ ВСЮ правду рассказывать - тогда, видимо, будет «этично», по мнению этих чудесных «специалистов»!
Ну так переименовались бы сразу, например, в «Кружок по защите наркоперевозчиков и сокрытию сведений о преступниках» - честнее было бы, я думаю, чем называться «борцами за этику» и при этом отстаивать замалчивание гнусных преступлений в общественно значимой публичной ситуации.


«Лучший таксист» Бучельников, судимый за наркотики, попытался заткнуть рот журналистам. В итоге породил вопросы к «Общественному совету по развитию такси»

intermonitor.ru

Дмитрий Бучельников – гражданин, который одновременно судим за незаконный оборот наркотиков и при этом дважды получал звание «лучшего таксиста» региона на конкурсе, проводимом под эгидой «Общественного совета по развитию такси».

Бучельников вступил в конфликт с арендодателем, у которого арендовал машину. После чего решил сделать свой конфликт максимально публичным: вышел в СМИ и много общался с журналистами, излагая свои претензии и переживания. А главное – активно публично призывал, чтобы информацию о затеянном им судебном процессе против «Первого таксомоторного парка» (у которого Бучельников арендовал автомобиль) распространяло как можно больше людей.
До этого момента ситуация была хотя бы формально более-менее логичной.

 

Потом случилось неожиданное: «лучший таксист» Бучельников внезапно заявил, что его имя, фамилия, род занятий, арендодатель (которого он, похоже, перепутал с работодателем) и наличие у гражданина Бучельникова непогашенной судимости за наркотики – это… его «персональные данные», которые он требует защитить от журналистов.

Покажем, как это было, в чём просчитался Бучельников, совершая этот «акробатический этюд», и какие выводы мы сделали из столь необычного логического кульбита «лучшего таксиста» Бучельникова.

 

 

СНАЧАЛА БУЧЕЛЬНИКОВ ПРИЗЫВАЛ МАКСИМАЛЬНО РАСПРОСТРАНЯТЬ СВЕДЕНИЯ О НЕМ И ЕГО СУДЕ С «ПЕРВЫМ ТАКСОМОТОРНЫМ ПАРКОМ», А ПОТОМ ВДРУГ «ЧЕСТНЯГА» «ВСПОМНИЛ», ЧТО ЭТО ЕГО «ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ»

 

Вот так, в частности, выглядели публичные призывы «лучшего таксиста» Бучельникова, в которых он заявлял удивительные вещи — что он как арендатор, взявший автомобиль в аренду на открытом рынке со множеством предложений, якобы умудрился оказаться в «рабстве» и «кабале» (у арендодателя!):

 

Скриншот со страницы ВКонтакте «лучшего таксиста» Дмитрия Бучельникова: Бучельников активно призывает максимально широко распространять информацию о нём и его конфликте с Певым таксомоторным парком (г. Екатеринбург)

 

Однако, когда редакция Интермонитора заинтересовалась этой неоднозначной ситуацией и начала в ней разбираться детально – Бучельников, как будто бы впервые в жизни обнаружил, что не все журналисты готовы писать то, что он им диктует.

Но показ ситуации всесторонне (что и называется обычно правдой), по-видимому, в планы «честняги» Бучельникова категорически не входил.

 

Вероятно, поэтому гражданин Бучельников решил написать на Интермонитор жалобу о том, что, мол, редакция распространила без его согласия такие его персональные данные, как фамилию, имя, род занятий, место работы и сведения о его судимости. А он, Бучельников, не давал на это своего письменного согласия. Закон «О персональных данных» первым пунктом содержит указание, что персональные данные можно распространять с письменного согласия гражданина. Это мы логику Бучельникова сейчас изложили.

 

Что ж, поясним ситуацию для всех журналистов – а то вдруг «лучший таксист» Бучельников завтра «вспомнит», что он и кому-то из них, возможно, не давал письменного согласия на публикацию его персональных данных.

 

Закон «О персональных данных» действительно первым содержит пункт о том, что если есть письменное согласие на обработку персональных данных, то их можно обрабатывать.

 

Однако этот первый пункт там не единственный. В статье Закона о том, при каких обстоятельствах можно обрабатывать (в т.ч. публиковать) персональные данные – целых 11 пунктов.

До них Бучельников, возможно, не дочитал. А может и дочитал, но просто решил, что у него получится запугать журналистов жалобой.

 

Всё же Бучельников отсидел в колонии за незаконный оборот наркотиков полтора года и, вероятно, должен был за этот срок научиться читать законы дальше первого пункта соответствующей статьи.

 

 

ПОЧЕМУ СВЕДЕНИЯ О «ЛУЧШЕМ ТАКСИСТЕ» БУЧЕЛЬНИКОВЕ, СУДИМОМ ЗА НАРКОТИКИ, ОПУБЛИКОВАНЫ ИНТЕРМОНИТОРОМ ЗАКОННО И ЭТО В ПРИНЦИПЕ НЕ ТРЕБУЕТ ЕГО СОГЛАСИЯ?

 

Если обобщить ситуацию, то вся информация, опубликованная Интермонитором по вопросам, связанным с «лучшим таксистом» Бучельниковым, в том числе и с его судимостью за наркотики, получена Интермонитором в ходе журналистской деятельности:

 

—  из официальных государственных (судебных) источников, в которых она размещена как подлежащая обязательному опубликованию на основании Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»;

 

 — а также лично от Бучельникова Д.В. в ходе запроса у него комментария (в соответствии со ст. 47 Закона «О СМИ»);

 

— а также из зарегистрированных средств массовой информации, освещающих открытый судебный процесс между Бучельниковым Д.В. как арендатором  автомобиля, используемого для работы в такси, и «Первым таксомоторным парком» как арендодателем этого автомобиля (этот открытый судебный процесс уже более полугода идет в Верх-Исетском суде Екатеринбурга).

Кроме того отметим, что публикации Интермонитора по обсуждаемой теме касаются публичной активности Бучельникова Д.В. как лица, обладающего публичным статусом «Лучший водитель такси Свердловской области». Этот статус был получен им на публичном же конкурсе, проводимом Общественным советом по развитию такси, и широко освещаемом как федеральными и местными СМИ, так и официальным порталом Свердловской области.


Именно в связи с этой публичностью Бучельникова Д.В. (а не только в связи с открытым судебным процессом, в котором он участвует) и возникла общественная значимость ситуации — когда примером для подражания других людей может быть объявлен человек, занимавшийся, согласно приговору суда, незаконным оборотом наркотиков в крупном размере, и имеющий непогашенную судимость за это тяжкое (в соответствии с классификацией УК РФ) преступление.

 

 

ПОКАЖЕМ НА КОНКРЕТНЫХ ПУНКТАХ ЗАКОНА И НА КОНКРЕТНОЙ ИНФОРМАЦИИ О БУЧЕЛЬНИКОВЕ

 

Гнев «лучшего таксиста» Бучельникова вызвали материалы, опубликованные изданием Интермонитор в рамках работы журналистов (журналистского расследования) по общественно важной ситуации. Вот эти:

«Послушаем обе стороны и оценим факты: расследуем якобы «рабский труд» и «долговую кабалу» таксиста в Екатеринбурге»

«Лучший водитель такси», судимый за наркотики, пытается получить денег с владельца машины, на которой сам же и ездил»

 

О том, что общественно важное событие – судебный спор в Екатеринбурге между человеком, имеющим публичный статус «Лучшего таксиста» Свердловской области гражданином Бучельниковым Дмитрием Владимировичем и предприятием «Первый таксомоторный парк», имеет место — мы узнали из публикаций двух зарегистрированных СМИ: Агентства Европейско-Азиатские новости (ЕАН) и Областного телевидения (ОТВ), в частности, из сюжетов: «Загоняют водителей в долговую кабалу и превращают в рабов»: лучший таксист Свердловской области судится с крупнейшим таксопарком» (ЕАН) и «Лучший таксист Свердловской области судится с перевозчиком» (ОТВ).

 

Кроме того, журналисты агентства ЕАН, освещающие открытый судебный процесс между арендатором Бучельниковым Д.В. и его арендодателем «Первым таксомоторным парком», опубликовали на основе посещения судебных заседаний ещё один материал — в котором также указывались все вышеперечисленные сведения, озвученные в открытом судебном заседании и комментируемые самим Бучельниковым для СМИ.

В указанных материалах зарегистрированных СМИ, где активно давал комментарии гражданин Бучельников, звучали вызвавшие недовольство гражданина Дмитрия Бучельникова его фамилия и имя, род деятельности, а также и суть его конфликта с арендодателем.

 

Отметим, что согласно п.3 ч.1 ст.6 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 06.02.2023) «О персональных данных», обработка персональных данных возможна, если она «осуществляется в связи с участием лица в конституционном, гражданском, административном, уголовном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах;».
В данном случае Бучельников Д.В. как раз является участником (истцом) в гражданском судебном процессе, а ранее был участником (подсудимым и затем осужденным) в уголовном судебном процессе. Именно вопросам, которые в этих судебных процессах были предметом открытого изучения судом, и посвящены материалы Интермонитора, вызвавшие недовольство Бучельникова Д.В.

 

Таким образом, Интермонитор в данном случае не является первоисточником, впервые обнародовавшим сведения о Бучельникове Д.В., указанные в его жалобе, а опубликовал открытые, общеизвестные данные – как их трактует Статья 7. «Общедоступная информация»  Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 29.12.2022) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.03.2023).

Причём это не просто, например, информация из соцсетей, а это данные из материалов зарегистрированных СМИ. При этом Бучельников Д.В. не только не возражал против обнародования данных сведений, а активно давал этим СМИ комментарии и предоставлял журналистам информацию по указанным сведениям – в целях освещения как раз своего рода занятий, публичного статуса «Лучший таксист» и хода инициированного самим Бучельниковым Д.В. открытого судебного процесса.
А также эти данные значатся в документах судов, открыто размещенных на официальных сайтах судов, в соответствии с требованиями российского законодательства.

 

Когда редакция Интермонитора, осуществляя профессиональную деятельность журналиста, в соответствии со ст. 47 Закона «О СМИ» и журналистской этикой, на этапе подготовки публикаций,  запросила комментарий у самого Бучельникова Д.В., он нам лично также подтвердил все эти обстоятельства – включая его имя, фамилию, род занятий, судимость, указанные в его жалобе.



Что касается указанного Бучельниковым Д.В. в его жалобе «места его работы» (так он сам сформулировал свою претензию) — мы ничего не писали о «месте работы» Бучельникова, мы указывали, что у него конфликт как у арендатора с «Первым таксомоторным парком» как арендодателем. Вполне вероятно, что таксист Бучельников перепутал арендодателя с работодателем, т.к. Бучельников не являлся и не является сотрудником «Первого таксомоторного парка» — о чём публично и неоднократно сообщил в СМИ (и в комментарии Интермонитору тоже) директор этого парка. Поэтому «местом работы», о котором заявил Бучельников в своей жалобе, этот парк не был ранее и не является в настоящее время.

Хозяйственный спор арендатора с арендодателем в открытом судебном процессе в принципе невозможно отнести, на наш взгляд, к охраняемым законом персональным данным. Наоборот, персональные данные участников судебного процесса прямо подлежат опубликованию, на основании Федерального закона.
С кем именно у Бучельникова хозяйственный спор в суде (с «Первым таксомоторным парком») мы действительно указали – как и написали выше, но не «место работы», о котором пишет Бучельников в жалобе

 

При этом, в соответствии с принципами Гласности судопроизводства, установленными российским федеральным законодательством, на сайте Верх-Исетского суда Екатеринбурга, как раз в связи с расследуемым нами конфликтом, содержатся обязательные для опубликования сведения и о Бучельникове Д.В., и о его ответчике – «Первом таксомоторном парке».
А в самом ОТКРЫТОМ судебном заседании звучат подробности этого процесса – также вместе с родом занятий Бучельникова, а также с аргументами и доказательствами сторон.

 

Сведения о судебном процессе Бучельникова против «Первого таксомоторного парка» на сайте Верх-Исетского городского суда Екатеринбурга размещены открыто в Сети Интернет:

Скриншоты с сайта Верх-Исетского суда г. Екатеринбурга

 

Причем гражданин Бучельников по собственной инициативе вывел свой судебный конфликт вместе со своими фамилией, именем, родом занятий и ответчиком, с которым состоял в отношениях «арендатор-арендодатель» в публичное поле. Бучельников при этом активно настаивает на том, чтобы этот конфликт разбирался и обсуждался публично. Бучельников же распространял материалы СМИ с указанными в его жалобе сведениями – у себя в социальной сети ВКонтакте, при этом активно призывая неограниченный круг лиц к максимально широкому распространению информации.

 

Это следует как из появления комментариев самого господина Бучельникова в указанных материалах (а в сюжете ОТВ – еще и в кадрах видеозаписи, которая на телевидении является основой сюжета), так и из его собственных публикаций в соцсети ВКонтакте – мы привели скриншот такой публикации в начале данного материала.

 

Более того, информация о Фамилии, имени и роде занятий Дмитрия Бучельникова публиковалась даже на Официальном портале Свердловской области – и тоже в контексте его публичного статуса «Лучший водитель такси»:

 

Скриншот с официального Информационного портала Свердловской области

 

 

Что касается сведений о наличии непогашенной судимости Бучельникова Д.В., то ситуация здесь получилась следующая.
Есть одновременно два факта:

1. Личное сообщение «лучшего таксиста» Дмитрия Бучельникова о том, что он имеет непогашенную судимость по ч.2 ст. 228 УК РФ (за незаконный оборот наркотиков), которую получил в 2018 году и отбыл наказание в местах лишения свободы сроком полтора года; 

2. Открытые, официальные данные на сайте двух судов (первой инстанции и апелляционной инстанции) о Бучельникове Дмитрии Владимировиче, осужденном в 2018 году и приговоренном к лишению свободы на срок полтора года по ч.2 ст. 228 УК РФ.

 

Покажем подробнее, как это выглядит.

Сведения о судимости гражданина Бучельникова Дмитрия Владимировича, в рамках открытого судопроизводства, действующего в Российской Федерации, а также в соответствии с принципами Гласности судопроизводства, установленными российским Федеральным законом, открыто опубликованы на официальном сайте Городского Суда города Лесного Свердловской области, в разделе «Уголовные дела — первая инстанция»:

 

 

 

Скриншоты с сайта Городского суда г. Лесного Свердловской области

 

 

Из приговора суда прямо следует и то, что судебное заседании в отношении подсудимого Бучельникова Д.В. было открытым.

 

Аналогично обстоит дело и с Апелляционным определением по уголовному делу Бучельникова Дмитрия Владимировича, материалы открытого суда по которому подлежат опубликованию на основании Федерального закона, поэтому размещены на сайте Свердловского Областного суда, в разделе «Уголовные дела — апелляция»:

 

 

 

Скриншоты с сайта Свердловского областного суда

 

 

Таким образом, информация о судимости Бучельникова Дмитрия Владимировича по ч.2 ст. 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества» нами получены из сведений, официально опубликованных в доступе для неограниченного круга лиц государственными учреждениями – Городским судом г. Лесного Свердловской области, а также Областным судом Свердловской области, в рамках осуществления их функций государственного учреждения, в соответствии с принципами Гласности судебного производства в РФ, установленными Конституцией РФ и Федеральным законом.

 

Эти данные подлежат публикации по Федеральному закону – и они  опубликованы, в соответствии с этим, уполномоченными государственными органами на официальных сайтах соответствующих Судов.

 

Еще раз отметим, что «лучший таксист» Дмитрий Бучельников, судимый по ч.2 ст. 228 в 2018 году и приговоренный к полутора годам лишения свободы, рассказал нам сам и о факте судимости, и о статье, по которой он судим, и о дате осуждения, и о сроке, который он получил.
При этом «лучший таксист» Дмитрий Бучельников отказался пояснить, его ли это материалы о преступлении показаны на сайтах судов. Однако надо сказать, что эти материалы – единственные материалы, которые касаются осужденного по ч.2 ст. 228 в 2018 году и приговоренного к полутора годам лишения свободы Дмитрия Бучельникова в тот период, найденные нами на сайтах судов. Иных Дмитриев Бучельниковых с такими показателями мы там просто не нашли.

 

Срок погашения судимости по этой тяжкой статье УК РФ, согласно действующему законодательству (ст. 86 УК РФ), составляет 8 лет. Соответственно, судимость Бучельникова Д.В. к тому же еще и непогашенная — это, кстати, соответствует тому, что нам рассказал сам «лучший таксист» о себе.

 

Гласность судопроизводства гарантируется Конституцией РФ (ст. 123), а действующий Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» предусматривает обязательную публикацию судебных актов, в том числе с указанием его участников.
Это же дополнительно конкретизирует и Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 13 декабря 2012 г. N 35 «ОБ ОТКРЫТОСТИ И ГЛАСНОСТИ СУДОПРОИЗВОДСТВА И О ДОСТУПЕ К ИНФОРМАЦИИ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДОВ».

 

Таким образом, поскольку данные о судимости Бучельникова Д.В., как и любого другого гражданина, подлежат обязательной публикации – то в отношении информации о судимости Бучельникова Д.В., применим также п. 11 статьи 6 ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 N 152-ФЗ в текущей редакции, которая гласит: «Осуществляется обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом».

 

Помимо того, в соответствии с обязанностями журналиста, редакция Интермонитора проверяла эти сведения, запросив комментарий, в рамках ст. 47 Закона «О СМИ» у самого Бучельникова Дмитрия Владимировича по его официальному телефону, указанному им самим для связи.

Дмитрий Бучельников, напомним, подтвердил нам лично, что у него есть НЕПОГАШЕННАЯ судимость по ч.2 ст. 228 УК РФ и даже сообщил, что не против публикации этих сведений, хотя и выразил неудовольствие по этому поводу.
Впрочем, информация такого рода является общественно значимой, публично открытой официальными судебными органами на основании Федерального закона, поэтому его согласие и не требуется. Тем не менее, он и это сказал.

Запись беседы с «лучшим таксистом» Бучельниковым Дмитрием Владимировичем  о его судимости при запросе у него комментария в ходе осуществления журналистской деятельности, на основании ст. 47 Закона «О СМИ», уважаемые читатели могут прослушать лично:

 


 

Кроме того, поскольку Бучельников Д.В. имеет публичный статус «Лучший таксист», сведения о его фамилии, имени, роде занятий содержатся также в материалах официального сайта «Общественного совета по развитию такси», который и проводит конкурс на звание «Лучший водитель такси», в котором участвовал Бучельников и который он же сам активно освещал (а помимо него – множество СМИ, в т.ч. федеральных):

 

Скриншот с сайта «Общественого совета по развитию такси»

 

 

Вместе с тем, указание на наличие судимости (в т.ч. и погашенной) является обязательным при подаче заявки на участие в конкурсе «Лучший водитель такси», проводимого под эгидой всё того же «Общественного совета по развитию такси», что следует из осмотра страницы подачи заявок на этот конкурс:

 

Скриншот с сайта конкурса «Лучший водитель такси»

 

 

Ситуация, при которой звание «Лучшего» получает человек, осужденный за незаконный оборот наркотиков, также является общественно значимой, т.к. «лучший» в чём-либо – это тот, с кого надо брать пример.
По сути, другим людям предлагают брать пример с Бучельникова Дмитрия Владимировича – когда присуждают ему звание «Лучшего».
Конкурс при этом включает не только чисто водительские навыки, но и, например, творческую часть – т.е., это комплексная оценка личности участника.

 

Предложение брать пример с человека, который незаконно приобретал наркотические средства, за что был осужден к реальному лишению свободы на полтора года, имеет непогашенную судимость за данное преступление – весьма сомнительная, по нашему мнению, идея. И публичная дискуссия об этом необходима – что тоже делает историю судимого за наркотики «лучшего таксиста» Дмитрия Бучельникова общественно важной.

 

 

Вместе с тем, ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 N 152-ФЗ в текущей редакции гласит:

 

Статья 6. Условия обработки персональных данных

3) обработка персональных данных осуществляется в связи с участием лица в конституционном, гражданском, административном, уголовном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах;

7) обработка персональных данных необходима … для достижения общественно значимых целей…;

8) обработка персональных данных необходима для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации…;

11) осуществляется обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом.

 

Кроме того, ст. 51 Федерального закона «О СМИ» прямо запрещает журналисту скрывать общественно значимую информацию, которая стала ему известна.

 

Плюс ко всему, в Определении  Конституционного суда от 26 ноября 2018 года по вопросу о том, сколько времени должна быть доступна информация о судимости лица, сообщается, что судимость имеет не только уголовно-правовые, но и общеправовые последствия, уголовные дела о тяжких преступлениях хранятся 15 лет, а потому соответствующая информация также должна быть доступна в течение данного срока.

 

Более того, Конституционный суд там же определил, что даже обязанность оператора поисковой системы, распространяющего в сети «Интернет» информацию, удалить ту, которую кто-либо сочтет неактуальной,  утратившей значение для физического лица в силу последующих событий или действий физического лица – не распространяется на информацию о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, и информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость.

Подчеркнем, что обращение в Конституционный суд было сделано человеком, который не просто не давал разрешения на публикацию о его судимости, а заведомо был против показа сведений о его судимости – к тому же, снятой. Те, кто не против, в Конституционный суд не обращаются. И вот такое Определение было дано Конституционным судом.

 

 

Таким образом, информация, опубликованная Интермонитором, не только взята из государственных источников, на которые прямо возложена обязанность публиковать сведения о судимости Бучельникова Д.В., но у Бучельникова Д.В. в принципе нет правовых оснований пытаться запретить распространение информации о его непогашенной судимости за совершенное им тяжкое преступление, по которому есть вступившее в законную силу решение Суда – независимо от желания Бучельникова по этому вопросу.

 

 

Таким образом, в материалах Интермонитора, описывающих конфликт водителя такси по профессии, «Лучшего таксиста» по публичному статусу и арендатора (по типу взаимоотношений ответчиком — «Первым таксомоторным парком» в открытом судебном заседании) Бучельникова Д.В., участнику уголовных (в прошлом) и гражданских (в настоящее время) открытых судебных процессов, нами использована информация, опубликованная в соответствии с Федеральным законом  в официальных судебных источниках, а также опубликованная в средствах массовой информации, на сайте конкурса «Лучший водитель такси», в котором дважды публично участвовал Бучельников Д.В., и на официальном портале Свердловской области.

А также информация, полученная непосредственно от самого Бучельникова Д.В. при запросе у него лично комментария в рамках ст. 47 Закона «О СМИ».

 


По итогу всего показанного выше, можно сделать однозначный вывод: неправомерно опубликованной информации, равно как и информации, полученной незаконными способами, в материалах Интермонитора о судимом за наркотики «лучшем таксисте» Дмитрии Бучельникове нет.
А у Бучельникова Д.В. в принципе отсутствуют правовые основания требовать сокрытия информации, опубликованной Интермонитором в материале по общественно значимому вопросу, связанному исключительно с его публичной, общественно важной активностью.

 

 

ПОЖАЛУЙ, «ОБЩЕСТВЕННОМУ СОВЕТУ ПО РАЗВИТИЮ ТАКСИ» ПОРА ОПРЕДЕЛИТЬСЯ, ЧТО ОН ПОНИМАЕТ ПОД СЛОВОМ «АВТОРИТЕТ». И ПОДУМАТЬ, КАК БОЛЕЕ ГЛУБОКО ОЦЕНИВАТЬ ТЕХ, КОГО ОБЪЯВЛЯЕТ ПРИМЕРОМ ДЛЯ ТАКСИСТОВ

 

Зато, на наш взгляд, после демарша «лучшего таксиста» Бучельникова, объявившего «персональными данными» то, что подлежит обязательной публикации, ещё более укрепились сомнения в честности и искренности «лучшего таксиста» Бучельникова.

 

Вопрос о том, правильно ли сделал «Общественный совет по развитию такси», когда на проводимом под его эгидой конкурсе примером для подражания объявили человека, имеющего непогашенную судимость за незаконный оборот наркотиков – стал ещё более обоснованным.

 

На наш взгляд, «Общественному совету по развитию такси», который провозглашает одной из главных своих задач повышение авторитета профессии таксиста, имеет смысл сделать из этого своего «PR-ляпа» выводы: тщательнее оценивать личность тех, кого решили провозгласить примером для подражания.

 

Коллаж из скриншотов с сайта конкурса «Лучший водитель такси»

 

Если, конечно, «Общественный совет по развитию такси» понимает под словом «авторитет» то, что под ним понимает большинство законопослушных граждан, а не журналисты криминальной хроники.

 


--------------------------------------



ДЛЯ СПРАВКИ. ЧТО ЖЕ ТАК РАЗДРАЖАЕТ ТАКСИСТА БУЧЕЛЬНИКОВА, ИЗ-ЗА ЧЕГО ОН И ОБРАТИЛСЯ С ЖАЛОБОЙ НА СТАТЬИ ИНТЕРМОНИТОРА В "ОБЩЕСТВЕННУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ"?
В ОСНОВНОМ, ДВА МОМЕНТА. ЭТИ:


1. Мы считаем, что человек, имеющий статус «лучшего» в чём-либо, должен быть образцом для подражания. А человек, имеющий непогашенную судимость по тяжкому преступлению, связанному с наркотиками, образцом для подражания, по нашему мнению, быть не должен. И мы полагаем, что «Общественный совет по развитию такси» попросту не продумал первоначально процедуры проверки соискателей — потому и допустил столь двусмысленную ситуацию.

А «Лучшего таксиста» Бучельникова наше мнение очень печалит. Правда, Бучельников уже  не «лучший таксист», а «экс-лучший таксист», но тем не менее.

При этом наше мнение никак не может мешать Бучельникову работать таксистом, что очевидно. Помешать ему работать таксистом может лишь законодательный запрет на работу в такси людей, судимых по его статье Уголовного кодекса. Но конкретно та уголовная статья, по которой судим Бучельников, не создаёт такого запрета — во всяком случае, пока.

А хотят или не хотят пассажиры ездить с таким таксистом, как Бучельников — это их личное решение. Хотя мы и сомневаемся, что множество пассажиров вообще слышали, кто такой Бучельников.

 

2. Цитирование в материалах Интермонитора приведённой ниже прямой речи Бучельникова, без каких-либо смысловых искажений, и с нашими комментариями.

Напомним, что когда Дмитрий Бучельников был в судах, он имел публично значимый статус «лучшего таксиста». На наш взгляд, статус «лучшего» — подразумевает, что на такого человека стоит равняться. Однако помимо неоднозначной позиции в суде с таксопарком, Бучельников сам нам решил рассказать, что имеет непогашенную судимость за наркотики. А также, как мы его поняли, что он мог лгать уголовному суду, чтобы получить срок поменьше. Приведем эти слова как есть, чтобы читатели могли составить собственное мнение:

«Был факт перевозки вещества. Чтобы не подлететь под четвертую часть [статьи 228 УК РФ, распространение наркотических веществ – прим. ред.], я взял все на себя, чтобы по минималке отделаться. … Вторая часть, которая у меня – приобретение с целью личного употребления. … Я отделался легкой экскурсией на полтора годика… Ну вёз, да. Ну, если б не вёз – не посадили бы».



--------------------------------------



Возможно, «Общественной Коллегии по жалобам на прессу» честнее будет переименоваться в «КРУЖОК ПО ЗАЩИТЕ НАРКОПЕРЕВОЗЧИКОВ»?


Евгений Ющук: Прокомментирую, в дополнение к материалам "Царьграда", свои выводы о нынешнем состоянии "Общественной Коллегии по жалобам на прессу" как Главный редактор издания Интермонитор


От издания Интермонитор добавим к сказанному «Царьградом » в его материале «Высшая коллегия отменила вердикт Общественной коллегии по жалобе Пушкиной на Царьград», что к 2024 году "Общественная коллегия по жалобам на прессу" деградировала до такой степени, что считает "этичным" в общественно значимой ситуации скрывать от общества тяжкое преступление человека, отсидевшего за это по статье о незаконном обороте наркотиков.

Будучи сотрудником силовых структур, этот преступник перевозил наркотики, а когда его поймали с поличным - похоже, обманывал суд, рассказывая, что он вёз наркотики "для себя" - дабы получить срок поменьше.

Причем это гражданин, перевозивший наркотики, рассказал сам. Как и то, что он, похоже, лгал суду:




За это экс-"лучший таксист" Бучельников и был осужден, отсидел, а на момент публикаций Интермонитора еще и судимость его была не погашена (отмечу, что гражданин с непогашенной судимостью вообще ограничен даже во многих в гражданских правах).

И вот, правдиво показывать общественности факт, что человек, претендующий на звание "Лучшего" в таксистской среде, имеет судимость за перевозку наркотиков - "Общественная коллегия по жалобам на прессу" сочла "неэтичным".

Мы не знаем, может быть, у кого-то из членов Коллегии что-то личное связано с судимостями за незаконный оборот наркотиков, а может, попросту те, кто эту очевидно абсурдную идею выдал на-гора, вообще не читали наши материалы - но примерно такой вот вывод они "родили".

Само по себе "решение" так называемой "Коллегии" по материалам Инермонитора, в принципе, подтвердило, что журналисты Интермонитора пишут правдиво и профессионально.

Это неожиданный побочный эффект.


Общественная коллегия по жалобам на прессу Интермонитор


Однако сам по себе подход "самопровозглашённой, по сути," "Коллегии" о том, что от общественности надо скрывать значимые факты о преступнике в публичной дискуссии по общественно значимой теме, говорит, на наш взгляд, о полной деградации "Общественной Коллегии по жалобам на прессу". Мы считаем, что "Общественная Коллегия по жалобам на прессу" вырождается и превращается в нечто противоположное тому, что было продекларировано при ее создании.

И, судя по материалу "Царьгарда" об "Общественной

Коллегии по жалобам на прессу", приведенной выше, "Коллегия" дрейфовала к этой деградации, к этому вырождению несколько лет.
И особенно показательно, что высоко профессиональный журналист, медиаюрист Павел Нетупский, который много лет непосредственно изнутри "Коллегии" наблюдает ее вырождение, прямо высказал своё мнение об этом, как раз на примере изучения материалов Интермонитора. Его можно полностью прочитать здесь.

Может, «Общественной Коллегии по жалобам на прессу» честнее будет переименоваться в «КРУЖОК ПО ЗАЩИТЕ НАРКОПЕРЕВОЗЧИКОВ»?

Ну, раз так называемая «Общественная Коллегия по жалобам на прессу» считает «этичным» скрывать от общественности вот эту правду, закреплённую приговором уголовного суда?




"Общественная коллегия по жалобам на прессу"? Или "Кружок по поддержке наркоперевозчиков"?


Неудивительно, что после таких "решений" мы и предположили, что, возможно, «Общественной Коллегии по жалобам на прессу» честнее будет переименоваться в «КРУЖОК ПО ЗАЩИТЕ НАРКОПЕРЕВОЗЧИКОВ»?

А может быть, при такой беспринципности, как продемонстрирована на примере материалов Интермонитора, в «Общественной Коллегии по жалобам на прессу» ещё и грантов додумаются попросить у каких-нибудь наркоторговцев?

"Общественная Коллегия по жалобам на прессу не скрывает, что любит гранты - а наркоторговцы не меньше наркоперевозчиков нуждаются в медийной поддержке.

Да и коррупционеры, вероятно, не откажут "Общественной Коллегии по жалобам на прессу" в грантах в обмен на поддержку. Всего-то и нужно - написать, что, мол, неэтично рассказывать общественности о преступлениях уголовников, если те сказали, что они теперь очень хорошие - и, например, честно похлопали ресницами.

Широкое поле для деятельности "самопровозглашённых" "борцов за этику", наверное, может открыться при налаженной смычке "Общественной Коллегии по жалобам на прессу" с осужденными за преступления? И очень денежное.

Ющук Евгений Леонидович

——————————————

А это - цитата из материала Царьграда об "Общественной коллегии по жалобам на прессу", который я упомянул в самом начале поста:


Царьград рассказывает интересные нюансы и свой опыт об "Общественной коллегии по жалобам на прессу"


Высшая коллегия по делам общественных коллегий отменила все вердикты Общественной коллегии по жалобам на прессу и признала её объектом пропаганды и набором не соответствующих действительности фактов.
Решение Высшей коллегии последовало в ответ на суровый вердикт Общественной коллегии по жалобам на прессу. Ранее упомянутая Общественная коллегия посмотрела фильм "Их цель – русские дети", прочла его текстовую версию "Как Запад поставляет депутатов в Госдуму: жёсткие истории Оксаны Пушкиной", и постановила счесть их "пропагандой и набором не соответствующих действительности фактов". Заявление в эту организацию подали упомянутые в наших расследованиях тогдашний депутат Госдумы Оксана Пушкина (главная героиня), глава центра "Насилию.нет"*. Анна Ривина, юристы Мари Давтян и Алёна Попова.

Стол, стул и гранты

Если вы запутались, то признаемся: свою Высшую коллегию мы только что придумали, организовали и провели её заседание в собственном кругу. Дело в том, что полномочий у неё ровно столько же, сколько у наших уважаемых обвинителей, даром что их организация существует уже более 15 лет.
Хотя существует – это сильно сказано. У "коллегии" есть две палаты, президиум, адрес в интернете и комната в здании на Зубовском бульваре где-то на одном этаже с агентствами недвижимости и Фондом защиты гласности. Нет в открытом доступе юридического адреса, нет ИНН, зато есть гордая строка "Проект реализуется при поддержке Фонда президентских грантов".
Ради этого, собственно, всё и затевалось?

Заставляют извиняться?

Получив претензию, мы всерьёз думали, что возможен разговор с какой-то солидной организацией, можно поспорить, привести аргументы, привлечь общественное внимание… Увы!
Председатель Союза журналистов России, политический обозреватель, телеведущий, продюсер Владимир Геннадьевич Соловьёв дипломатично сравнил эту коллегию с товарищеским судом:

Её возглавляет Михаил Федотов, бывший руководитель Совета по правам человека, он сейчас является секретарём Союза журналистов России. Но эта коллегия не входит в состав Союза журналистов, это отдельная организация. Туда, например, входит Владимир Познер, в эту коллегию. И когда-то, когда он что-то сказал о том, что у китайцев узкие глаза, на него написали тоже бумагу. И эта коллегия заставила его извиниться. А вообще чаще всего в эту коллегию пишут бабушки, которым не понравилось, что сказал, например, Малахов во время ведения программы.

Вспомнив про президентские гранты, журналист также спросил Владимира Соловьёва: "Нет ли ощущения, что эта коллегия существует для того, чтобы осваивать бюджет, если он откуда-то есть?", на что Владимир Геннадьевич был вынужден ответить лишь: "Последнее ваше высказывание я не буду комментировать". Иногда молчание подобно крику.

Юридизированный консультант

Лучшим местом в вердикте коллегии стал, несомненно, развёрнутый "анализ" наших публикаций кандидатом общественных наук Ольгой Николаевной Матвеевой. Это опытный эксперт, у которого основное место работы – АНО "Лингвистический экспертно-консультационный центр", сферы интересов – "иностранные агенты", ЛГБТ**-пропаганда, оскорбление чувств верующих, экстремизм, образование – юриспруденция и филология в Алтайском госуниверситете. Кандидат филологических наук пишет с ошибками ("приводится два небольших фрагмента из двух статьей" – орфография, "все замещается отрицательной оценкой инициативы, основывающейся на том, что она базируется…" – стилистика, и т.д.). Отношение к закону у юриста тоже своеобразное.
Ольга Николаевна признаёт, что Царьград уже ответил на основные обвинения Пушкиной и Ко в своих публикациях (например, "В фильме Царьграда ищут разжигание ненависти. Сочувствуем ненавидящим"), но этот ответ не устраивает её, внимание, потому что:

… данная позиция демонстрирует подмену понятия языка вражды его юридизированными (так в "экспертном мнении"! – Ред.) формами, а также подмену вопросов профессиональной этики юридической составляющей спорной коммуникации.

Можно перечитывать и наслаждаться. То есть в глазах этих людей отдельно существуют "язык вражды" и "профессиональная этика", которые можно трактовать как угодно ("кто первым надел халат, тот и врач"), и отдельно – "юридическая составляющая". В переводе на русский: "В суде мы ничего доказать не можем, но вы всё равно не правы и вообще плохие".
Царьград полагает, что неэтично изымать детей из семьи без наиубедительнейших причин, что неэтично выносить на суд общественности и просто в суд каждую семейную размолвку. Эксперт Ольга Матвеева полагает, что неэтично анализировать только 2 из 21 "статьей" законопроекта, а также воздерживаться от перечисления многочисленных наград Оксаны Пушкиной.
Вот и вся разница в ценностях.
Надо отметить ещё одну важную деталь. В своём решении комиссия "просит факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику".
То есть люди, обвиняющие Царьград в пропаганде (да, мы пропагандируем семейные и христианские ценности), сами намерены пропагандировать – иного слова не подберёшь – свой "обвинительный вердикт" в образовательных учреждениях. Царьград намерен уточнить, в какой форме и на каких законных основаниях пройдут эти "обсуждения состоявшегося решения", покажут ли там наш фильм-расследование или только огласят обвинение. И, разумеется, мы готовы прислать на них своих представителей. Гарантируем, что и филологически, и юридически они будут куда более грамотны, чем эксперт Матвеева.

Что с того?

Царьград готов защищать свою позицию на нормальных, всеми признанных площадках. Никак не в кабинете 441 на Зубовском, 4.
Таких площадок три.
Первая – дискуссия в СМИ. Открытая, свободная, без "товарищеских судов". Аргумент с одной стороны – возражение с другой. Старая традиция великой русской публицистики.
Вторая – Союз журналистов России. Можно направить официальную претензию, указать, что те или иные авторы не отвечают высоким требованиям, предъявляемым к профессии журналиста. Мы, опять же, представим свои возражения.
Третья – суд. Именно туда напрямую отправился, например, политик Роман Худяков, как только проиграл дополнительные выборы в Госдуму. Ему очень хочется назначить Царьград виновным за свои многочисленные страдания – имеет право, и вопрос будет решаться, как выражается эксперт, в "юридизированном" ключе.
А коллегии по измерению ширины глаз – это, простите, не из нашей этики.

*"Насилию.нет" - включён в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

28 Сентября 2021

** Движение ЛГБТ запрещено в России





--------------------------------------


Новости "Россия 24". "Общественная коллегия по жалобам на прессу" юридически не существует

Материал от 04 июня 2018







--------------------------------------


Так называемая «Общественная Коллегия по жалобам на прессу» атаковала и телеведущего Владимира Соловьёва – за его передачи о движении «СТОП-ГОК».
Поддержала "Общественная коллегия" при этом, по сути, одного мошенника и одного поджигателя чужого имущества (преступления обоих этих граждан подтверждены приговорами уголовных судов).

 

«Цимес» в том, что два руководителя этого абсолютно завравшегося объединения, поддержанного «Общественной коллегией», впоследствии были осуждены уголовными судами: один за участие в поджоге имущества ненавидимой им компании, второй – и вовсе за мошенничество (причём, связанное не с Томинским ГОКом, т.е., там личность у гражданина, похоже, в принципе криминальная»).



Московец Томинский ГОК Коллегия





Казанцев мошенничество Томинский ГОК коллегия




То есть, по-видимому, некое «родственное по душам» созвучие гражданам, совершающим корыстные преступления, есть у многих участников этой странной «Общественной Коллегии по жалобам...». К счастью - не у всех.

 

Что еще интересно: движение «СТОП-ГОК» проиграло АБСОЛЮТНО ВСЕ судебные процессы, после чего признало это - и самоликвидировалось.


Иначе и быть не могло, потому что невозможно выигрывать, когда всё, что этого движения есть – это враньё челябинцам, с целью максимально долгого получения с них денег (на те самые судебные процессы, главным образом).



СТОП-ГОК самоликвидировался




Как оказалось, уголовников и лжецов поддержала еще и «Общественная коллегия по жалобам на прессу». Это как вообще произошло? Быть может, в порыве «этичности»? Или же просто - на почве совпадения жизненных ценностей у ряда членов "Коллегии" и уголовников? Причем, уголовников, совершивших корыстные (подчеркну это) преступления?

В чем вообще причины систематически проявляемой симпатии ряда членов "Общественной Коллегии по жалобам на прессу" к лицам, совершающим корыстные уголовные преступления - лично мне непонятно.
Но уже явно просматривается, что симпатии "Общественной Коллегии по жалобам на прессу" в уголовникам, совершающим корыстные преступления - есть, и носят неоднократный характер.


 

Впрочем, вот что по этому поводу сказал сам Владимир Соловьёв и журналисты издания «Коммерсантъ»:

«Членов коллегии господин Соловьев назвал «псевдосудьями» и «ненавистниками всего того, что происходит в России». «Совершенно неясно, с какой радости какие-то граждане решили взять и назвать себя так. Ни один телевизионный канал их вообще не признает. Кто они такие? Они решили, что имеют право судить журналистов. Решили, что их мнение хоть сколько-нибудь значимо и взяли на себя функцию третейского судьи»,– рассказал Владимир Соловьев в эфире радиопрограммы.

По мнению журналиста, решение по его высказываниям может выносить только суд, поэтому активистам «Стоп-ГОКа» следует обращаться туда, а не к общественной коллегии. «Они вообще не способны пойти в суд и ничего не способны сделать, поэтому они идут к своим идеологически близким, прекрасно понимая, что в суде у них нет перспектив»,– прокомментировал господин Соловьев.

Как ранее сообщал «Ъ-Южный Урал», общественная коллегия по жалобам на прессу обнародовала решение по жалобе активистов челябинского экологического движения «Стоп-ГОК» на ведущего Владимира Соловьева и радиопрограмму «Полный контакт». Эксперты признали выводы журналиста, озвученные в эфире, противоречащими нормам журналисткой этики. В выводах коллегия признала, что ведущий озвучил недостоверную информацию, а обвинения участников «Стоп-ГОКа» носят «очевидно одиозный голословный характер». Эксперты сошлись во мнении, что господином Соловьевым, «осуществлено конструирование образа врага в лице политической оппозиции, манипулятивными способами осуществлена попытка произвести раскол среди городской общественности города Челябинска». При этом члены коллегии отметили, что не могут «указать» автору оспоренного материала на необходимость «соблюдать правила профессии и нормы журналистской этики», поскольку в принципе не могут никому и ничего «указывать» и кого-либо к чему-то «обязывать».


Владимир Соловьев и Коллегия по жалобам на прессу





--------------------------------------


У «Общественной коллегии по жалобам на прессу» очередной диссонанс с признанными и уважаемыми, пророссийски настроенными людьми. На этот раз - с президентом России. А нужна ли вообще стране такая «коллегия», какой она является не в теории, а на практике?



Президент России Владимир Путин присвоил почетное звание «Заслуженный деятель искусств Российской Федерации» Тиграну Кеосаяну.
Данная информация содержится в Указе Президента Российской Федерации от 12.04.2024 № 257 «О награждении государственными наградами Российской Федерации», размещенном на сайте «Официальное опубликование правовых актов».

 

Напомним, что три года назад так называемая «Общественная коллегия по жалобам на прессу» заявляла о программе Тиграна Кеосаяна следующее:

«Коллегия полагает … что «политизированный балаган» в лице псевдосатирической программы [Тиграна Кеосаяна на НТВ – прим. ред. Интермонитора] обнаруживается, с одной стороны, одной из составляющих повседневной государственной пропаганды, поскольку большинство из собранных в неё «шуток» без зазора ложится на официальную пропагандистскую линию, а с другой — наносит урон как государству, его репутации, так и российскому обществу в целом».

 

Награждение Тиграна Кеосаяна Президентом России явно носит не ситуативный характер, а является оценкой долговременных профессиональных усилий Тиграна Эдмондовича. Поэтому, мы полагаем, что налицо расхождение в оценках «правильного» и «неправильного» между сомнительной, по нашему мнению, «Общественной коллегией по жалобам на прессу» и руководством Российской Федерации.

Судя по реакции крупных российских СМИ на эту награду, «Общественная коллегия» по вопросу «что такое хорошо и что такое плохо?» порой находится чуть ли не в противофазе с пророссийски настроенными людьми. В том числе, с теми, кто на практике, а не в теории, доказал свою состоятельность и эффективность как журналист.

Довольно показательно, на наш взгляд, и то, что решение этой «Коллегии» в отношении передачи Тиграна Кеосаяна было с воодушевлением воспринято по свежим следам в 2021 году пропагандистскими ресурсами западных стран, которые отнесены сегодня к категории недружественных России.

 

Редакция Интермонитора полагает, что может считаться довольно объективной стороной по отношению к «коллегии». Так как, даже встав, по сути, на защиту «этики наркоперевозчика» (о котором в общественно значимой ситуации писал Интермонитор), «Общественная коллегия» была вынуждена упомянуть, что Интермонитор пишет правду и делает это высокопрофессионально.

 

С одной стороны, «Коллегия по жалобам на прессу» не признана ведущими российскими СМИ и телеканалами в качестве арбитра даже в моральных вопросах. С другой стороны, мы полагаем, что, тем не менее, она приносит вред обществу, пытаясь рассуждать о том, что якобы «неэтично» рассказывать правду о судимом за незаконный оборот наркотиков наркоперевозчике.
Или, пытаясь обеспечивать информационную поддержку проекту граждан, один из которых впоследствии за свои действия оказался судимым за мошенничество, а второй затем был уголовно осужден за умышленный поджог чужого имущества.

Столь кардинальное расхождение с общественными интересами (как их понимаем мы) и до сего дня выглядело, на наш взгляд, не слишком хорошо. Но после сегодняшнего награждения уважаемого господина Кеосаяна Указом Президента Российской Федерации, пожалуй, деятельность этой «Коллегии» начинает смотреться совсем уж одиозно.
Целесообразность существования организации, которая именно таким образом расставляет приоритеты – на наш взгляд, вызывает всё больше вопросов. Особенно – как раз в теме «урона государству», о которой «Общественная коллегия по жалобам на СМИ» бралась рассуждать.


Интермонитор



--------------------------------------


«Общественная коллегия по жалобам на прессу» и на Ульяну Скойбеда «наезжала». Главред «Комсомольской правды»: "Они регулярно рассматривают жалобы против нас, мы их решения регулярно не признаем. Они все с большим азартом нас обвиняют - мы их игнорируем"


Общественная коллегия по жалобам на прессу - Ульяна Скойбеда Комсомольская правда

Это при том, что Ульяна Скойбеда ездит по стране, лично общается со всеми сторонами конфликтов и пишет материалы, которые показывают все позиции  и заставляют задумываться, что же для общества в том или ином конфликте важнее.

 

А в это время некие самоназванные «общественники», творчество многих из которых или вообще публично почти неизвестно, или известно немногим, рассуждают, что, мол, Скойбеда плохо работает журналистом.

 

А заступается «Общественная коллегия по жалобам на прессу» при этом то за уголовников, то за тех, кто впоследствии становится уголовником (возможно, и потому, что получил моральную поддержку этой так называемой «коллегии», и повысил поэтому активность).




--------------------------------------


Почему такой диссонанс между статусом некоторых членов "Коллегии по жалобам на прессу" и результатом работы этой "коллегии"? Вынесу из комментариев в одной из соцсетей.


- /А насчёт этой коллегии я сейчас только от Вас узнал./

Я тоже ранее не знал о ней. Однако узнав, пришел к обоснованному выводу, что при всех плюсах, декларированных на бумаге, в реальности она деструктивна.
И считаю, что об этом люди должны знать.



-- Посмотрел информацию о них, вижу довольно много достаточно известных имён. А почему тогда, на ваш взгляд, они выносят настолько странные решения?


- У меня субъективное ощущение, что в массе своей эти люди, возможно, не особо вообще вникают в то, что исследовать должны. Впечатление, что им дают подготовленный материал и они его, по сути, визируют. Не знаю, как там всё на самом деле делается, но сравнивая статус некоторых членов «коллегии» и наблюдая конечный результат – вот предположил, откуда может проистекать столь резкий диссонанс.

Потому что, там есть и откровенные ляпы (вплоть до несоответствия того, что они пишут тому, что в документах, которые они должны были анализировать), и прямое несоответствие их собственному Уставу.
Не думаю, что серьёзные люди стали бы так делать, если бы вникли. А вот вариант, что им, возможно, принесли готовое, или подали информацию так, чтобы подтолкнуть к выводу (а они перепроверять не стали)- вполне допускаю.

Судья, в отличие от этой «Коллегии по жалобам на прессу», разбирает документы. анализирует. И указывает их оценку в мотивированном решении. А эта странная организация попросту игнорирует многие важные вещи.
Начиная, как я уже сказал, с собственного Устава.

При этом у них разборов обращений - примерно полтора в год. Т.е., вероятно, востребованность там невысокая. Возможно - как раз ввиду качества исполнения.

Ведь, к примеру, если взять наш эпизод с поддержкой этой «Общественной коллегией по жалобам на прессу» наркоперевозчика, правду о преступлении которого рассказывал Интермонитор.
В результате обращения в эту организацию, наркоперевозчик получил массу новых упоминаний своего преступления, которое он как раз хотел бы не упоминать. А Интермонитор - получил признание, что он пишет правду и пишет её профессионально.
Но вот, по мнению «коллегии», это неэтично" - потому что, ну зачем Интермонитор правду рассказывал о преступнике-наркоперевозчике всем? Вот такая там логика.

Не уверен, что наркоперевозчик рад результату.
При этом Интермонитор оказался в компании с НТВ, Комсомольской правдой, Телеканалом 360, Соловьёвым и множеством других широко известных изданий и журналистов. Вполне неплохо, на мой взгляд.

Не исключаю, что они как раз ввиду отсутствия потока желающих приобщиться и стали разбирать противоречащий их Уставу кейс Интермонитора.

Ну а теперь уже мне интересно ими заниматься.


-- А, они на Интермонитор наехали. Я просто не знал.


- Да, они наши материалы о наркоперевозчике Дмитрие Бучельникове, который решил претендовать на звание "Лучший таксист России" по его жалобе «анализировали». Бучельников, судимый за незаконный оборот наркотиков, обращался в Роскомнадзор - тот ответил Бучельникову, что мы ничего не нарушили.
В суд этому уголовнику идти было не с чем - его адвокат это сам вслух сказал.


БУчельников Дмитрий Екатеринюург приговор за наркотики


И тогда судимый за наркотики Бучельников решил попытать счастья в этой сомнительной организации, в «Общественной коллегии по жалобам на прессу».


А у этой «Общественной коллегии» правило: если одна из сторон хочет в суд - они не принимают материал к рассмотрению. Мы прямо сказали, что хотим в суд, ну и что не признаём юрисдикцию этой вот организации тоже сказали.
А они всё равно решили рассмотреть - в нарушение своих же правил.

Ну и вот - в итоге сказали, что мы написали правду, сделали это высоко профессионально, но "не этично", по их мнению, рассказывать о судимом за незаконный оборот наркотиков гражданине, претендующим на звание «лучшего» (т.е., в нашем понимании – примера для подражания), что он судимый незаконный оборот наркотиков...

Меня такое странное поведение заинтересовало. И я увидел, что там вообще многое необыкновенно интересно: в фаворе почему-то оказываются уголовники.


СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ  ЭТИХ ДВОИХ ПОЛУЧИЛ ПОДДЕРЖКУ СО СТОРОНЫ  «ОБЩЕСТВЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ». ПОТОМ ИХ СУДИЛИ



А вот, например, очень профессиональная и честная журналист «Комсомольской правды» Ульяна Скойбеда - нет.


Общественная коллегия по жалобам на прессу - Ульяна Скойбеда Комсомольская правда



И не только Ульяна Скойбеда порицаема этой сомнительной "коллегией". Некоторые решения этой организации вызывают вопрос о том, не приносит ли её деятельность вред Российской Федерации как государству?

Вот, например, история с Тиграном Кеосаяном, в которой "Общественная коллегия по жалобам на прессу", пожалуй, кажется стоящей куда ближе к позиции почившего в 2024 году известного российского террориста и экстремиста (тот тоже, как пишут недружественные России издания, высказывался о Кеосаяне), нежели к позиции Президента России:


Тигран Кеосаян награжден президентом России, а Общественная коллегия по жалобам на прессу его порицала



Ну и я показываю, что выявляю. Пусть люди видят , с кем им дело придется иметь, обращаясь в "Общественную коллеги по жалобам на прессу. И пусть решат, надо ли им в такую "коллегию" обращаться - чтобы потом радоваться результату, а не наоборот.

В целом, пример того, какие выводы делает член «Общественной коллегии», реально вникнувший в документы и ситуацию, можно наблюдать на примере «Особого мнения» высоко профессионального медиаэксперта Павла Нетупского – вот тут можно ознакомиться.


Ющук Евгений Леонидович,
Главный редактор издания Интермонитор




--------------------------------------


Общественная коллегия по жалобам на прессу поддерживала не только уголовников. О странных заявлениях "коллегии" при поддержке иноагента "Мемориал"


Общественная коллегия по жалобам на прессу не только занималась «этикой наркоперевозчика» и не только поддерживала проект уголовников, которые впоследствии были осуждены: один - за умышленный поджог чужого имущества, а второй – за мошенничество.

Серийной защитой уголовников с общеуголовными статьями у этих самоназванных «борцов за этику» портфолио не ограничивается. Они в своих действиях идут намного дальше и глубже.

В частности, эта так называемая «коллегия» ещё и в унисон с недружественными Российской Федерации государствами выступает – по вопросу политически ангажированных общественных организаций.
Типичный пример – с «Мемориалом»*, который (или один из которых, т.к. их много создано под немного разными названиями) решил «сохранить память» нацистских преступников, после чего и был ликвидирован в России официально.

Как «Общественная коллегия по жалобам на прессу» защищала «Мемориал»? А вот так:


СНАЧАЛА ПРЕДЫСТОРИЯ.

2016 год, РБК:
В пресс-службе Минюста позже подтвердили, что НКО включена в реестр иностранных агентов. «В ходе проведенной Минюстом России проверки установлены факты получения международной общественной организацией «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» денежных средств от иностранных источников, а также выявлены признаки участия в политической деятельности», — заявили в ведомстве. Чиновники не пояснили, в чем выражается участие НКО в политической деятельности и от каких западных организаций общество получало деньги.

5 сентября этого года Минюст начал внеплановую проверку международного общества «Мемориал».
Ведомство проводило проверку по обращению из Генпрокуратуры, которая 10 августа направила в Минюст требование о необходимости внеплановой ревизии, сообщал РБК официальный представитель Генпрокуратуры.

В 2013 году прокуратура по поручению Минюста уже проверяла деятельность «Мемориала». Тогда же было выдано предписание «Мемориалу» за​ отказ регистрироваться в качестве иностранного агента. В ноябре 2015 года Минюст признал иностранным агентом научно-информационный центр «Мемориала».

Помимо этого, в списке иностранных агентов находятся зарегистрированный в Москве​ правозащитный центр «Мемориал» и межрегиональная общественная организация «Информационно-просветительский центр «Мемориал» (Екатеринбург).

https://www.rbc.ru/politics/04/10/2016/57f390559a79470a2c2aa48c



2021 год, ВЕДОМОСТИ:
На ежегодной встрече Путина с членами президентского Совета по правам человека (СПЧ) 9 декабря журналист Николай Сванидзе попросил обратить внимание на ситуацию с ликвидацией общества и правозащитного центра «Мемориал». Путин выразил надежду на справедливое судебное разбирательство, отметив, что перед встречей с членами СПЧ ему «предоставили справки», в которых есть информация, что «Мемориал» защищает организации, включенные в террористический и экстремистский список.

«Вы [Сванидзе] сказали, что «Мемориал» является основным хранителем памяти о жертвах политических репрессий в Советском союзе. Я к этому так всегда и относился. Есть исследования, которые проводили израильские специалисты. Они обнаружили в списке тех, кто причисляется «Мемориалом» к жертвам политических репрессий, таких граждан как Петровских Петр, Лисовский, Ковалевский», – говорил Путин.
В «Мемориале» после этого заявляли, что записи, посвященные перечисленным персонажам, были заблокированы несколько месяцев назад, как только появились новые данные об их биографиях. В прениях в Верховном суде исполнительный директор международного «Мемориала». Елена Жемкова говорила, что «ошибки возможны, и на них надо обращать внимание и исправлять».

По словам израильского историка Арона Шнеера, Павел Ковалевский был пособником немцев во время Второй мировой войны, совершал преступления в городе Лудзе. В базе «Мемориала» указано, что Ковалевский в апреле 1945 г. был признан виновным в измене Родине (58-1а и 58-11 УК РСФСР) и приговорен к 20 годам каторжных работ с последующим поражением в правах сроком на пять лет. В качестве источника информации указана база данных «Польские заключенные воркутинских лагерей». Между тем, в статье Шнеера говорится, что Ковалевский – «один из организаторов Лудзенского гетто, участник ареста и казни коммунистки Кравцовой, участник расстрела 35 евреев в июле 1941 г. в Лудзе, заместитель коменданта Лудзенского гетто, один из организаторов расстрела 800 евреев Лудзы 17 августа 1941 года».

Шнеер также говорит, что еще двое «нацистских карателей» фигурируют в базе «Мемориала». Это Петр Петровский, который, как указывает историк, принимал участие в расстрелах мирного населения, и Иван Лисовский – «принимал активное участие в убийствах 11 000 евреев Даугавпилса, лично добивал лопатой беззащитных людей, мародерствовал».

https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2021/12/28/903038-kak-prohodila-likvidatsiya-memoriala


2021 год, FORBES
Ликвидировать «Мемориал» осенью попросила Генпрокуратура. Формальным поводом стало отсутствие на некоторых материалах организации пометки о признании ее иноагентом, говорится в сообщении «Мемориала». Но в ходе судебного процесса он усмотрел другую причину: «Генеральная прокуратура утверждает, что мы неправильно трактуем советскую историю, «создаем лживый образ СССР как террористического государства», «обрушиваем критику на органы государственной власти».

Верховный суд принял решение о ликвидации «Мемориала» 28 декабря. В ходе прений представитель Генпрокуратуры заявил, что организация «создает лживый образ СССР как террористического государства, обеляет и реабилитирует нацистских преступников» (цитата по «Коммерсанту»). «Мемориал» и его защита просили отказать в удовлетворении иска Генпрокуратуры. Сразу после заседания защита пообещала обжаловать решение. За «Мемориал» в ходе процесса публично заступались в том числе российские лауреаты Нобелевской премии мира Михаил Горбачев и Дмитрий Муратов, ученые РАН и Ельцин-центр.

https://www.forbes.ru/society/451391-priznannyj-inoagentom-memorial-poobesal-prodolzit-rabotu-posle-likvidacii


ИТАК, МИНИМУМ С 2016 ГОДА ПО 2021 ГОД «МЕМОРИАЛ» ИМЕЛ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С «СОХРАНЕНИЕМ ПАМЯТИ» НАЦИСТСКИХ ПРЕСТУПНИКОВ НА ЕГО САЙТЕ, А ТАКЖЕ С ПОПЫТКАМИ, ПО СУТИ, ПЕРЕПИСЫВАНИЯ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.

ПРИ ЭТОМ «МЕМОРИАЛ» ПЛОДИЛ ПОД ЭТИМ БРЕНДОМ МАССУ РАЗНЫХ СТРУКТУР, КОТОРЫЕ ОБЫВАТЕЛЕМ ВОСПРИНИМАЛИСЬ ПРИМЕРНО КАК НЕЧТО ЦЕЛОЕ И БЫЛИ ОБЪЕДИНЕНЫ ТЕМАТИКОЙ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯМИ СОБЫТИЙ ИСТОРИИ.

НО, КОГДА ДОХОДИЛО ДО СУДА, «МЕМОРИАЛЫ» НАЧИНАЛИ РАССКАЗЫВАТЬ, ЧТО ОНИ ВСЕ ОЧЕНЬ РАЗНЫЕ И ВООБЩЕ ДАЖЕ НИКАКАЯ НЕ ЕДИНАЯ СТРУКТУРА. ВРОДЕ КРУЖКОВ ПО ПЛЕТЕНИЮ МАКРАМЕ, ВИДИМО – НУ, В ИХ ЛОГИКЕ.


А ТЕПЕРЬ – ПРО «ОБЩЕСТВЕННУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ» В СВЯЗИ С «МЕМОРИАЛОМ»

Что я увидел на скриншоте со страницы самоназванной «Общественной Коллегии по жалобам на прессу»:

2017 год: «Общественная Коллегия по жалобам на прессу» выступает, по сути, в защиту «Правозащитного центра Мемориал», обвиняя телекомпанию НТВ в том, что она «фактически зачисляет в иноагенты» конкретные общественные организации.

При этом рассмотрение данной жалобы этой так называемой «Коллегией», напомню, в 2017 году, начинается со слов :«Говоря о правозащитном центре Мемориал», к этому названию приделана «звёздочка». А в конце опуса «Коллегии» указано, что тот, который под звёздочкой, ещё в 2015 году «включен Минюстом РФ в реестр НКО выполняющих функции иностранного агента».



Общественная коллегия по жалобам на прессу поддерживает не только уголовников но и иноагента - в частности, Мемориал
Коллаж фрагментов со страницы "Общественной Коллегии по жалобам на прессу" по вопросу сюжета телекомпании НТВ



Я не знаю, где тут логика. Мне непонятно, каким образом телекомпания в 2017 году, по мнению «Коллегии» «фактически зачисляет в иноагенты конкретные организации» - при том, что заявитель, по поводу заявления которого вынесено так называемое «решение», по информации от самой же «Коллегии», был зачислен уже пару лет назад в иноагенты государством (а вовсе не телекомпанией НТВ).

По крайней мере, из того, что я вижу на странице этого «кружка по интересам», у меня так получается вывод. Может, конечно, они и напортачили в своей писанине и имели в виду нечто иное - но это они так написали, а я всё же не телепат. А может, они реально не вдумываются в то, что пишут, и у них просто стоит задача написать что-нибудь в пользу тех, кто им нравится и против тех, кого они не любят?

Впрочем, у людей, которые умудрились рассуждать об «этике наркоперевозчика», искать логику, наверное, особого смысла нет. Кроме, пожалуй, логики
«имитации бурной деятельности» – возможно, в надежде включить в отчёт побольше заседаний и получить грант. По крайне мере, это хотя бы как-то объясняет то, что я вижу на примере «Мемориала» со звёздочкой» и телекомпании НТВ.



Кстати, на заседание (суда, конечно, а не самоназванного «кружка по интересам») по запрету «Мемориала» вполследствии пришли представители государств, список которых, на мой взгляд, подтверждает, а не дезавуирует мнение телекомпании НТВ.

По крайней мере, так видится из материала компании РЕН-ТВ от 29 декабря 2021 «Представители восьми стран прибыли на суд по делу "Мемориала"»


Удивительное единение так называемой «Общественной коллегии по жалобам на прессу»  и недружественных России стран  в выборе объекта для поддержки

https://ren.tv/news/v-rossii/920991-predstaviteli-vosmi-stran-pribyli-na-sud-po-delu-memoriala


* Организация «Мемориал» сначала была признана Иноагентом, а затем запрещена судом на территории Российской Федерации



ВЫВОДЫ

По моему мнению, если однажды мы увидим, что эта так называемая «Общественная коллегия по жалобам на прессу» сама закрыта государством за поддержку иноагентов (да и инициатив уголовников, пожалуй, тоже) – не удивлюсь.

Тогда это может войти в Историю как печальный пример того, как любитель грантов собрал вокруг себя людей, которые не удержались в государственных и окологосударственных структурах, и, не утруждая себя и их тем, чтобы вникать в суть вопросов, попросту «рисовал» совершенно тенденциозные, пусть порой и абсурдные (вот, как с «этикой наркоперевозчика») решения.

Неудивительно, что такой «кружок по интересам» вместо символа этичности и профессионализма превратился в глазах реально работающих, качественных, честных журналистов в символ, на мой взгляд, глупости и, возможно, алчности.
Такая явная деградация хорошей (по замыслу) инициативы вызывает печаль у тех немногих членов «Коллегии», которые действительно хотят и умеют разбираться в ситуациях, попадающих в «Коллегию». Но, вероятно, по принципу «каков Поп – таков и Приход», они, увы, не могут изменить положение вещей, при котором «Коллегия» сремительно деградирует.

P.S.
Я стал интересоваться этим странным кружком после того, как судимый за приобретение наркотиков и попавшийся на их перевозке гражданин Дмитрий Бучельников пожаловался в «Коллегию» на издание «Интермонитор». Бучельникову не нравится наше расследование, в котором мы рассказали историю этого наркоперевозчика и высказали наше мнение, что, наверное, не место таким людям в числе обладателей звания «Лучший таксист России».
Потому что, «лучший» в чём-либо – это пример для подражания. А человек, совершивший гнусное, спланированное, многоходовое преступление с наркотиками, на образец для подражания, на наш взгляд, в принципе не тянет.

Более того, мы высказали пожелание встречаться с наркоперевозчиком в суде, если он имеет к нам претензии. И мы сказали, что хотим в суде отстаивать свою позицию, потому что уверены, что журналист должен говорить людям правду. Всю правду.

Но желание идти в суд является основанием для отказа в рассмотрении жалобы по правилам самой «Коллегии». Однако ей, вероятно, и на собственные правила наплевать – поскольку она все равно начала рассмотрение.
Возможно, такая активность «Коллегии» - оттого, что уже набралась критическая масса, а в обществе сформировалась оценка реальной пользы (точнее, вреда) от обращения в «Коллегию» - вот они и они хватаются чуть ли не за каждого, кто, так сказать, голову в их дверь засунет. У них же примерно полтора заседания в год в последнее время.

Так вот, по итогу своих посиделок «Коллегия» высказала мнение, что мы написали действительно чистую правду, а адвокат наркоперевозчика дополнил тем, что мы сделали это профессионально грамотно. Более того, «Коллегия», пусть и не представляющая собой что-либо серьёзное, по сути, подняла нас на уровень крупнейших российских СМИ. Ну, потому что она поставила Интермонитор в один ряд с центральными телеканалами и крупнейшими изданиями.

Правда при этом наркоперевозчик таксист Бучельников, который шел к «Коллегии» за тем, чтобы про его судимость за наркотики не рассказывали, получил ещё множество подтверждений того, что он действительно отсидел за незаконный оборот наркотиков. Но, быть может, ему это нравится – мне неизвестно.




В моей картине мира, идти за затыканием рта журналистам, а получить вместо этого публично примерно такую мысль: «Да, Бучельников покупал и возил наркотики. Да, это незаконый оборот наркотиков, тяжкое уголовное преступление. Да, Дмитрий Бучельников сидел за наркотики. Журналисты написали правду об уголовном деянии Бучельникова. Но, может, не надо людям это рассказывать, а?», - результат не позитивный.

Но то – в моей картине мира. Я не претендую на единственно верное мнение. В конце концов, я и наркотики не покупаю и не перевожу, поэтому допускаю, что у уголовника-наркоперевозчика Бучельникова может быть иная логика.


Фрагмент приговора Дмитрия Бучельникова, осужденного за незаконный оборот наркотиков

Фрагмент приговора Дмитрия Бучельникова, осужденного за незаконный оборот наркотиков


Ну, то есть, мы - точно не в числе пострадавших от так называемой «Коллегии». Пусть даже её «решения» и являются «филькиной грамотой», какую может составить любая группа людей, ощутивших себя этичными, с их личной точки зрения.

Но! Мы считаем, что, когда некая группа лиц заявляет, что у наркоперевозчика в принципе может быть этика, а правду от людей журналистам надо утаивать – вот это я считаю недопустимым и вредным для общества.
И именно поэтому я начал внимательно смотреть, а чем же занимается эта самоназванная организация. Что вижу – показываю. И буду показывать. В общественных интересах.


Ющук Евгений Леонидович,
Главный редактор издания Интермонитор



--------------------------------------


Удаление информации из Интернета. Стирание                   негатива из Интернета


 



ПРИМЕРЫ РАССЛЕДОВАНИЙ ПО ОТКРЫТЫМ ИСТОЧНИКАМ, КОТОРЫЕ ВЫПОЛНИЛ ЕВГЕНИЙ ЮЩУК

Кейс Евгения Ющука по открытым источникам

————————————————

Деанонимизация Интернет-бота. Расследование                   Евгения Ющука по открытым источникам

————————————————

Евгений Ющук. Журналистское расследование по                   сфабрикованному в отношении предпринимателя уголовному                  делу

————————————————


Хёрст Шкулёв структура собственности



————————————————

telebashnya-ekaterinburg-deanonimizatsya

————————————————

Депутат Поклонская. Расследование Евгения                   Ющука.

————————————————

rassledovanie-yushchuk-kolya-iz-urengoya

————————————————

grudinin-pavel-nikolaevich

————————————————

yushchuk-zhurnalistskoe-rassledovanie


————————————————


Захар Петрович Ивачев и Андрей                   Владимирович Гориславцев

————————————————


Квашнина                   анна Евгеньевна. Экология рек Урала


————————————————


Екатерина (Эрика) Ферфис. Кейс                         "Принуждение к правде"


————————————————


Антирейдерские мероприятия. Евгений Ющук

————————————————

Ольга Вячеславовна Глацких - кто и почему                         атаковал Глацких


————————————————

Уралгидромедь и экология в Полевском


————————————————


Ильин                         виктор Иванович Североуральск депутат



————————————————


Status House                   (Алушта). Отзывы жильцов. Расследование



————————————————

Онкологический центр им. Блохина


————————————————



Дзюба                         Ольга Ниеолаевна. Екатеринбург. РАНХиГС



————————————————



Заповедник Денежкин Камень. Национальный                         парк Денежкин камень


————————————————


Долженко Руслан Алексеевич РАНХиГС



————————————————


Томинский ГОК и                         СТОП-ГОК


————————————————

Онкологический центр им. Блохина



————————————————


Олег                   Чегодаев #амбфссадор_уральских_гор


————————————————


Ющук Евгений                   Леонидович сломал многолеьнюю систему                  "сноса" директоров в РАНХиГС


————————————————

Гиперпатриоты Канада. Россотрудничество. Алла                   Суворова Канада политика. Русские люди в Канаде.                  Расследовение Евгений Ющука


————————————————

Виктор Ильин депутат Североуральск


————————————————


Дистрибьюторы БАДов Тяньши (Tiens) в условиях пандемии Ковид


————————————————



Михаил Евсин, Светлана Ковыляева, Елена                             Поспелова, Юсьвинский муниципальный округ



————————————————


Расследование Евгения Ющука по открытым                   источникам

* «Правый сектор» — организация, запрещенная в России по решению Верховного суда

ХОТИТЕ УЗНАТЬ, ЭФФЕКТИВНЫ ЛИ МЕТОДЫ РАБОТЫ ЕВГЕНИЯ ЮЩУКА?

ПОСМОТРИТЕ МНЕНИЕ ГЕНПРОКУРАТУРЫ РФ:

Отзывы противников о методах работы Евгения                   Ющука

(подробнее — здесь)

ИЛИ

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ЭТОТ ФАКТ:

kurs-professora-e-l-yushhuka-v-fsb-rossii


ИЛИ

ОЗНАКОМЬТЕСЬ С ЭТИМ КЕЙСОМ:

Ющук Евгениц Леонидович. Кризисный PR


ИЛИ

ПОСЛУШАЙТЕ ОТЗЫВЫ НАШИХ ПРОТИВНИКОВ:

Отзывы противников о методах работы Евгения                   Ющука

(подробнее — здесь)





Открытый мастер-класс Ющука Евгения Леонидовича. Ющук Евгений Леонидович "Конкурентная разведка против PR в живом эфире". В порядке ответа на
"Черный список", автор которого Кузнецов Сергей Валентинович

Блог поддержки открытого мастер-класса Ющука Евгения Леонидовича. Ющук Евгений Леонидович "Конкурентная разведка против PR в живом эфире". В порядке ответа на
"Черный список", автор которого Кузнецов Сергей Валентинович

Пример разработки объекта методами конкурентной разведки: Кузнецов Сергей Валентинович

Результат работы конкурентной разведки по объекту - на примере Кузнецова С.В.: Кузнецов Сергей Валентинович

Кейс: Как Артюх Евгений Петрович партии менял

Инцидент "профессор Евгений Ющук победил в суде депутата Леонида Волкова" - о сочетании информационных и судебных методов воздействия.

Еще ряд подробностей по депутату Леониду Волкову из инцидента "Ющук против Волкова"